Граж­дан­ская по­зи­ция, или Пой­мать Хо­ло­стя­ка

Istorii Iz Zhizni S Yumorom - - Cодержание -

Эй, Жег­лов! — слы­шу, как толь­ко вы­хо­жу из подъ­ез­да, и сра­зу же уско­ряю шаг. — Ну что там, ло­вишь бан­ди­тов? Ро­ди­на мо­жет спать спо­кой­но? За спи­ной раз­да­ет­ся взрыв сме­ха, на несколь­ко се­кунд за­глу­шая стук ко­стя­шек до­ми­но. «Ко­гда вы уже уго­мо­ни­тесь, — бур­чу се­бе под нос. — Нет, ну на­до же, два ме­ся­ца про­шло, а им все ней­мет­ся!» Июнь­ское утро вы­да­лось сол­неч­ным, я встал, как обыч­но, с рас­све­том,

сде­лал на бал­коне за­ряд­ку на все груп­пы мышц. Моя же­на Ва­ля лю­бит вор­чать, что де­вять утра — это да­ле­ко не с рас­све­том, а два при­се­да­ния и три отжимания вряд ли счи­та­ют­ся за­ряд­кой, но я ду­маю, это про­сто от за­ви­сти — она-то вы­нуж­де­на каж­дый день хо­дить на ра­бо­ту, а я уже три ме­ся­ца на пен­сии. И зна­е­те, как бы­ва­лый пенсионер хо­чу ска­зать: вра­нье все это, что, мол, пен­сия — заслу­жен­ный от­дых. От­дых тут и ря­дом не ва­лял­ся! Мой день рас­пи­сан по ми­ну­там: проснуть­ся, по­зав­тра­кать, схо­дить в ма­га­зин или на ры­нок, по­том обед, по­сле­обе­ден­ный сон, за­тем вы­хо­жу во двор с му­жи­ка­ми в до­ми­но иг­рать. Ну а ров­но в 19:00 по­удоб­ней уса­жи­ва­юсь у те­ле­ви­зо­ра — это вре­мя мо­ей лю­би­мой пе­ре­да­чи — «Кри­ми­наль­ная стра­на». Вот с ней, соб­ствен­но, и свя­зан тот са­мый слу­чай, за ко­то­рый ме­ня про­зва­ли Жег­ло­вым. В том па­мят­ном вы­пус­ке рас­ска­зы­ва­ли ис­то­рию неко­е­го Сер­гея Г. по про­зви­щу Хо­ло­стяк, ред­кост­но­го мер­зав­ца, на­жи­вав­ше­го­ся на без­за­щит­ных жен­щи­нах. Жертв сво­их Хо­ло­стяк вы­би­рал с осо­бой тща­тель­но­стью — ча­ще все­го это бы­ли мо­ло­дые успеш­ные да­мы, су­мев­шие на­ко­пить или по­лу­чить при раз­во­де зна­чи­тель­ный ка­пи­тал. Пре­ступ­ная схе­ма афе­ри­ста со­сто­я­ла в том, что­бы влю­бить в се­бя жен­щи­ну, вте­реть­ся в до­ве­рие, же­нить­ся на ней, по­до­ждать, по­ка она пе­ре­пи­шет на него иму­ще­ство, и, при­хва­тив в ви­де бо­ну­са все дра­го­цен­но­сти и на­лич­ность су­пру­ги, скрыть­ся в неиз­вест­ном на­прав­ле­нии. Влю­бить жен­щи­ну в се­бя Хо­ло­стя­ку бы­ло со­всем не слож­но, бла­го внеш­но­стью он об­ла­дал бо­лее чем за­по­ми­на­ю­щей­ся — гре­че­ский про­филь, бе­ло­зу­бая улыб­ка, ку­да ни ткни, од­ни мыш­цы и за­гар... Немно­го пор­тил об­щую кар­ти­ну лишь шрам над его ле­вой бро­вью, но раз­ве жен­щин пой­мешь — счи­та­ют, не­бось, что это да­же кра­си­во. — Ну и па­ра­зит,— недо­воль­но про­вор­чал я, по­ка­чав го­ло­вой. — На­до же, ка­кой кра­сав­чик,— за­яви­ла вдруг моя Ва­ля, ото­рвав­шись от вя­за­ния. Нет, ну вы толь­ко по­ду­май­те! Че­ло­век же­сто­ко и под­ло об­ма­ны­ва­ет невин­ных ба­ры­шень, остав­ляя их на бо­бах, а ей — «кра­сав­чик»! В об­щем, па­рень не нра­вил­ся мне все боль­ше и боль­ше. — В дан­ный мо­мент на сче­ту пре­ступ­ни­ка уже че­ты­ре об­ма­ну­тых женщины, с каж­дой из ко­то­рых он со­сто­ит в офи­ци­аль­ном бра­ке по под­лож­ным до­ку­мен­там, — ве­щал тра­ги­че­ский за­кад­ро­вый го­лос на фоне сю­же­та о том, как Хо­ло­стяк в до­ро­гом ко­стю­ме, улы­ба­ясь во весь рот, охму­ря­ет в ре­сто­ране оче­ред­ную жерт­ву. — Сер­гей Г. объ­яв­лен в ро­зыск, в ми­ли­ции пред­по­ла­га­ют, что он мог за­лечь на дно — на вре­мя, необ­хо­ди­мое для из­го­тов­ле­ния оче­ред­ных фаль­ши­вых до­ку­мен­тов и вы­бо­ра жерт­вы. На этом пе­ре­да­ча за­кон­чи­лась, Ва­лен­ти­на с важ­ным ви­дом пе­ре­клю­чи­ла на се­ри­ал, и я бла­го­по­луч­но за­был бы об этом ти­пе вме­сте с его пре­ступ­ны­ми афе­ра­ми, ес­ли бы не... со­ле­ные огур­цы. На­ча­лось все с то­го, что Ва­ля со­бра­лась ва­рить со­лян­ку. И, как это ча­сто бы­ва­ет у мо­ей до­ро­гой су­пру­ги, эта идея при­ш­ла ей в го­ло­ву со­вер­шен­но вне­зап­но, по­то­му как для со­лян­ки до­ма бы­ла толь­ко ка­стрю­ля. По­слав ме­ня в ма­га­зин за про­дук­та­ми, она за­бы­ла вне­сти в спи­сок са­мое глав­ное — со­ле­ные огур­цы. Но это вы­яс­ни­лось уже то­гда, ко­гда я вер­нул­ся до­мой. В об­щем, при­шлось за ни­ми то­пать на бли­жай­ший ба­зар­чик. Де­нек вы­дал­ся жар­кий, и, про­хо­дя ми­мо лет­ней пло­щад­ки ка­фе, я по­ду­мал: «А по­че­му бы не на­гра­дить се­бя за тру­ды пра­вед­ные

бо­каль­чи­ком хо­лод­но­го пи­ва?» Ска­за­но — сде­ла­но, я ведь муж­чи­на и сло­во с де­лом у ме­ня не рас­хо­дит­ся. За­шел в ка­фе и тут, про­хо­дя ми­мо сто­ли­ков, вдруг за­ме­тил зна­ко­мое ли­цо. Гре­че­ский про­филь, шрам над ле­вой бро­вью… Черт возь­ми, да это же тот са­мый брач­ный афе­рист из пе­ре­да­чи, охот­ник за бо­га­ты­ми да­ма­ми! Со­мне­ний не бы­ло: точ­но Хо­ло­стяк. На­вер­ня­ка об­ха­жи­ва­ет оче­ред­ную жерт­ву. Прав­да, де­вуш­ке, ве­се­ло сме­ю­щей­ся ря­дом с ним, бы­ло от силы лет два­дцать, но ма­ло ли что за­ду­мал га­де­ныш на этот раз! Ста­ра­ясь не вы­дать вол­не­ния, сел неда­ле­ко от ве­се­ло бол­та­ю­щей па­роч­ки. «Что же де­лать? Нель­зя же дать ему ускольз­нуть от пра­во­су­дия»,— кру­ти­лось в го­ло­ве, но ни од­ной ум­ной мыс­ли не при­хо­ди­ло. По­дой­ти к пре­ступ­ни­ку и заявить, что я его узнал? Глу­по и опас­но. А вдруг у него пи­сто­лет? Или, уви­дев пе­ред со­бой му­же­ствен­но­го и силь­но­го со­пер­ни­ка, он обе­зу­ме­ет и пыр­нет ме­ня вил­кой в жи­вот? И тут я вспом­нил: при вхо­де на ры­нок сто­ит ми­ли­цей­ская ма­ши­на! Вот у ее эки­па­жа точ­но есть все пра­ва и воз­мож­но­сти для то­го, что­бы за­дер­жать подозреваемого до вы­яс­не­ния об­сто­я­тельств. Чув­ствуя се­бя Джейм­сом Бон­дом, я на­це­пил сол­неч­ные оч­ки и чуть ли не бе­гом от­пра­вил­ся к ми­ли­ци­о­не­рам. — Чем мо­гу по­мочь? — спро­сил мо­ло­день­кий сер­жант. Я в двух сло­вах опи­сал си­ту­а­цию. Сер­жант недо­вер­чи­во по­ко­сил­ся на ме­ня, но все же со­гла­сил­ся прой­ти в ка­фе. Сла­ва бо­гу, Хо­ло­стяк со сво­ей спут­ни­цей все еще на­хо­дил­ся там. — Доб­рый день, — ко­зыр­нул сер­жант. — Предъ­яви­те до­ку­мен­ты, по­жа­луй­ста. —А в чем, соб­ствен­но, де­ло? — уди­вил­ся Хо­ло­стяк. — До­ку­мен­ты вполне мо­гут быть фальшивыми, — шеп­нул я ми­ли­ци­о­не­ру. — А вы во­об­ще кто та­кой? — на­хму­рил­ся афе­рист, по­до­зри­тель­но взгля­нув на ме­ня. — Си­де­ли тут, гла­зе­ли на нас, ду­ма­е­те, я не за­ме­тил? А те­перь вот еще и ми­ли­цию при­ве­ли... У вас слу­чай­но не сол­неч­ный удар, дя­дя? — Ин­те­рес­но, а вы его до­ку­мен­ты про­ве­ря­ли? — спро­си­ла де­вуш­ка сер­жан­та, ука­зав на ме­ня. — Да я же узнал те­бя, афе­рю­га, — не вы­дер­жал я. — А вы, де­вуш­ка, бла­го­да­рить долж­ны за то, что спас вас и ва­ше иму­ще­ство! Ду­ма­е­те, ес­ли я пенсионер, то ни­че­го не знаю о си­ту­а­ции в стране? Да мы с же­ной на­мед­ни смот­ре­ли пе­ре­да­чу, в ко­то­рой те­бя, Хо­ло­стяк, по­ка­зы­ва­ли! — Я ткнул паль­цем пар­ню в грудь, ощу­щая се­бя в тот мо­мент лей­те­нан­том Ко­лом­бо, рас­крыв­шим слож­ное пре­ступ­ле­ние. Но наг­лец лишь рас­сме­ял­ся мне в ли­цо: — Муж­чи­на, на пен­сии на­до в до­ми­но во дво­ре иг­рать и с вну­ка­ми на ры­бал­ку хо­дить, а вы пре­ступ­ни­ков ло­ви­те! Я оша­ра­шен­но ог­ля­нул­ся на сер­жан­та, но тот то­же улы­бал­ся во весь рот. — Да ведь это ин­сце­ни­ров­ка все, по те­ле­ви­зо­ру-то, вос­со­зда­ние, так ска­зать, ре­аль­ных со­бы­тий, — за­явил па­рень. — А я са­мый обыч­ный ак­тер, в мест­ном те­ат­ре ра­бо­таю. Вы что, ду­ма­ли, на­сто­я­щий пре­ступ­ник, ко­то­рый еще и в ро­зыс­ке сей­час, бу­дет на ка­ме­ру по­ка­зы­вать, как он бо­га­тых да­мо­чек охму­ря­ет?! И они все втро­ем — ми­ли­ци­о­нер, де­вуш­ка и «пре­ступ­ник» — друж­но рас­хо­хо­та­лись. Вот так за­кон­чи­лась моя по­чти что де­тек­тив­ная история. И все бы­ло бы хо­ро­шо, ес­ли бы этот са­мый мо­ло­дой сер­жан­тик не ока­зал­ся пле­мян­ни­ком Гриш­ки из тре­тье­го подъ­ез­да, ну а даль­ше вы, на­вер­ное, и са­ми до­га­да­лись... С тех пор уже два ме­ся­ца со­се­ди успо­ко­ить­ся не мо­гут — сто­ит вый­ти на ули­цу, как сра­зу слы­шу: «Ну что, Жег­лов? Всех пре­ступ­ни­ков пе­ре­ло­вил?» Кста­ти, с тех пор я пе­ре­стал смот­реть «Кри­ми­наль­ную стра­ну». Ну их к чер­тям, эти фаль­ши­вые пе­ре­да­чи с под­став­ны­ми ак­те­ра­ми! Те­перь каж­дый ве­чер вклю­чаю «Встать, суд идет!» — вот это со­вер­шен­но дру­гое де­ло! Тут по­ка­зы­ва­ют ин­те­рес­ные про­цес­сы пря­мо из за­ла су­да. И это вам не де­ше­вый те­ат­рик — вид­но, что су­дья — че­ло­век се­рьез­ный, опыт­ный, не ка­кой-то ак­те­риш­ка. В по­след­ней пе­ре­да­че, кста­ти, оши­боч­но об­ви­ни­ли со­вер­шен­но неви­нов­но­го в под­жо­ге, а это сде­лал его друг, ко­то­рый сви­де­те­лем был, — точ­но он, ру­ку даю на от­се­че­ние! Стран­но, что су­дья не за­ме­тил, но я-то его хо­ро­шо за­пом­нил, ма­ло ли что…

Нель­зя дать ему ускольз­нуть от пра­во­су­дия! Но что же де­лать? Как его за­дер­жать? По­зо­ву-ка я милиционера!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.