Сек­су­аль­но­го ма­нья­ка за­ка­зы­ва­ли?

Ко­неч­но, ис­то­рия эта – со счаст­ли­вым кон­цом, од­на­ко за­быть та­кое не удаст­ся!

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - Анонс Содержание -

Все ле­то мне, как на­роч­но, са­ми лез­ли в ру­ки кни­ги с ис­то­ри­я­ми об из­на­си­ло­ва­ни­ях. изн Да и так «вез­ло»: то по­друж­ки су­да­чи­ли­а­чи су­да о ма­нья­ках, то фильм ф вклю­чу не во­вре­мя – нна той са­мой сцене, ко­гда д несчаст­ная аме­рир ка­ноч­ка­ка ка­ноч идет в тем­ном пе­ре­ул­кел­ке пе­ре­ул но­чью, где-то на ок­ро­кра­и­не­ра­ине Дет­рой­та, в шта­те Ми­чи­ган, а за ней ма­нья­кяк ма­нья – в де­ся­ти ша­гах. Бо­тин­ка­мин­ка­ми Бо­тин гул­ко сту­чит по ас­фас­фаль­ту,фаль­ту, сво­лочь. Она идет, ппри­слу­ши­ва­ет­ся, нерв­но­но нервн огля­ды­ва­ет­ся че­рез ппле­чо, по­прав­ля­ет сум­ку, , от­бра­сы­ва­ет за спи­ну у во­ло­сы… По­том ка­ко­го-о-то ка­ко­го тип­чи­ка уви­де­ла и ууско­ри­ла шаг. Он за ней:неей: топ-топ-топ… А она: стук-стук-стук на каб­луч­ках. Он быст­рее и быст­рее, по­ка эти «топтоп» и «стук-стук» не пе­ре­рас­тут в дробь ав­то­ма­та… А по­том – ли­бо нож сверк­нул, ли­бо он ее на зем­лю за­ва­лил, урод!..

В об­щем, бы­ло это нес­про­ста – про­шед­шим ле­том до­ве­лось пе­ре­жить иди­от­скую ис­то­рию. Жа­ри­ща сто­я­ла страш­ная. До та­кой сте­пе­ни, что по­до­брать под­хо­дя­щую одеж­ду ока­за­лось за­да­чей непро­стой. Ну что по­при­лич­нее на­це­пить на рра­бо­ту,у, ко­гдад на тер­мо­мет­ре боль­ше ттрид­ца­ти гра­ду­сов? Вы­брВы­бра­ла – май­ка, ко­рот­кая юбюб­ка и сан­да­ли­ки на пло­ско­плос­кой по­дош­ве. С го­ло­вой пр­про­ще: вы­мы­ла во­ло­сы и даж­да­же су­шить фе­ном не стста­ла – пусть куд­ря­вят­ся нна сол­ныш­ке, про­сох­нут и так! За­пер­ла кварк­вар­ти­ру на ключ, а по ддо­ро­ге за­бе­жа­ла к мам­ма­ме на ра­бо­ту в мест­ную ббиб­лио­те­ку. Рас­ска­за­ла еей, что у ме­ня дел в ре­дакц­ре­дак­ции немно­го – па­роч­ку мат­ма­те­ри­а­лов сдам главре­ду и к ше­сти-се­ми ве­че­ра бу­ду ддо­ма. Ма­ма, по­пра­вив очоч­ки на носу, ядо­ви­то зам­за­ме­ти­ла: – Ну, ты вы­рвы­ря­ди­лась! Юбоч­ка не кко­рот­ко­ва­та? – Да лад­но, мам! – от­мах­ну­лась яя. – Все так хо­дят! Мне жже не со­рок еще, что­бы ддра­пи­ро­вать­ся до пят!.. – Ой-ой-ойой! – рас­сме­я­лась ма­ма. – Посмот­рим, что ты за­по­е­за­по­ешь, ко­гда те­бе со­рок сстук­нет! Свет­ка, я не про­тив ми­ни-юбок, но все-та­ки ты жур­на­ли­сжур­на­лист у ме­ня, а не тан­цов­щи­ца в кор­де­ба­ле­те. И ма­еч­ку мож­но бы­ло ме­нее об­тя­ги­об­тя­ги­ва­ю­щую подыс­кать… – Мам, мне все­го два­дцать. Дай ппо­жить, а? – Лад­но! Бе­ги уже, – вздох­ну­ла ма­ма, по­ни­мая, что спо­рить бес­по­лез­но, ведь ха­рак­тер у ме­ня от­цов­ский – упря­мый и ре­ши­тель­ный. В об­щем, чмок­нув ро­ди­тель­ни­цу в щеч­ку, я упорх­ну­ла в лет­ний зной, за­ткнув уши на­уш­ни­ка­ми пле­е­ра. Жи­вем мы не­по­да­ле­ку от од­но­го при­мор­ско­го го­ро­да, и до трол­лей­бус­ной оста­нов­ки мне от се­ла на­до про­ша­гать вдоль трас­сы ми­нут со­рок, не мень­ше. По­шла, в об­щем. По­ка­чи­вая бед­ра­ми в такт лю­би­мой груп­пе Red Hot Chili Peppers, ми­но­ва­ла мо­стик и свер­ну­ла за по­во­рот к трас­се. Здесь ма­ши­ны нес­лись быст­ро, об­да­вая при­до­рож­ной пы­лью. Ми­нут два­дцать ша­га­ла, слу­шая хи­ты и гло­тая вы­хлоп­ные газы здо­ро­вен­ных фур, ко­то­рые дви­га­лись по встреч­ке. Ста­ла по­ду­мы­вать, не вый­ти ли пря­мо по трав­ке на пе­ше­ход­ный тро­туар­чик? Ас­фальт­ная до­рож­ка тя­ну­лась сле­ва, вдоль вы­со­ких тем­но-зе­ле­ных ку­стар­ни­ков, за ко­то­ры­ми скры­ва­лось боль­шу­щее по­ле пше­ни­цы. Я за­ме­ти­ла, что в пол­ста мет­рах от ме­ня, воз­ле кри­во­ва­той мо­ло­день­кой ви­шен­ки сто­ит ка­кой-то

Я уви­де­ла это­го пар­ня, но тут же о нем за­бы­ла...

па­рень. Невы­со­кий, в уз­ких ко­рич­не­вых шта­нах, по­хо­жих на спор­тив­ные, в вы­го­рев­шей се­рой майке и, не­смот­ря на жа­ру, в без­ру­кав­ке. По­до­шла бли­же: па­рень за­со­вы­вал гряз­ные яго­ды се­бе в рот, же­вал и упор­но ды­ря­вил ме­ня взгля­дом. Псих ка­кой-то… – Де­вуш­ка, сколь­ко щас вре­мя? – спро­сил он при­глу­шен­но, не от­ры­ва­ясь от по­еда­ния виш­ни. Это бы­ло врас­плох. Сду­ру, по при­выч­ке, я улыб­ну­лась в от­вет: – 11 ча­сов и 45 ми­нут! Гля­ну­ла на него – он весь был ка­ким-то… невзрач­ным. Под­жа­рый, жи­ли­стый, пле­ши­вый, гла­за – во­об­ще не раз­бе­решь… Да и ли­ца не за­пом­нишь – про­сто од­но из тол­пы. Вот я его и за­бы­ла. Как толь­ко се­ла в трол­лей­бус. День на ра­бо­те про­бе­жал в тру­дах. Ви­тя, наш иро­нич­ный доб­ряк, бард и главред в од­ном фла­коне, к мо­им тек­стам пи­тал сла­би­ну, по­это­му я ли­хо все сда­ла, по­лу­чи­ла на­чаль­ствен­ный «одоб­рямс» – и ме­ня от­пу­сти­ли до­мой. И сно­ва пред­сто­ял путь ми­мо по­сто­ян­но ку­да-то спе­ша­щих авто. Ве­че­ром хо­дить так бы­ло страш­но­ва­то: не дай бог, тор­моз­нет тач­ка и за­та­щат внутрь – пик­нуть не успе­ешь! По­том толь­ко труп твой най­дут в мо­ре или под де­ре­вом, в меш­ке из-под са­ха­ра, ага… От гре­ха по­даль­ше свер­ну­ла на тро­туар. «Те­перь ма­нья­кам ме­ня не до­стать», – ра­до­ва­лась я, с удо­воль­стви­ем по­гля­ды­вая на мель­кав­шие за по­ло­сой га­зо­на вся­кие там «фор­ды», «той­о­ты» и «шко­ды». И все бы хо­ро­шо – но та­щить­ся со­рок ми­нут до­мой ужас­но не хо­те­лось. А не сре­зать ли путь? Ре­ши­ла ид­ти че­рез по­ле… Ныр­нув под зе­ле­ную ар­ку де­ре­вьев, пе­ред са­мим по­лем я вне­зап­но услы­ша­ла тихие и мяг­кие ша­ги. Не бы­ло ни трес­ка ве­ток, ни зву­ка раз­дав­лен­ных но­га­ми же­лу­дей – ни­че­го по­хо­же­го. Очень вкрад­чи­во, ста­ра­ясь сту­пать бес­шум­но, кто-то шел за мной. Не успе­ла да­же огля­нуть­ся, как это де­ла­ют де­вуш­ки в ки­но, как он на­пал!.. Жи­ли­стая смуг­лая ру­ка за­хва­ти­ла мое пле­чо, слов­но в кап­кан и лег­ла на грудь: я ока­за­лась при­жа­та спи­ной, бед­ра­ми и го­ло­вой к чу­жо­му те­лу. За­ты­лок мой лег на чей-то под­бо­ро­док, ко­то­рый боль­но да­вил. Чу­жое те­ло да­же сквозь одеж­ду жгло нестер­пи­мым жа­ром… – Хо­чешь за­нять­ся сек­сом? – гром­ко со­пя, по­ин­те­ре­со­вал­ся ма­ньяк. – Нет, – уди­ви­лась и пре­ду­пре­ди­ла: – От­стань, ду­рак, я же кри­чать бу­ду… Наш об­мен ре­пли­ка­ми рас­по­ла­гал к бе­се­де боль­ше, чем к борь­бе, но я не те­ря­лась. Изо всех сил от­ча­ян­но ляг­ну­ла на­силь­ни­ка и ста­ла вы­кру­чи­вать­ся из-под его ру­ки. Боль­ше ни один из нас не ска­зал ни сло­ва… Как и все ду­ры-жерт­вы из ре­аль­ной жиз­ни, а не из ки­но, я не кри­ча­ла, а спа­са­ла свою шку­ру. На­под­дав ду­ра­ку-ма­нья­ку – и ру­ка­ми, и но­га­ми, на­со­вав ему опле­ух и ту­ма­ков, смог­ла раз­вер­нуть­ся к нему ли­цом. Те­перь мы бо­ро­лись, что на­зы­ва­ет­ся, гла­за в гла­за. Вот то­гда я и узна­ла пар­ня, ко­лу­пав­ше­го при­до­рож­ную виш­ню! Это разо­зли­ло ме­ня окон­ча­тель­но. Ес­ли бы ты хоть кра­сав­чи­ком был, ско­ти­на! Я утро­и­ла уси­лия, по­ни­мая, что луч­ше умру, чем ока­жусь под та­ким… Да­рить свою дев­ствен­ность ка­ко­му-то де­гра­ди­ру­ю­ще­му ма­нья­ку?! Да ни за что! Мы рух­ну­ли, ло­мая ку­стар­ник. Гос­по­ди, ка­ким же силь­ным ока­зал­ся этот щуп­лый сек­су­аль­ный ма­ньяк!.. Ру­ки его блуж­да­ли по мне, за­ди­рая юб­ку. Он под­ми­нал ме­ня, и с каж­дой се­кун­дой я те­ря­ла свои по­зи­ции. На­ка­ти­ла пер­вая и на­сто­я­щая вол­на ужа­са… Там, за ку­стар­ни­ка­ми, за зе­ле­ной по­ло­сой га­зо­на по-преж­не­му ры­ча мо­то­ра­ми и рас­се­кая по шос­се, гна­ли авто, еще све­ти­ло лет­нее солн­це, шла жизнь… А ме­ня в ку­стах на­си­лу­ет при­ду­рок­ма­ньяк, и я не мо­гу его с се­бя! спих­нуть. Ну ни­как не мо­гу!.. Ко­гда ру­ка это­го уро­да на­ча­ла рвать на мне тру­си­ки, я озве­ре­ла. Ярость? Да, это бы­ло то са­мое ощу­ще­ние! Вдруг мой ма­ньяк вы­тя­нул вверх шею, нерв­но огля­ды­ва­ясь во­круг, и я, под­га­дав мо­мент, уда­ри­ла ко­ле­ном в нена­вист­ный пах. Но… про­ма­за­ла. Од­на­ко пять се­кунд его за­ме­ша­тель­ства ме­ня спас­ли – по­лу­чи­лось столк­нуть с се­бя на­силь­ни­ка и вско­чить. Он то­же под­нял­ся и, ко­гда сно­ва схва­тил ме­ня за пле­чи, я еще раз убе­ди­лась в том, что ма­ньяк – ду­рак. Ну кто так хва­та­ет-то? С си­лой толк­ну­ла сво­лочь на зем­лю. Он с раз­ма­ху сел на зад­ни­цу, а я… Бо­же, ни­ко­гда в жиз­ни так не бе­га­ла!.. По­мча­лась, не раз­би­рая до­ро­ги, сми­ная жел­тые ко­ло­сья пше­ни­цы и ца­ра­пая но­ги о ка­кие-то ко­люч­ки. Кровь при­ли­ла к ли­цу и сту­ча­ла в вис­ках, серд­це вы­пры­ги­ва­ло из гру­ди. Про­ле­те­ла по­ле стре­лой, а по­том до ме­ня вдруг до­шло, что по­го­ни нет, а на­встре­чу идет групп­ка од­но­сель­чан, изум­лен­но гла­зе­ю­щих на пе­ре­пу­ган­ную дев­чон­ку в мя­той и гряз­ной юб­ке… По­хо­же, имен­но их по­яв­ле­ния ис­пу­гал­ся ду­рак­ма­ньяк!.. Я пе­ре­шла на шаг и обер­ну­лась – со­всем как в гол­ли­вуд­ском ки­но. Но нет, пре­сле­до­ва­ния не бы­ло. Шла, пы­та­ясь отрях­нуть юб­ку от на­лип­шей гря­зи. Я по­чти пла­ка­ла, по­чти. Боль и ужас на­ко­нец ме­ня на­стиг­ли. Ни­ко­гда боль­ше не бу­ду но­сить ко­рот­кие юб­ки. В жиз­ни не на­де­ну!

Кто-то бес­шум­но крал­ся за мной, а по­том на­пал! Пять се­кунд его за­ме­ша­тель­ства ме­ня спас­ли...

Све­та К. ни­ко­гда не по­до­зре­ва­ла, что мо­жет стать жерт­вой на­па­де­ния пря­мо по­сре­ди бе­ло­го дня…

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.