Мой вклад в ме­ди­ци­ну

Istorii Iz Zhizni S Yumorom - - А Вот Еще Был Случай... -

Ко­гда ле­жишь в па­ла­те по­сле опе­ра­ции, ка­жет­ся, что в це­лом све­те нет че­ло­ве­ка несчаст­нее те­бя. Хо­тя и вме­ша­тель­ство в ор­га­низм бы­ло не очень се­рьез­ным, и обез­бо­ли­ва­ю­щее ка п а ю т, но са­ма ат­мо­сфе­ра на­шеп­ты­ва­ет: «Ты боль­ной, ты боль­ной...» Од­на­ко по­сте­пен­но на­чи­на­ешь на­хо­дить во всем этом мно­го за­бав­но­го. — Хо­ро­шо вам, — недо­воль­но бурк­нул со­сед по па­ла­те. — Вам вы­ре­за­ли ненуж­ное, а мне — очень да­же нуж­ное! — Ты и без это­го еще сто лет про­жи­вешь, — от­ве­тил ему жиз­не­ра­дост­ный со­сед. Они со­зда­ют чет­кий кон­траст на­стро­е­ния: ве­се­лое и мрач­ное. Я ле­жу меж­ду ни­ми, вы­би­раю, ка­ким мне быть. Так и не вы­брав, про­дол­жил смот­реть в смарт­фон. — Что пи­шут? — спро­сил ве­сель­чак. — Кни­гу. — Ин­те­рес­ная? — Ко­неч­но, это же «Три муш­ке­те­ра». — Ух ты! — он при­под­нял­ся и по­смот­рел на ме­ня с изум­ле­ни­ем. — А что, и кни­га та­кая есть? Луч­ше филь­ма? От сме­ха мне ста­ло боль­но, я мах­нул ру­кой и про­мол­чал. Ле­жать скуч­но, на­до дви­гать­ся, тем бо­лее и ле­ча­щий врач на­сто­я­тель­но со­ве­ту­ет. Я вы­шел в ко­ри­дор, это бы­ло как раз вре­мя обе­да. Хо­дя­чие боль­ные, слов­но ве­ре­ни­ца му­ра­вьев, ти­хо по­шур­ша­ли в сто­ро­ну сто­ло­вой. Впе­ре­ди — са­мые энер­гич­ные, и вот они как раз гром­кие. — Мне для тре­тьей па­ла­ты! — за­явил по­жи­лой, но креп­кий муж­чи­на. — На всех, у ме­ня все ле­жа­чие!

— Ага! Из-за вас жен­щи­нам вче­ра на ужин ман­ной ка­ши не хва­ти­ло! — от­ве­ти­ла ему ма­лень­кая ба­буль­ка, ото­дви­гая муж­чи­ну бед­ром. — Все се­бе за­бра­ли! По­ка длят­ся бои мест­но­го зна­че­ния, я жду, при­дер­жи­ва­ясь за сте­ну и при­дер­жи­вая свой ка­те­тер. Сво­их узнаю по при­ме­там: хо­дят мед­лен­но, дер­жат ка­те­те­ры на­пе­ре­вес, в гла­зах — пол­ное по­гру­же­ние в ню­ан­сы са­мо­чув­ствия. Не­боль­шой сквоз­няк мо­жет по­шат­нуть та­ко­го па­ци­ен­та и уло­жить об­рат­но в па­ла­ту... Не­дав­но, ко­гда впер­вые ре­шил­ся вый­ти в ко­ри­дор, ед­ва с ума не со­шел. Уви­дел на од­ном свет­лые кол­гот­ки, про­тер гла­за: что за ди­во? Муж­чи­на в кол­гот­ках! Мо­жет, транс­ве­стит? И в ка­кой то­гда туа­лет он хо­дит — муж­ской или жен­ский? По­том огля­дел­ся и за­ме­тил еще несколь­ких муж­чин в та­ких же кол­гот­ках. Таа-ак... Од­но из двух: ли­бо это боль­нич­ная мо­да, ли­бо ка­кая-то ак­ция про­те­ста. Хо­тя есть тре­тий ва­ри­ант — хо­лод, но в па­ла­тах теп­ло... По­ка раз­мыш­лял, уви­дел и жен­щин­па­ци­ен­ток в та­ких же «укра­ше­ни­ях». Осто­рож­но по­де­лил­ся на­блю­де­ни­ем с со­се­дом по па­ла­те. Тот со­гнул­ся от хо­хо­та и про­сто­нал: — Ой, не мо­гу! Па­рень, ты не юмо­ри­стом ра­бо­та­ешь? — А что смеш­но­го? — не по­нял я. — На свои но­ги по­смот­ри! Я по­смот­рел — и остол­бе­нел: мои но­ги то­же сплошь уку­та­ны в свет­лобе­же­вую ткань!.. Как я мог это­го не за­ме­тить? Ах да, я во­об­ще ста­рал­ся не смот­реть вниз, ту­да, где мно­го­стра­даль­ный опе­ри­ро­ван­ный ор­ган... В об­щем, ока­за­лось, что всем по­сле хи­рур­ги­че­ско­го вме­ша­тель­ства за­бин­то­вы­ва­ют но­ги длин­ны­ми эла­стич­ны­ми бин­та­ми. На сут­ки или двое — что­бы пе­ре­жать ве­ны, ко­то­рые по­сле нар­ко­за по­че­му-то но­ро­вят вздуть­ся и сде­лать­ся ва­ри­коз­ны­ми. За па­ру дней до вы­пис­ки врач по­звал ме­ня в про­це­дур­ную: — Бу­дем про­мы­вать, а зав­тра ка­те­тер убе­рем. Са­мо­чув­ствие как? — Нор­маль­но, — от­ве­тил я ра­дост­но, од­на­ко тут же сник, уви­дев в ком­на­те трех прак­ти­кан­ток. Так вот по­че­му наш этаж с утра был на­пол­нен го­мо­ном и то­по­том! Учить­ся на нас, несчаст­ных, при­шли... — Да­вай­те-да­вай­те, ло­жи­тесь, — нетер­пе­ли­во ве­лел док­тор. Я хо­тел бы­ло разо­злить­ся, но гля­нул на взвол­но­ван­ные ли­ца де­ву­шек, по­жа­лел их и пре­ис­пол­нил­ся соб­ствен­ной зна­чи­мо­сти. Ведь от ме­ня за­ви­сит их оцен­ка! А мо­жет, да­же сти­пен­дия. Пер­вая нерв­но улыб­ну­лась и об­ли­ла рас­тво­ром ме­ня, се­бя и док­то­ра. Все ста­ли ее успо­ка­и­вать, объ­яс­нять, как пра­виль­но де­лать. — Ти­хо! — ско­ман­до­вал врач. Вто­рая то­же улыб­ну­лась об­во­ро­жи­тель­но, но за­то у нее тряс­лись ру­ки, от­че­го она де­ла­ла все ужас­но мед­лен­но. Я в это вре­мя смот­рел на строй­ные но­ги тре­тьей: в этот нелег­кий мо­мент они слу­жи­ли мне ане­сте­зи­ей. Дей­ствий тре­тьей прак­ти­кант­ки я уже не за­ме­тил, по­чти уле­тая в аст­рал: во­об­ра­зил се­бя школь­ной до­с­кой, к ко­то­рой вы­хо­дят от­ве­чать уче­ни­ки. — Док­тор, по­ставь­те всем пя­тер­ки, — ска­зал я, все еще на­хо­дясь в об­ра­зе. — Что?! Ба­рыш­ни за­хи­хи­ка­ли, я опом­нил­ся, но по­том все рав­но дол­го вспо­ми­нал этот слу­чай, и гор­дил­ся сво­им ве­со­мым вкла­дом в оте­че­ствен­ную ме­ди­ци­ну!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.