Ино­стран­ный без сло­ва­ря

Istorii Iz Zhizni S Yumorom - - Cодержание -

Ба­буш­ка Ни­но не сда­ва­лась в сво­их по­пыт­ках научить Ко­лень­ку язы­ку его пред­ков по от­цов­ской линии. Са­ма она бы­ла кав­каз­ских кро­вей, гор­ди­лась сво­им упор­ством и ни в ка­кую не хо­те­ла при­зна­вать тот факт, что внук ее ли­шен вся­че­ских фи­ло­ло­ги­че­ских на­клон­но­стей. — Ни­ко­ло, — на гру­зин­ский ма­нер зва­ла она вну­ка. — Ну по­че­му ты не хо­чешь учить гру­зин­ский? Твой дед был гру­зи­ном, твой отец — гру­зин, ты сам на­по­ло­ви­ну гру­зин! — Хо­чу ко­лат­ку, — со­вер­шен­но не раз­де­ляя с ба­буш­кой ее от­ча­я­ния, от­ве­чал Ко­ля и для пу­щей убе­ди­тель­но­сти по­ка­зы­вал на хо­ло­диль­ник. — Там е ко- лат­ки! Что­бы вам ста­ло все яс­но о на­шем от­прыс­ке, сра­зу от­ме­чу, что сло­во «ко­лат­ка», озна­ча­ю­щее «шо­ко­лад­ка», бы­ло пер­вым, ска­зан­ным ре­бен­ком. Так что на­ли­цо был факт, что ди­тя го­во­рит лишь о са­мых необ­хо­ди­мых для него ве­щах. И про­сить то же са­мое, толь­ко по-гру­зин­ски, ча­до счи­та­ло линг­ви­сти­че­ской из­бы­точ­но­стью. — Ох, — взды­ха­ла ба­буш­ка Ни­но. — Ес­ли бы твой отец, Геор­ги, узнал, что твой сын и его внук не хо­чет учить род­ной язык... Те­перь я по­ни­маю, по­че­му Бог за­брал его рань­ше: что­бы он не узнал та­ко­го го­ря! — Ре­бен­ку все­го три, — успо­ка­и­вал мать мой муж. — Немно­го под­рас­тет — и я обе­щаю, за­го­во­рит по-гру­зин­ски! Все­му свое вре­мя. Я пред­по­чи­та­ла от­мал­чи­вать­ся, чув­ствуя ви­ну за то, что про­из­ве­ла на свет та­ко­го бес­та­лан­но­го от­прыс­ка. Ма­ло то­го, что сы­нок был мо­ей ко­пи­ей — бе­ло­ку­рый, го­лу­бо­гла­зый, ни ка­пель­ки не по­хо­жий на па­пу, — так еще и не под­да­вал­ся ба­буш­ки­ной пе­да­го­ги­ке! Как мы все оши­ба­лись, ду­мая, что Ко­лень­ка не смо­жет нас уди­вить! Раз в ме­сяц мы с су­пру­гом устра­и­ва­ем се­бе «раз­гру­зоч­ный уи­кенд», остав­ляя Ко­лень­ку под при­смот­ром ба­бу­ли. Вме­сте они смот­рят муль­ти­ки, ле­пят хин­ка­ли, ри­су­ют и крайне неохот­но рас­ста­ют­ся, ко­гда мы при­ез­жа­ем за­брать ре­бен­ка. Но на про­шлой неде­ле ба­буш­ка Ни­но, от­да­вая вну­ка, про­сто­та­ки све­ти­лась от сча­стья. — Ни­ко­ло зна­ет гру­зин­ский! — за­яви­ла она с по­ро­га. — Да лад­но, — уди­вил­ся муж. — Он и по-рус­ски ед­ва го­во­рит. Что он ска­зал? Тут женщина как-то за­мет- но сба­ви­ла гра­дус эн­ту­зи­аз­ма и от­ве­ла взгляд: — Ка­кая раз­ни­ца? — Ну как? — хо­ром уди­ви­лись мы. — Ин­те­рес­но же! Вы­яс­нить де­та­ли нам уда­лось не без тру­да. Сму­ща­ясь, све­кровь рас­ска­за­ла, что в суб­бо­ту при­хо­дил к ней в го­сти ее брат Ка­ха, с ко­то­рым они сей­час за­ни­ма­ют­ся про­да­жей ро­ди­тель­ско­го до­ма. В ка­кой-то мо­мент обыч­ный раз­го­вор пе­ре­шел в спор, и ба­буш­ка Ни­но, не вы­дер­жав, на­ча­ла ру­гать­ся, пре­ду­пре­ди­тель­но пе­рей­дя на гру­зин­ский — внук-то был ря­дом. — А по­том, ко­гда Ка­ха ушел, Ни­ко­ло вдруг спра­ши­ва­ет ме­ня: «Ба­бу­ля, а за­чем те­бя дед в во­ду ки­дал?» Я не сра­зу по­ня­ла, в чем де­ло, и муж объ­яс­нил мне: по-гру­зин­ски «по­ста­вить в без­вы­ход­ное по­ло­же­ние» до­слов­но пе­ре­во­дит­ся как «ки­нуть в во­ду». То есть Ко­ля пре­крас­но по­нял, о чем го­во­ри­ла ба­буш­ка, но не смог рас­шиф­ро­вать зна­че­ние иди­о­мы. Так мы узна­ли, что не «ко­лат­ка­ми» еди­ны­ми... И вспом­ни­ли вдруг анек­дот про сы­на бри­тан­ско­го лор­да, ко­то­рый мол­чал, как ры­ба, де­сять лет, а за­тем вдруг за­явил дво­рец­ко­му: ов­сян­ка, мол, пе­ре­со­ле­на. «Сы­нок, ты уме­ешь го­во­рить? — вос­клик­нул отец. — По­че­му же ты мол­чал все де­сять лет?» «До это­го слу­чая все бы­ло в по­ряд­ке», — по­жал пле­чом маль­чик.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.