Су­же­ный мой, ря­же­ный

Istorii Iz Zhizni S Yumorom - - Cодержание -

Моя од­но­групп­ни­ца Маш­ка Ле­бе­дин­ская по­зво­ни­ла 17 ян­ва­ря и оза­да­чи­ла во­про­сом: — По­едешь зав­тра к нам на да­чу? — На­до у ма­мы спро­сить, — рас­те­ря­лась я. — А за­чем? — Те­бе луч­ше знать, — фырк­ну­ла она. — Мо­жешь и не спра­ши­вать. — Я име­ла в ви­ду, за­чем на да­чу ехать. Там же зи­мой де­лать нече­го... — Та­ню­ха, не тор­мо­зи! Свят­ки за­кан­чи­ва­ют­ся, а мы еще ни ра­зу на суже­но­го не га­да­ли. Все­го один день на это де­ло остал­ся. Кста­ти, Лер­ку пред­ки уже от­пу­сти­ли. Взя­ли с нее клят­ву, что на Кре­ще­ние не по­ле­зет в про­рубь ку­пать­ся, и от­пу­сти­ли. — А твои ро­ди­те­ли то­же бу­дут на да­че? — Они с ор­кест­ром на га­стро­ли ука­ти­ли, но сво­ей ма­ме об этом мо­жешь не со­об­щать. Пусть ду­ма­ет, что с на­ми бу­дет кто-то из стар­ших. Об­ма­ны­вать ма­му не хо­те­лось, по­это­му роб­ко воз­ра­зи­ла: — А за­чем за го­род пе­реть­ся? По­га­дать мож­но и до­ма... — В го­род­ской квар­ти­ре атмосфера не та. По­лу­чит­ся не во­рож­ба, а ерун­да на пост­ном мас­ле. Ну да­вай, со­гла­шай­ся! К мо­е­му удив­ле­нию, мать да­же не ста­ла брать с ме­ня ни­ка­ких клятв. Толь­ко по­про­си­ла, что­бы зво­ни­ла ей по­ча­ще... Утром во­сем­на­дца­то­го мы втро­ем се­ли

в элек­трич­ку и по­еха­ли на да­чу Ле­бе­дин­ских. В го­ро­де сне­га по­чти не бы­ло, а там на­ва­ли­ло прям по по­яс. За­быв обо всем на све­те, устро­и­ли снеж­ную вак­ха­на­лию: иг­ра­ли в снеж­ки, па­да­ли в су­гро­бы, ка­та­лись в та­зах с гор­ки и ле­пи­ли сне­го­ви­ка (с яр­ко вы­ра­жен­ны­ми пер­вич­ны­ми по­ло­вы­ми при­зна­ка­ми). Ча­са в два, за­мерз­нув, как цу­цики, и про­го­ло­дав­шись, как вол­ки, от­пра­ви­лись греть­ся в дом. Вклю­чи­ли обо­гре­ва­тель, до­ста­ли из рюк­за­ков «тор­моз­ки» и се­ли обе­дать. — Ко­гда га­дать бу­дем? — де­ло­ви­то по­ин­те­ре­со­ва­лась Лер­ка. — Как стем­не­ет, мож­но и на­чи­нать, — на пра­вах хо­зяй­ки при­ня­ла ре­ше­ние Ма­ня. — Толь­ко этих га­да­ний — воз и ма­лень­кая те­леж­ка. Я в Ин­тер­не­те на­дер­га­ла с раз­ных сай­тов и рас­пе­ча­та­ла. — Ого, сколь­ко! — ах­ну­ла я, за­гля­нув в ли­сток. — На все и не­де­ли не хва­тит. —А у нас толь­ко ве­чер и ночь, — под­дак­ну­ла Ле­ра. — Да­вай­те вы­бе­рем несколь­ко са­мых ин­те­рес­ных и дей­ствен­ных. Вот, на­при­мер, при­коль­ное га­да­ние, — хи­хик­ну­ла она и ткну­ла паль­цем в рас­пе­чат­ку. — С ку­ра­ми. — У ме­ня да­ча, а не пти­це­фер­ма, — на­пом­ни­ла Ле­бе­дин­ская. — Да­вай­те вы­би­рать толь­ко те, для ко­то­рых не ну­жен слож­ный рек­ви­зит. В ре­зуль­та­те дли­тель­ных и оже­сто­чен­ных спо­ров оста­но­ви­лись на пя­ти ва­ри­ан­тах во­рож­бы. Для за­трав­ки ре­ши­ли по­га­дать на кни­ге. — А ка­кие у вас тут есть книж­ки? — спро­си­ла Лер­ка. Ма­ру­ся от­дер­ну­ла што­ру, по­шу­ро­ва­ла на подоконнике... — Лишь Дон­цо­ва и Полякова, — со­об­щи­ла она. — Ма­ма на от­ды­хе толь­ко та­кую ли­те­ра­ту­ру и чи­та­ет. — Лад­но, та­щи свою Дон­цо­ву. Та­ню­ха, на­чи­най. — Ше­стая стра­ни­ца, во­сем­на­дца­тая строч­ка свер­ху, — ска­за­ла я. «Мо­жет, про­ве­рить ее на гли­сты? Вдруг у нее со­ли­тер за­вел­ся?» — с вы­ра­же­ни­ем про­де­кла­ми­ро­ва­ла Ле­бе­дин­ская, за­ржа­ла и по­ва­ли­лась на кро­вать. Ле­ра хрюк­ну­ла, схва­ти­лась за жи­вот и то­же по­ва­ли­лась — на Ма­русь­ку. — Здесь про суже­но­го ни сло­веч­ка, — всхлип­ну­ла я, да­вясь от сме­ха. — И во­об­ще, де­тек­ти­вы для это­го де­ла не го­дят­ся, а то у вас да­же не со­ли­тер, а рас­чле­нен­ный труп мо­жет вы­пасть! Де­воч­ки друж­но со мной со­гла­си­лись, и мы пе­ре­шли к сле­ду­ю­ще­му га­да­нию. На­ли­ли в таз до се­ре­ди­ны во­ды, по кра­ям раз­ве­си­ли по­лос­ки бу­ма­ги с на­пи­сан­ны­ми на них муж­ски­ми име­на­ми, так что­бы кон­цы по­лос све­ши­ва­лись внутрь. — Те­перь, чур, я пер­вая, — ска­за­ла Ле­ра, опу­сти­ла в та­зик спе­ци­аль­ную свеч­ку и ста­ла при­сталь­но на­блю­дать, к ка­ко­му «бе­ре­гу» она при­ста­нет. Я не бы­ла уве­ре­на, что из этой за­теи что-то по­лу­чит­ся, но од­на из бу­ма­жек дей­стви­тель­но за­го­ре­лась. Лер­ка дер­ну­лась, что­бы успеть по­смот­реть, ка­кое имя на ней на­пи­са­но, и слу­чай­но за­де­ла таз. В ито­ге го­ря­щая бу­ма­га про­жгла на ска­тер­ти ды­ру, а на по­лу об­ра­зо­ва­лась здо­ро­вен­ная лу­жа. — Мне здесь толь­ко по­жа­ра с по­то­пом не хва­та­ет, — сер­ди­то бурк­ну­ла Ма­ня, со­би­рая с по­ла во­ду пре­вра­щен­ной в по­ло­вую тряп­ку про­жжен­ной ска­тер­тью. — Да­вай­те для сле­ду­ю­ще­го за­хо­да вы­бе­рем что-ни­будь по­без­опас­нее! Ну что мо­жет быть без­опас­нее, чем га­да­ние по за­бо­ру? Идешь се­бе вдоль шта­кет­ни­ка, ка­са­ешь­ся ру­кой каж­дой рей­ки и при­го­ва­ри­ва­ешь: «Бо­га­тый, бед­ный, вдо­вец, хо­ло­стец...» На ка­ком сло­ве из­го­родь за­кон­чит­ся, та­ко­го и суже­но­го те­бе судь­ба по­шлет. Идея бы­ла от­лич­ной, ес­ли бы не од­на ма­лень­кая за­гвозд­ка: уча­сток Ле­бе­дин­ских был ого­ро­жен со всех сто­рон... сет­кой-ра­би­цей. И все осталь­ные участ­ки в пре­де­лах ви­ди­мо­сти — то­же. — Я на со­сед­ней улице ви­де­ла под­хо­дя­щий, — со­об­щи­ла Маш­ка, и мы от­пра­ви­лись ту­да. За­бор ока­зал­ся и вправ­ду слов­но со­здан­ным для по­доб­ных га­да­ний, но вы­ско­чив­ший из буд­ки ала­бай по­че­му-то не по­нял, что у нас в от­но­ше­нии их огра­ды са­мые что ни на есть мир­ные на­ме­ре­ния — за­шел­ся в злоб­ном лае и пред­при­нял две по­пыт­ки пе­ре­мах­нуть че­рез шта­кет­ник. И неиз­вест­но, чем бы за­кон­чи­лась его сле­ду­ю­щая по­пыт­ка, ес­ли бы на крыль­цо не вы­бе­жа­ла хо­зяй­ка и не по­са­ди­ла пса на цепь. — Опять об­лом, — разо­ча­ро­ван­но кон­ста­ти­ро­ва­ла Лер­ка, ко­гда мы вер­ну­лись на да­чу Ле­бе­дин­ских. — Мо­жет, ну их, эти га­да­ния? Ка­кой бу­дет су­же­ный, та­кой пусть и бу­дет... Но пер­фек­ци­о­нист­ка Ма­ру­ся не при­вык­ла сда­вать­ся без боя. — Бу­дем счи­тать, что у нас не один блин ко­мом вы­шел, а три, — ска­за­ла она. — Но долж­но же, в конце концов, по­вез­ти! — по­сле че­го за­гля­ну­ла в рас­пе­чат­ку. — Здесь все­го два ва­ри­ан­та оста­лось — по обу­ви и по про­хо­же­му. — По обу­ви — это как? — спро­си­ла я. — Клас­си­ку нуж­но знать. Пом­нишь у Жу­ков­ско­го? Раз в кре­щен­ский ве­че­рок де­вуш­ки га­да­ли, за во­ро­та баш­ма­чок, сняв с но­ги, бро­са­ли... Ку­да но­сок ука­жет, в той сто­роне же­них жи­вет. Ле­ра мол­ча вы­та­щи­ла из-под ве­шал­ки ре­зи­но­вый пляж­ный та­пок, на­ки­ну­ла курт­ку... Но вый­ти на ули­цу не успела — Ма­ня ото­бра­ла у нее шле­па­нец: — Этот ма­мин. А у нее су­же­ный уже есть — па­па. На­до свою обув­ку ки­дать. — Свою не бу­ду! — на­от­рез от­ка­за­лась Лер­ка. — Мне эти ботинки те­тя из Аме­ри­ки при­сла­ла, они две­сти бак­сов сто­ят. Мои са­по­ги сто­и­ли на­мно­го де­шев­ле, но мне ужас­но нра­ви­лись. В об­щем, я ре­ши­ла их по­бе­речь... Маш­ка по­смот­ре­ла на свои уль­тра­мод­ные уг­ги и вздох­ну­ла: — Лад­но, черт с ва­ми, не бу­дем бро­сать. По­шли про­хо­жих ис­кать. — И что мы бу­дем с ни­ми де­лать? — спро­си­ла Ле­ру­ся. — Ни­че­го осо­бен­но­го. Про­сто, ко­гда встре­тим му­жи­ка, спро­сим, как его зо­вут. Та­кое имя и у бу­ду­ще­го му­жа бу­дет. Пер­вый — Та­нюш­кин, вто­рой — твой, а тре­тий — мой. — А вдруг на ма­нья­ка нарвем­ся? — По­сле со­сед­ско­го вол­ко­да­ва лич­но мне уже ни­ка­кой ма­ньяк не стра­шен! Мы бро­ди­ли по по­сел­ку боль­ше ча­са, по­ка не на­ткну­лись на трех нетрез­вых осо­бей муж­ско­го по­ла. Так что по­след­нее га­да­ние мож­но бы­ло счи­тать удач­ным. Но са­мое уди­ви­тель­ное, что те­перь, по про­ше­ствии се­ми лет, оно... на 2/3 уже сбы­лось. Лер­ки­но­го му­жа дей­стви­тель­но зо­вут, как од­но­го из дач­ных ал­ко­го­ли­ков, Ви­та­ли­ком, а Ма­ни­но­го, как дру­го­го — Иго­рем. Я сей­час встре­ча­юсь с пар­нем по име­ни Влад, но мне по­че­му-то ка­жет­ся, что у на­ших от­но­ше­ний нет бу­ду­ще­го. И что очень ско­ро по­встре­чаю свою судь­бу с «ред­ким» име­нем Са­ша...

Ка­кую бы во­рож­бу мы ни на­чи­на­ли, обя­за­тель­но слу­чал­ся об­лом. Обид­но бы­ло про­сто до слез!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.