Четваен­ре­осн­то­ге­изйи олог

Istorii Iz Zhizni S Yumorom - - Кто В Доме Хозяин? -

мо­ей со­курс­ни­цей Ири­ной мы арен­ду­ем вме­сте од­но по­ме­ще­ние. Она сто­ма­то­лог, как и я, толь­ко дет­ский. Раз­де­ли­ли ком­на­ту шир­мой на две ча­сти и в по­лу­чив­ших­ся ка­би­не­тах при­ни­ма­ем сво­их па­ци­ен­тов. Да­ли объ­яв­ле­ние, со­ору­ди­ли вы­вес­ку, и частная прак­ти­ка по­шла пол­ным хо­дом. Жи­те­ли мик­ро­рай­о­на то­же ста­ли за­гля­ды­вать. Од­на­ж­ды за­шла кош­ка, вни­ма­тель­но по­смот­ре­ла на ме­ня. — Че­го те­бе? — уди­вил­ся я. Она про­мол­ча­ла. Я был за­нят сме­ши­ва­ни­ем со­ста­ва для плом­би­ров­ки канала, и ки­са пе­ре­шла на Ир­ки­ну по­ло­ви­ну. — Борь­ка, это твоя кра­сот­ка? — Нет. Мест­ная, долж­но быть. — При­шла к те­бе зу­бы под­ле­чить? — Ей на вид лет пять, так что она, ско­рее, твой па­ци­ент! Мы вы­го­ня­ли ко­шеч­ку в ко­ри­дор, но она по­сто­ян­но про­са­чи­ва­лась на­зад. — Жи­вот­ным не по­ло­же­но на­хо­дить­ся в ме­ди­цин­ских учре­жде­ни­ях, — ска­зал я ей. Зверь по­ни­мал, что на­ру­ша­ет ка­ки­е­то пра­ви­ла, но упря­мо про­дол­жал при­хо­дить. — Ты ей опре­де­лен­но нра­вишь­ся, — под­ка­лы­ва­ла ме­ня Ири­на. — Ко­неч­но, я па­рень хоть ку­да! Я стал под­карм­ли­вать хво­ста­тую кра­сот­ку. Ира мор­щи­лась: она лю­би­ла со­бак. Мы спо­ри­ли с ней, кто луч­ше, кол­ле­га на­зло мне пы­та­лась при­карм­ли­вать дво­ро­вых псов. — Я же го­во­рил, что ко­ты ум­нее, — ска­зал я. — Смот­ри, как она се­бя ве­дет с тво­и­ми со­ба­ка­ми во дво­ре. Ждет, ко­гда они съе­дят твои по­дач­ки, а по­том са­ма под­хо­дит. — Неправ­да! Она со­ба­чек от­вле­ка­ет с по­мо­щью зна­ко­мой во­ро­ны, и са­ма все съе­да­ет! Кош­ка бы­ла ни­чьей и по­то­му вна­ча­ле безы­мян­ной, но вско­ре нам ста­ло яс­но, как ее зо­вут. На­при­мер, у нее бы­ла при­выч­ка: си­дит спо­кой­но, и вдруг да­вай но­сить­ся как ненор­маль­ная! На­учи­лась вклю­чать кран в сов­ме­щен­ном сан­уз­ле, в ре­зуль­та­те за­брыз­га­ла во­дой Ирин ха­лат. Та рас­сер­ди­лась и бе­га­ла за ней, что­бы вы­швыр­нуть во двор. Я хо­хо­тал. Но по­том ока­за­лось, что ко­тя­ра на­учи­лась на­жи­мать ры­чаг на сто­ма­то­ло­ги­че­ском крес­ле, и од­на­ж­ды мой па­ци­ент пе­ре­пу­гал­ся, ко­гда из по­лу­си­дя­че­го по­ло­же­ния рез­ко ока­зал­ся в ле­жа­чем. — Мо­жет, ее и прав­да про­гнать? — за­дум­чи­во ска­зал я. — Нет уж, пусть оста­ет­ся, — мсти­тель­но от­ве­ти­ла Ири­на. — Вот ведь бес­тия ка­кая... О, хо­ро­шее имя — Бес­тия! Так и бу­ду ее звать. Пе­ред са­мым Но­вым го­дом, трид­цать пер­во­го чис­ла, ко­гда мы с Ирой хо­те­ли уже за­кры­вать ка­би­нет и ид­ти до­мой празд­но­вать, ей по­зво­ни­ли. Ира дол­го слу­ша­ла, от­ве­ти­ла: — Хо­ро­шо, толь­ко по­ско­рее.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.