КАР­НА­ВАЛ! КАР­НА­ВАЛ!

Istorii Iz Zhizni S Yumorom - - Курьез -

ака­нуне пред­сто­я­ще­го утрен­ни­ка вос­пи­та­тель­ни­ца объ­яви­ла, что в этом го­ду ре­ши­ла не раз­да­вать де­тям ро­лей, а предо­ста­вить воз­мож­ность са­мо­сто­я­тель­но вы­брать ко­стю­мы. — Это шанс и ма­лы­шам про­явить фан­та­зию, и вам, ро­ди­те­ли, — со­об­щи­ла она с та­кой улыб­кой, буд­то это бы­ло хо­ро­шей но­во­стью. Ста­сик мой и вправ­ду об­ра­до­вал­ся, схо­ду объ­явив, что бу­дет Дже­ком Во­ро­бьем — не зря же они с па­пой все вы­ход­ные смот­ре­ли «Пи­ра­тов Ка­риб­ско­го мо­ря». Но ме­ня та­кая пер­спек­ти­ва не вдох­но­ви­ла. Призна­юсь: с кар­на­валь­ным ко­стю­ма­ми у нас в се­мье не сло­жи­лось исто­ри­че­ски. До сих пор жи­ва во мне па­мять о том, как од­на­ж­ды на школь­ный Но­вый год мне по­па­лась роль со­ро­ки­во­ров­ки. Ма­ма, на­до от­ме­тить, то­гда бы­ла в ко­ман­ди­ров­ке. — При­ду­ма­ем че­нить, — уве­рен­но за­явил отец, ко­гда я при­та­щи­ла до­мой кар­тон­ный клюв и бу­маж­ку со сло­ва­ми. Утром сле­ду­ю­ще­го дня, при­ме­рив па­пин на­ряд у зер­ка­ла, я по­ня­ла, что, во-пер­вых, ор­ни­то­лог из ро­ди­те­ля так се­бе, а во-вто­рых, жизнь кон­че­на. Чер­ные жи­лет­ка с юб­кой, ру­баш­ка и пла­сти­ко­вые бу­сы шан­сов на ова­ции не остав­ля­ли. Ни­ка­ких со­ро­кво­ро­вок в зер­ка­ле не бы­ло и по­дав­но, но вот за­то за­дри­пан­ный ре­бе­нок из небла­го­по­луч­ной се­мьи был на­ли­цо. — Я по­хо­жа на дочь Гитлера, — за­вы­ла. — Глу­по­сти, — стро­го за­явил отец и про­тя­нул мне кар­тон­ный клюв. — На вот, на­день. Очень кра­си­во смот­рит­ся. Даль­ше кар­тин­ка блед­не­ет. Пом­ню лишь, как ма­ма­ши, сби­ва­ясь в куч­ки, со­чув­ствен­но пе­ре­шеп­ты­ва­лись: «На­вер­ное, ро­ди­те­ли ал­ка­ши...» С со­дро­га­ни­ем вспо­ми­ная тот слу­чай, я по­обе­ща­ла се­бе, что мой ре­бе­нок ни­ко­гда не пой­дет на празд­ник в убо­гом ко­стю­ме. И по­то­му со Ста­сом мы по­еха­ли вы­би­рать на­ряд не на ры­нок, а в един­ствен­ный в го­ро­де ма­га­зин кар­на­валь­ных ко­стю­мов. — Джек Во­ро­бей? — с со­мне­ни­ем в го­ло­се про­тя­ну­ла про­дав­щи­ца и с ног до го­ло­вы осмот­ре­ла мо­е­го «во­ро­бей­ку». — У нас есть ко­стюм пи­ра­та на ваш воз­раст. Мо­жем что-ни­будь при­ду­мать. Фра­за «что-ни­будь при­ду­мать» вы­зва­ла у ме­ня де­жа­вю, но Ста­сик уже уска­кал в при­ме­роч­ную, по­то­му вре­ме­ни ре­флек­си­ро­вать не бы­ло. Одев сы­на в при­не­сен­ные про­дав­щи­цей ру­ба­ху и пи­рат­ский кам­зол, я осто­рож­но спро­си­ла: — Мо­жет, Че­ло­ве­ка-па­у­ка возь­мем? — Нет, — уве­рен­но за­явил ре­бе­нок. Спо­рить с ним не име­ло смыс­ла — упрям­ством чер­те­нок весь в от­ца. Пи­рат­ской тре­угол­ки в ма­га­зине не на­шлось, по­это­му ее мне при­шлось шить са­мой. А вме­сто брюк, ко­то­рые ока­за­лись слиш­ком длин­ны­ми, про­дав­щи­ца пред­ло­жи­ла взять ка­зац­кие ша­ро­ва­ры — так и вы­шел у нас не то Во­ро­бей, не то сбор­ная со­лян­ка. — На­чи­на­ем утрен­ник! — объ­яви­ла вос­пи­та­тель­ни­ца, и де­тиш­ки под му­зы­ку вбе­жа­ли в зал. Ко­гда по­явил­ся Дед Мо­роз, он по тра­ди­ции ожи­дал сти­хов. И в ка­кой-то мо­мент, мах­нув ру­кой мо­е­му Ста­си­ку, гром­ким ба­сом спро­сил: — А ты что хо­чешь рас­ска­зать, эмм... Мюнх­гау­зен? — Я Жек Иро­бей, — оби­жен­но про­бор­мо­тал Стас. — Ну за­чем? — уди­вил­ся Дед Мо­роз. — Не на­до ро­беть! Ты же немец­кий... кхм... ба­рон! Сза­ди ме­ня од­на ма­ма­ша ше­по­том ска­за­ла дру­гой: «Гос­по­ди, о чем ду­ма­ли, ко­гда оде­ва­ли ре­бен­ка Мюнх­гау­зе­ном?!» Я по­ер­за­ла на ла­воч­ке и твер­до ре­ши­ла: все, в сле­ду­ю­щем го­ду ко­стю­ма­ми пусть за­ни­ма­ет­ся су­пруг!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.