Маль­чиш­ки и дев­чон­ки, а так­же их ро­ди­те­ли...

Istorii Iz Zhizni S Yumorom - - Cодержание -

Вра­чу не обя­за­тель­но дру­жить с вра­чом, ак­те­ру — с актером, а по­ва­ру — с по­ва­ром. Но так уж по­лу­чи­лось, что на­ша мно­го­дет­ная се­мья мно­го лет дру­жит с дру­гой мно­го­дет­ной се­мьей, при­чем рез­вые Вер­биц­кие по­сто­ян­но об­хо­дят на пол­го­ло­вы (то бишь опе­ре­жа­ют на од­но­го ре­бен­ка) и, как вы­яс­ни­лось, в от­ли­чие от нас с Ви­кой, оста­нав­ли­вать­ся на до­стиг­ну­том во­все да­же и не со­би­ра­ют­ся... Мы с То­ля­ном оба непло­хо за­ра­ба­ты­ва­ем, но на­ши до­хо­ды не по­спе­ва­ют за рас­хо­да­ми, и вы­во­зить свои се­мей­ства на Маль­ди­вы или да­же в Тур­цию воз­мож­но­сти не име­ем. По­это­му все­гда вы­би­ра­ли эко­ном­ва­ри­ан­ты от­ды­ха — что-ни­будь по­про­ще и по­де­шев­ле. А в про­шлом го­ду ре­ши­ли объ­еди­нить­ся и мах­ну­ли с па­лат­ка­ми на бе­рег Дне­пра. Трех­не­дель­ный экс­пе­ри­мент ока­зал­ся на ред­кость удач­ным, так что этим ле­том ре­ши­ли его по­вто­рить. При­це­пи­ли к мо­ей «Ни­ве» и се­ми­мест­но­му ми­ни­вэну Вер­биц­ких при­це­пы, по­гру­зи­ли в них по­жит­ки и по­еха­ли. На­ше преж­нее «стой­би­ще» бы­ло за­ня­то, но на­шли еще луч­ше — песня, а не ме­сто! Быст­ро (на­сколь­ко это воз­мож­но при на­ли­чии та­ко­го ко­ли­че­ства де­тей) раз­би­ли ла­герь и при­ня­лись ак­тив­но от­ды­хать. Но бли­же к ве­че­ру жене То­ля­на вдруг по­пло­хе­ло, она за­би­лась в па­лат­ку и за­та­и­лась там на па­ру ча­сов. Ко­гда ее по­зва­ли к ужи­ну, вы­полз­ла из сво­ей нор­ки и что-то за­шеп­та­ла мо­ей Ви­ке. Супруга с оза­бо­чен­ным ви­дом вы­слу­ша­ла по­дру­гу, а по­том по­до­шла к То­ля­ну и ста­ла что-то на­шеп­ты­вать на ухо уже ему. Все это по­хо­ди­ло на дет­скую иг­ру в ис­пор­чен­ный те­ле­фон, и я ду­мал, что сей­час эс­та­фет­ную палочку пе­ре­да­дут мне, но ошиб­ся. Толь­ка по­са­дил свою бла­го­вер­ную в ма­ши­ну, сам сел за руль и… — Не по­нял… — про­бор­мо­тал я, с недо­уме­ни­ем гля­дя вслед отъ­ез­жа­ю­ще­му «Опе­лю». — У Том­ки силь­но жи­вот раз­бо­лел­ся, и То­ли­ку при­шлось ее в боль­ни­цу от­вез- ти, — по­яс­ни­ла Вик­то­рия. — По­ду­ма­ешь, жи­вот! На­вер­ное, съе­ла чего-ни­будь не то… Вы­пи­ла бы ак­ти­ви­ро­ван­но­го уг­ля, и все прошло бы. — У нее низ жи­во­та бо­лит, — мно­го­зна­чи­тель­но уточ­ни­ла же­на и до­ба­ви­ла, — срок уже во­семь недель. — Ни фига се­бе, — при­свист­нул я. — Во да­ют ре­бя­та! А… как же мы? — огля­нул­ся на но­ся­щу­ю­ся по по­ляне, ору­щую и но­ро­вя­щую со­тво­рить ка­ку­ю­ни­будь шко­ду ора­ву. — Со сво­и­ми спра­вим­ся, не во­прос, а вот мел­кие Вер­биц­кие… — Да нам с то­бой толь­ко ночь про­дер­жать­ся, — успо­ко­и­ла ме­ня Вик­то­рия. — Ес­ли Том­ку в ста­ци­о­нар по­ло­жат, так То­лик один зав­тра утром при­е­дет, а в слу­чае лож­ной тре­во­ги — вер­нут­ся вдво­ем. — Ко­гда он обе­щал быть? — спро­сил, под­счи­ты­вая в уме, сколь­ко ча­сов нам при­дет­ся дер­жать обо­ро­ну. — Ра­нень­ко. Ска­зал, не поз­же се­ми. Ночь про­шла на удив­ле­ние спо­кой­но, ес­ли не счи­тать то­го, что че­тыр­на­дца­ти­лет­няя На­таш­ка (на­ша) и пят­на­дца­ти­лет­ний Ярик (не наш) ре­ши­ли по­пла­вать по лун­ной до­рож­ке, и мне при­шлось эту слад­кую па­роч­ку пин­ка­ми раз­го­нять по па­лат­кам. …В семь утра То­лян не при­е­хал. И в во­семь то­же. И в де­вять… И что ху­же все­го, оба мо­биль­ни­ка Вер­биц­ких не от­ве­ча­ли. На­ко­нец в по­ло­ви­ну де­ся­то­го при­я­тель по­зво­нил. Толь­ко по­че­му-то не мне, а мо­ей жене. — Как там Том­ка?! — за­кри­ча­ла она. То­лик, оче­вид­но, стал объ­яс­нять «как», а Ви­ка по­сле каж­дой его фра­зы за­чем-то пе­ре­спра­ши­ва­ла — то ли от вол­не­ния, то ли что­бы сра­зу и ме­ня в курс де­ла вво­дить: — Угро­за сры­ва? Бы­ло по­до­зре­ние на от­сло­е­ние пла­цен­ты? Не под­твер­ди­лось? Вра­чи ре­ши­ли под­стра­хо­вать­ся и на вся­кий слу­чай ее недель­ку по­на­блю­дать? Услы­шав, что с Та­ма­рой все бо­ле­е­ме­нее в по­ряд­ке, вы­рвал у Ви­ки смарт­фон и за­орал в труб­ку: — То­лян, ты где? Что за де­ла? Ты по­че­му на звон­ки не от­ве­ча­ешь?! — Я не мог. Все­го час на­зад из нар­ко­за вы­шел… Эту ин­фор­ма­цию я по­нял по-сво­е­му. — От­ход­няк? На­ки­дал­ся на ра­до­стях, что с Том­кой все обо­шлось? У те­бя со­весть есть? — Со­весть есть. А вре­ме­ни нет. По­это­му слу­шай и не пе­ре­би­вай... Он рас­ска­зал, что ко­гда вез же­ну в боль­ни­цу, у него стал по­ба­ли­вать жи­вот. Еще шу­тил: мол, так То­му лю­бит, что от­тя­ги­ва­ет ее боль на се­бя. Ока­за­лось, со­всем «от­тя­нул» — у нее бо­ли про­шли, а у него с каж­дым ча­сом толь­ко уси­ли­ва­лись. На­де­ял­ся, что по­пу­стит, но к че­ты­рем утра так при­хва­ти­ло, что при­шлось вы­звать «ско­рую». Док­тор, ко­то­рый уда­лял ему ап­пен­дикс, ска­зал, что еще пол­ча­са, и на­чал­ся бы пе­ри­то­нит. Сей­час он ле­жит в ре­ани­ма­ции и еле упро­сил мед­сест­ру, что­бы та на несколь­ко ми­нут да­ла мо­биль­ный, по­то­му что ес­ли врач уви­дит, то всем на­сту­чит в бу­бен. — За­са­да… — про­тя­нул я, ого­ро­шен­ный но­во­стью. — Еще ка­кая, — не стал спо­рить То­лян. — Но ты не пе­ре­жи­вай, я уже с Том­ки­ной ма­мой до­го­во­рил­ся — по­ка мы ва­ля­ем­ся по боль­ни­цам, она при­смот­рит за вну­ка­ми. Я с од­ной сто­ро­ны об­ра­до­вал­ся, но с дру­гой за­со­мне­вал­ся: — Ду­ма­ешь, она с ни­ми в оди­ноч­ку спра­вит­ся? — Лег­ко. Моя те­ща — да­ма су­ро­вая, у нее не за­ба­лу­ешь. Ей бы над­зи­ра­тель­ни­цей в ко­ло­нии стро­го­го ре­жи­ма быть — все за­клю­чен­ные по стру­ноч­ке бы хо­ди­ли! Так что са­жай мою бри­га­ду в свой вез­де­ход и ве­зи к ба­буш­ке. Я стал от­лав­ли­вать млад­ших Вер­биц­ких. Тро­их удалось пой­мать сра­зу, а дво­их при­шлось по­ис­кать. Де­вя­ти­лет­не­го Олега на­шел в ку­стах вме­сте с мо­им вось­ми­лет­ним Алеш­кой — они как раз со­би­ра­лись ко­вы­рять гвоз­дем

Ночь про­шла на удив­ле­ние спо­кой­но, од­на­ко утром То­лян не при­е­хал. Мо­биль­ни­ки дру­зей бы­ли от­клю­че­ны...

ла­до­шки, что­бы по­бра­тать­ся кро­вью. Я ото­брал гвоздь и вы­гнал па­ца­нов на по­лян­ку. Яро­сла­ва то­же на­шел в ку­стах, но в дру­гих, где он са­мо­заб­вен­но це­ло­вал­ся с на­шей На­та­льей. Си­ту­а­ция бы­ла ще­кот­ли­вой, по­это­му под­за­тыль­ни­ки дал обо­им де­ли­кат­ные и объ­яс­нил, что с по­це­лу­я­ми нуж­но по­до­ждать го­ди­ка два или, на край­няк, один. Со­брав от­прыс­ков То­ля­на в пол­ном со­ста­ве на «пла­цу», со­об­щил им о смене дис­ло­ка­ции. Са­мые млад­шие (че­ты­рех­лет­ние близнецы Саш­ка и Паш­ка) друж­но за­ре­ве­ли, Олег и две­на­дца­ти­лет­няя Ка­тя на­су­пи­лись, а Ярик озву­чил об­щее настро­е­ние ко­ман­ды: — Мы к ба­буш­ке Ли­де не по­едем! — по­сле чего мах­нул ру­кой, слов­но от­го­няя ко­ма­ра. Дву­го­ло­сый рев вне­зап­но пре­кра­тил­ся. Я по­вер­нул го­ло­ву и уви­дел, что близнецы ис­чез­ли! — Они спря­та­лись, — по­яс­нил па­рень. — И вы их ни за что не най­де­те, по­ка не раз­ре­ши­те нам остать­ся здесь! Мне ста­ло жал­ко несчаст­ных чил­дре- нов. Дей­стви­тель­но обид­но: пла­ни­ро­вать про­ве­сти вре­мя в ту­ри­сти­че­ском ла­ге­ре, а ока­зать­ся у ба­бы Ли­ды в кон­цен­тра­ци­он­ном. К то­му же де­ти за бо­лез­ни ро­ди­те­лей не в от­ве­те! По­со­ве­то­вал­ся с же­ной и, за­ру­чив­шись ее со­гла­си­ем, при­нял ре­ше­ние. По­зво­нил дру­гу (к сча­стью, у него все еще не ото­бра­ли те­ле­фон). — Во­об­ще-то мне идея нра­вит­ся, — ска­зал Вер­биц­кий-стар­ший по­сле длин­ной па­у­зы. — И Том­ка ее одоб­ри­ла бы. Но… Вы с Ви­тусь­кой хо­ро­шо по­ду­ма­ли? Все-та­ки од­но де­ло чет­ве­рым моз­го­гры­зам ла­ду дать, а дру­гое — де­вя­те­рым! — Пом­нишь, что Ален­то­ва в филь­ме «Москва сле­зам не ве­рит» го­во­ри­ла? Са­мое труд­ное — на­учить­ся тре­мя ру- ко­во­дить, а по­том ко­ли­че­ство не име­ет зна­че­ния. Так что мо­же­те за сво­их чад не пе­ре­жи­вать! — На са­мом де­ле я боль­ше за вас с Ви­кой пе­ре­жи­ваю, — хмык­нул То­лян. — Как бы вы с ин­фарк­та­ми нам в боль­ни­це ком­па­нию не со­ста­ви­ли. — Не бо­ись! — са­мо­на­де­ян­но за­явил я. — Все бу­дет тип-топ! Ска­зать, что нам с же­ной при­хо­ди­лось труд­но, — ни­че­го не ска­зать! В об­щем, вы­тер­пе­ли де­сять дней — ров­но столь­ко, что­бы дру­зей вы­пи­са­ли, и они еще па­ру су­ток слег­ка окле­ма­лись в до­маш­них усло­ви­ях. А по­том дву­мя ход­ка­ми от­вез­ли де­тей и по­жит­ки в го­род. — Ну, как от­дох­ну­ли? — по­ин­те­ре­со­вал­ся То­лик, ко­гда я им с То­мой по опи­си сдал млад­ших Вер­биц­ких. — Нор­маль­но, — со­врал я. — А мы — про­сто от­лич­но! — меч­та­тель­но про­тя­нул при­я­тель. — В боль­ни­це так ти­хо, спо­кой­но… Ле­жал бы и ле­жал!

Ви­ка и я при­ня­ли вполне ге­ро­и­че­ское ре­ше­ние не вез­ти де­тей к ба­буш­ке. Эх, зна­ли бы мы, чего это бу­дет сто­ить...

18

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.