ОБНИМАЙЧИКИ & по­це­лу йчи­ки

Istorii Iz Zhizni S Yumorom - - Такое Не Забудешь! -

Уди­вив­шись ма­ми­но­му вне­зап­но­му ви­зи­ту, я от­сту­пи­ла, про­пус­кая ее на кух­ню. По­ка го­то­ви­ла ко­фе, на­блю­да­ла за ро­ди­тель­ни­цей. Слиш­ком уж взвол­но­ва­на... В ру­ках ма­ма нерв­но те­ре­би­ла рас­пе­ча­тан­ный кон­верт. — Ма, ты не хо­чешь мне объ­яс­нить?.. Вме­сто от­ве­та она про­тя­ну­ла кон­верт. Про­дол­жая недо­уме­вать, я вы­та­щи­ла пись­мо и углу­би­лась в чте­ние. «Hello, Зоя! Вот уже трид­цать лет как я в America! Тос­кую по те­бе very much, по­это­му ре­ши­ла при­е­хать! Я за­бро­ни­ро­ва­ла би­лет и че­рез три weeks бу­ду в Укра­и­на. Мож­но по­жить с тво­ей се­мьей few days? Please, со­гла­шай­ся! You know me, я непри­хот­ли­вая! Обнимайчики & по­це­луй­чи­ки, Victoria». — Кто та­кая эта Вик­то­рия? — удив­лен­но спро­си­ла я. — Ле­на, ты за­бы­ла? Тет­ка моя, ко­то­рая черт-те ко­гда уеха­ла в Аме­ри­ку. — А-а-а... Точ­но. И что ты от­ве­ти­ла? — Со­гла­си­лась. Ведь она моя тет­ка! — Ма­ма, но у вас же од­но­ком­нат­ная квар­ти­ра. Где ты ее раз­ме­стишь? — Имен­но по­это­му я и при­шла к те­бе. Мо­жет, вы с Ти­му­ром при­ме­те тет­ку? — за­кон­чи­ла она умо­ля­ю­ще. — Что?! Мы с ней да­же не зна­ко­мы! — И что? Она на­ша род­ствен­ни­ца. Я вздох­ну­ла и при­се­ла на ди­ван. Спо­рить с ма­мой бес­по­лез­но. — Зна­ешь, для ме­ня это не про­бле­ма, но Тим вряд ли со­гла­сит­ся. — А ты на­мек­ни ему на­счет де­нег тет­ки Ви­ки, — улыб­ну­лась ма­ма. — Объ­яс­ни, ка­кое от­но­ше­ние име­ет к нам со­сто­я­ние этой ста­руш­ки? — Не­уже­ли не по­ни­ма­ешь? — изу­ми­лась ма­ма. — У тет­ки есть день­ги. При­чем мно­го! А де­тей нет. Ес­ли вы ей по­нра­ви­тесь, мо­жет, она упо­мя­нет вас в за­ве­ща­нии.

— Ну, зна­ешь ли! — воз­му­ти­лась я, хо­тя ар­гу­мент не оста­вил ме­ня рав­но­душ­ной. — При­ни­мать из-за де­нег? — Нет, ко­неч­но! Сде­лай­те это, по­то­му что она род­ствен­ни­ца… Ну и, воз­мож­но, кое-что за­ра­бо­та­е­те. Кста­ти, я те­бе уже го­во­ри­ла, что у тет­ки два до­ма в Ка­ли­фор­нии? Не­уже­ли бу­дет луч­ше, ес­ли она оста­вит все свое доб­ро со­вер­шен­но ле­вым лю­дям или ор­га­ни­за­ци­ям? Раз­го­вор о воз­мож­ном на­след­стве так взбу­до­ра­жил ме­ня, что я с тру­дом до­жда­лась воз­вра­ще­ния Ти­му­ра до­мой. Сра­зу же по­ка­за­ла ему тет­ки­но пись­мо и тон­ко на­мек­ну­ла о ее бо­гат­стве. — Ну, не знаю… — на­чал муж, но уви­дев вы­ра­же­ние мо­е­го ли­ца, по­жал пле­ча­ми. — Хо­ро­шо. Раз тет­ка не осо­бо при­хот­ли­вая, пусть по­жи­вет с на­ми. — Су­пер! — об­ра­до­ва­лась я и чмок­ну­ла его в ще­ку. — Спа­си­бо, лю­би­мый. Я по­зво­ни­ла ма­ме и со­об­щи­ла, что Ти­мур со­гла­сил­ся. Суб­бот­ним утром нас раз­бу­дил гром­кий, тре­бо­ва­тель­ный зво­нок в дверь. Я на­тя­ну­ла ха­лат и по­шла от­крыть. — Ма­ма? — спро­си­ла удив­лен­но. — Что слу­чи­лось? Ты так ра­но... — Ра­но? Да ведь уже семь! — вос­клик­ну­ла она. — А вы еще спи­те? — Ну да, спим… Вы­ход­ной во­об­ще-то. — Так вста­вай­те! — от­ве­ти­ла ма­ма. — На­до ехать на ры­нок, ку­пить крас­ку. — Ка­кую крас­ку? — уди­вил­ся Ти­мур, про­ти­рая спро­со­нья гла­за. — Нуж­но сроч­но по­кра­сить сте­ны! Что ска­жет тет­ка, уви­дев ва­шу квар­ти­ру? — Но она же на­пи­са­ла, что непри­хот­ли­ва в бы­ту, раз­ве не так? — Зна­е­те, я по­зна­ко­ми­лась с ней при­мер­но трид­цать лет на­зад… Пом­ню, она бы­ла из тех лю­дей… как бы это ска­зать… неве­ро­ят­но пе­дан­тич­ных. Не пе­ре­но­си­ла пы­ли и гря­зи. У нее страш­ная ал­лер­гия прак­ти­че­ски на все. Ко­гда она при­ез­жа­ла ко мне, умуд­ря­лась най­ти да­же са­мую ма­лень­кую па­у­тин­ку. — И вы, ма­ма, счи­та­е­те, что из-за это- го нам нуж­но ран­ним утром в суб­бо­ту ехать на ры­нок за крас­кой? — воз­му­тил­ся Ти­мур. Ма­ман по­смот­ре­ла на него уни­что­жа­ю­щим взгля­дом и оби­жен­но бурк­ну­ла: — С утра мень­ше на­ро­ду… Но ес­ли вы не хо­ти­те ехать, лад­но... Жал­ко, ко­неч­но, упу­стить на­след­ство, но раз­ве оно важ­нее ва­ше­го утрен­не­го сна? Нет... Муж по­смот­рел на нее, по­том на ме­ня. И пе­чаль­но вздох­нул. — А ты что ду­ма­ешь? — спро­сил. — Да­же не знаю… Мо­жет, она в чем-то и пра­ва, — ска­за­ла на­ко­нец. — Эх, — Тим мах­нул ру­кой. — Со­би­рай­тесь, сей­час по­едем. Час спу­стя мы неспеш­но хо­ди­ли по па­ви­льо­ну стро­и­тель­ных ма­те­ри­а­лов, при­дир­чи­во вы­би­рая цвет крас­ки. — Ка­кой кра­си­вый зе­ле­ный! — вос­клик­ну­ла я, гля­дя на проб­ни­ки. — Ку­пим ее для го­сти­ной... — Нет, что ты! — ис­пу­ган­но вос­клик­ну­ла ма­му­ля. — Лю­бой цвет, толь­ко не зе­ле­ный! Те­тя Ви­ка его не пе­ре­но­сит! При­шлось вы­брать несколь­ко свет­лых па­стель­ных от­тен­ков, ко­то­рые, по мне- нию мо­ей ма­те­ри, долж­ны бы­ли прий­тись по вку­су ста­руш­ке. Я, ко­неч­но, не бы­ла от них в вос­тор­ге, но что по­де­лать? Ма­ма не хо­те­ла уда­рить в грязь ли­цом пе­ред тет­кой, да и я то­же — вдруг и прав­да упо­мя­нет в за­ве­ща­нии? Ко­гда все вы­бра­ли, дви­ну­лись к кас­се. Ти­мур по­смот­рел на счет и хмык­нул: — Зна­е­те, де­шев­ле бы­ло бы снять ей но­мер в го­сти­ни­це на вре­мя при­ез­да! Все вы­ход­ные мы го­то­ви­ли сте­ны к по­крас­ке. К ве­че­ру вос­кре­се­нья так уста­ли, что с ужа­сом ду­ма­ли о зав­траш­нем ра­бо­чем дне. Всю неде­лю воз­вра­ща­лись до­мой толь­ко для то­го, что­бы по­крыть сте­ны оче­ред­ным сло­ем све­жей крас­ки. В пят­ни­цу по­сле ра­бо­ты я ед­ва дер­жа­лась на но­гах. Из по­след­них сил до­бра­лась до до­ма и про­ве­ри­ла поч­то­вый ящик. Там бы­ло ка­кое-то уве­дом­ле­ние. — Схо­дишь на по­чту? — спро­си­ла Ти­му­ра, но он толь­ко от­мах­нул­ся. — Да­же не по­ду­маю. На­до от­дох­нуть. Вот мы и от­ды­ха­ли до утра суб­бо­ты, по­ка моя оча­ро­ва­тель­ная ма­моч­ка не яви­лась по­смот­реть на на­ши успе­хи. — М-да... Что-то не очень... Схва­тив ее за ру­ку, вы­та­щи­ла на бал­кон, по­даль­ше от разъ­ярен­но­го му­жа. — Мы и так де­ла­ем все, что мо­жем. — Лад­но, при­шлю на по­мощь от­ца. К чет­вер­гу муж был на гра­ни нерв­но­го сры­ва. Они с па­пой ни­ко­гда не ла­ди­ли. — Зна­ешь, чест­но го­во­ря, пле­вал я на это аме­ри­кан­ское бо­гат­ство и его хо­зяй­ку! Ска­жи ма­ме, что­бы по­зво­ни­ла этой тет­ке и все от­ме­ни­ла! — Но… — я при­ку­си­ла язык: Ти­мур прав! Так мож­но и му­жа по­те­рять. Увы, ни­че­го не вы­шло. Тет­ки­но­го те­ле­фо­на ма­му­ля не зна­ла, а пись­мо про­сто не успе­ло бы дой­ти, по­это­му мы ре­ши­ли все же за­кон­чить. ре­монт. Но вдво­ем... Ко­неч­но, не обо­шлось без на­бе­гов ма­мы, вдох­но­вен­но кри­ти­ко­вав­шей на­шу ра­бо­ту и ука­зы­вав­шей, что по­пра­вить. За день до при­ез­да тет­ки нам уда­лось под­го­то­вить го­сте­вую ком­на­ту так, что­бы да­же са­мый жут­кий ал­лер­гик мог ды­шать там спо­кой­но. По­том на­ку­пи­ли в ма­га­зине ку­чу вкус­но­стей. — По­сле то­го, че­рез что мы про­шли, нуж­но убе­дить ста­руш­ку та­ки от­дать нам на­след­ство, — за­сме­ял­ся Тим. — Я свою ма­му знаю: она с пер­во­го дня так нач­нет ее об­ра­ба­ты­вать... Черт! — вы­ру­га­лась, уви­дев на хо­ло­диль­ни­ке дав­но за­бы­тое уве­дом­ле­ние с по­чты. — Я со­всем за­бы­ла о нем... — Не страш­но, — муж по­ста­вил па­ке­ты с по­куп­ка­ми. — Схо­дим сей­час. На по­чте нам вы­да­ли пись­мо из Аме­ри­ки. Ти­мур сра­зу же рас­пе­ча­тал его. Он остол­бе­не­ло смот­рел на ис­пи­сан­ный лист, а по­том про­тя­нул его мне. Я узна­ла раз­ма­ши­стый по­черк тет­ки Ви­ки и про­бе­жа­лась взгля­дом по на­пи­сан­но­му. «Hello! Увы, мне при­дет­ся остать­ся в USA. У ме­ня тут urgent де­ла. Не сер­ди­тесь на old тет­ку! Обе­щаю при­е­хать че­рез год! See you! Обнимайчики & по­це­луй­чи­ки, ва­ша Victoria». — Все. На­след­ство нам не све­тит... — За­то мы сде­ла­ли ре­монт, на­ку­пи­ли ку­чу вся­кой вкус­но­ти­щи. — Но моя ма­ма... — О-о-о... Она те­перь дол­го у нас не по­явит­ся. Да­вай бе­гом до­мой! Грех упус­кать та­кой шанс по­быть вдво­ем...

Уста­ва­ли жут­ко, Тим мед­лен­но, но уве­рен­но зве­рел, мы ед­ва не рассо­ри­лись на­смерть с ро­ди­те­ля­ми...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.