Не спать на де­жур­стве!

Но­чью са­мое глав­ное – не уснуть. Это под­твер­дит лю­бой, чья ра­бо­та так или ина­че свя­за­на с ноч­ным де­жур­ством, – врач или по­жар­ный

Istorii Iz Zhizni S Yumorom - - «истории С Юмором» Рекомендуют -

ело да­же не в том, что устав или на­чаль­ство офи­ци­аль­ны­ми при­ка­за­ми спать за­пре­ща­ют. Про­сто сто­ит лишь при­ке­ма­рить — немед­лен­но, как по за­ко­ну под­ло­сти, форс-ма­жор при­клю­ча­ет­ся: то ли боль­но­го нуж­но сроч­но с то­го све­та вы­тас­ки­вать, то ли по­жар на скла­де ка­ких-ни­будь сма­зоч­ных ма­те­ри­а­лов ту­шить... А ведь че­ло­век так устро­ен, что у него спро­со­нья моз­ги да­ле­ко не сра­зу вклю­ча­ют­ся, а с нев­клю­чен­ны­мив­клю­чен мож­но та­ких дел на­во­ро­тить... на­а­во­ро­ти­ить... Не тот при­борп к боль­но­му бо­боль­но­муу под­клю­чить или, к при­ме­ру, ппри­и­ме­ру, на­чать нна­чать мас­ло во­дой ту­шить шши­ить — вме­сто вм­ме­сто пе­ны...пе­ны. Вот Во­от и в по­ли­ции ппо­ли­ции то же са­мое. Как Ка­ак по­ет­ся по­ет­сяя в ста­рой песне ка­ва­ле­ри­стов: лер­ри­стов: «И вся-то на­ша жизнь есть естть борь­ба!»борьбба!» — днемдн во­всю с го­ло­дом гол­ло­дом при­хо­дит­ся­пр­ри­хо­дитс бо­роть­ся, а но­чью, ноч­чью, ес­ли ес­лии де­жур­ст­во­де­жур спо­кой­ное но­ее вы­па­да­ет, вы­па­да­е­ет, — сос сном. В ту ночь я ра­бо­тал рра­бо­тал вме­сте вв­ме­сте с Ди­мо­ном. Ди­и­мо­ном. Сна­ча­ла Сн­нана­ча­ла мы сроч­ной­сроч­но пи­са­ни­ной пи­и­са­ни­ной оба обб­ба за­ни­ма­лись, за­ним­ал­лись, по- п том томм в мор­ской мор­скоойй бой ча­са ча­саа два ре-р за­лись, зал­лись, а ко­гда ко­огд­да на­до­ел­ло, на­до­е­ло, ста­ли­ста бай­ки байй­ки тра­вить. тра­ви­ить.. К сло­ву, ссло­ву, Ди­мо­на Ди­и­мон­на к нам в РОВДРО со­всем не­дав­но неде­дав­ноо из участ­ко­вы­ху­ча­аст­ко пе­ре­ве­ли, пе­ре­ве­ли,ре­ве­ли,ве­ли, по­это­му по­эпо­это­му каж­до­му,каждк ко­неч­но, есть чем с то­ва­ри­щем­то­в­ва­рищ по­де­лить­ся... — А вот был у ме­ня так­кой­та­кой слу­чай, — на­чи­на­ет кол­ле­га.колл­лег — При­бе­га­ет как-то пе­ре­пу­ган­на­я­пе­ре­п­пу­га ву­смерть ву­смерть­у­смерть ба­буль­ка. «Сы­нок,«Сы — кри­чит, — в до­ме на­про­тив­нап на бал­коне му­жик по­ве­сил­ся.по­ве Страш­ный та­кой!!! Ви­дать,Ви­дат дав­нень­ко уже ви­сит». «А что же вы рань­ше-то не за­яви­ли?» — спра­ши­ваю. А она: мол, так и так, ра­ди­ку­лит про­кля­тый при­хва­тил, неде­лю с кро­ва­ти не вста­ва­ла, а се­го­дня от­пу­сти­ло ма­лень­ко, ну и ре­ши­ла цве­точ­ки на под­окон­ни­ке по­лить. Вы­гля­ну­ла в окош­ко, а там ви­сель­ник. «Лад­но, — го­во­рю, — пой­дем­те по­смот­рим на ва­ше­го ви­сель­ни­ка». При­хо­дим к баб­ке до­мой, я вы­хо­жу на бал­кон и ви­жу… Спо­рим, ни за что не до­га­да­ешь­ся! — Да­вай уже, Ди­мон, рас­ска­зы­вай, не то­ми... — Ка­кой-то при­ду­рок ре­шил сэко­но­мить на жа­лю­зи и за­кле­ил стек­ло лод­жии здо­ро­вен­ным пла­ка­том Мэ­ри­ли­на Мэн­со­на, но по­че­му-то кар­тин­кой на­ру­жу. При­чем, ве­ро­ят­но, при­хва­тил скот­чем толь­ко по­вер­ху. Ве­тер пла­кат ко­лы­шет, вот из­да­ли и ка­жет­ся, что му­жик рас­ка­чи­ва­ет­ся. А баб­ка, бед­ная, аж тря­сет­ся вся: «Ви­дишь, сы­нок, прав­ду я те­бе го­во­ри­ла. Дав­но ви­сит, уж и сгнил на­по­ло­ви­ну!» — А ты что? — ржу я. — А что я-то? По­со­ве­то­вал ба­буль­ке впредь цве­точ­ки в оч­ках по­ли­вать. А еще луч­ше — с би­нок­лем. Насту­па­ет моя оче­редь рас­ска-

И мне, и Ди­мо­ну бы­ло о чем по­рас­ска­зать друг дру­гу, что­бы не за­ску­чать до утра

зы­вать что-ни­будь «сно­про­го­ня­ю­щее». — Нас од­на­жды в обув­ной ма­га­зин вы­зва­ли, по­зво­ни­ли и ска­за­ли, что за­дер­жа­ли во­ра. Ока­за­лось, несколь­ко дней на­зад за­шел к ним один му­жик, при­ме­рил до­ро­гу­щую обув­ку, и вдруг как че­са­нет на ули­цу! Да так быст­ро, буд­то туфли не из ко­жи пи­то­на, а из шку­ры ге­пар­да сде­ла­ны. Охран­ник три квар­та­ла за ним гнал­ся, но упу­стил. А спу­стя неде­лю яв­ля­ет­ся этот кра­сав­чик с ко­роб­кой под­мыш­кой и про­сит об­ме­нять туфли на та­кие же, но боль­ше­го раз­ме­ра: мол, эти ма­ло­ва­ты. Тут уж охран­ник не рас­те­рял­ся, скру­тил клеп­то­ма­на и нам по­зво­нил. — При­коль­но, — одоб­ря­ет кол­ле­га мою бай­ку. — А я все боль­ше по тру­пам спе­ци­а­ли­зи­ро­вал­ся. По­сле ви­сель­ни­ка Мэн­со­на у ме­ня, меж­ду про­чим, еще рас­чле­нен­ка бы­ла. Как-то в на­ча­ле вес­ны при­бе­га­ет ко мне в опор­ный пункт де- вуш­ка и за­яв­ля­ет: «У ме­ня с по­тол­ка ка­па­ет…» Я ей веж­ли­во объ­яс­няю, что ес­ли ее за­ли­ли со­се­ди, нуж­но не к участ­ко­во­му об­ра­щать­ся, а зво­нить в ЖЭК. А она: «Вы ме­ня не до­слу­ша­ли, у ме­ня с по­тол­ка не во­да ка­па­ет, а кровь! Утром на кух­ню за­шла, а там пря­мо по­сре­ди по­тол­ка крас­ное пят­но и… ка­па­ет!» Спра­ши­ваю, кто жи­вет в квар­ти­ре на­вер­ху. Ока­за­лось, кру­той биз­нес­мен, ко­то­рый ез­дит на боль­шом чер­ном джи­пе. — Ну, биз­нес­мен на чер­ном джи­пе — это очень се­рьез­но! — ки­ваю по­ни­ма­ю­ще. — Вот-вот, и я то­же так по­ду­мал. Та­ко­го за­про­сто за­ва­лить мог­ли... По­ка идем к до­му, где про­жи­ва­ет ба­рыш­ня, она вы­да­ет мне еще пор­цию ин­фор­ма­ции. Вы­яс­ня­ет­ся, что, преж­де чем бе­жать ко мне, она под­ня­лась к со­се­ду и до­ста­точ­но дол­го зво­ни­ла в дверь, но ни­кто не от­крыл. — Сле­сарь ну­жен, — го­во­рю. А тут Ва­си­лий из на­шей жил­кон­то­ры идет, ле­гок на по­мине. Спра­ши­ваю, смо­жет ли он дверь взло­мать. Он вме­сто от­ве­та ру­ки пе­ред со­бой вы­ста­вил, что­бы мы по­лю­бо­ва­лись, как дро­жат с по­хме­лья. При­шлось сна­ча­ла за­гля­нуть к за­яви­тель­ни­це. Дя­дя Ва­ся ее ко­ньяч­ком здо­ро­вье по­пра­вил, сра­зу же по­ве­се­лел и уже рвет­ся в бой. «Ну, а те­перь сло­ма­ешь?» — спра­ши­ваю, а он мне: «Да за­про­сто, ло­мать — не стро­ить». В кон­це кон­цов под­ни­ма­ем­ся эта­жом вы­ше, а там не дверь, а вход в бун­кер с ядер­ны­ми бо­е­го­лов­ка­ми! В об­щем, бро­ня креп­ка и тан­ки на­ши быст­ры… Ва­си­лий су­нул­ся бы­ло к это­му сталь­но­му мон­стру со сво­и­ми ин­стру­мен­та­ми, од­на­ко че­рез пол-

На по­лу ле­жа­ла ту­ша ди­ко­го ка­ба­на

ча­са сдал­ся: «Не, ре­бят­ки, здесь ни­ка­кой ко­ньяк не по­мо­жет, да­же фран­цуз­ский». И ушел. Я тут же по мо­биль­но­му вы­звал МЧС-ни­ков. Те про­во­зи­лись еще ми­нут со­рок, вы­ре­зая зам­ки, но про­фес­си­о­на­лам дверь все-та­ки под­да­лась... От­кры­ва­ем ее, де­вуш­ка ой­ка­ет и за­жи­ма­ет нос ла­до­нью, я то­же ста­ра­юсь ды­шать по­ре­же, по­то­му как за­па­шок в квар­ти­ре сто­ит... ммм… мяг­ко го­во­ря, спе­ци­фи­че­ский. Та ба­буль­ка из

ше­сто­го до­ма на­вер­ня­ка про­ком­мен­ти­ро­ва­ла бы: «Ви­дать, дол­го ле­жит!» У ме­ня пер­вая мысль — зво­нить «убой­щи­кам», а по­том ду­маю: «Сна­ча­ла сам по­смот­рю, а по­том уж по­зво­ню». Ре­бят из МЧС от­пу­стил, де­вуш­ке ве­лел на лест­нич­ной пло­щад­ке ждать, а сам за­хо­жу в квар­ти­ру. «Ма­ка­ро­ва» до­стал, дер­жу на­го­то­ве — ма­ло ли ка­кие мо­гут об­на­ру­жить­ся сюр­при­зы... Спер­ва во все ком­на­ты на вся­кий слу­чай за­гля­нул — ни­ко­го. За­хо­жу на кух­ню, а там… — Что, прав­да, что ли, рас­чле­нен­ный труп? — недо­вер­чи­во спра­ши­ваю я. — Ага, — сме­ет­ся Ди­мон, — труп! Ди­ко­го ка­бан­чи­ка. Здо­ро­вен­ный та­кой веп­ри­на! На по­лу кле­ен­ка ле­жит, а на ней — по­лу­раз­де­лан­ная ту­ша. Смер­дит — спа­су нет! И кро­ви­щи с него на­тек­ло пол­кух­ни, так что ни­ка­кая кле­ен­ка уже не спа­са­ет. Да­же непо­нят­но, по­че­му у жи­лич­ки сни­зу толь­ко ка­па­ло с по­тол­ка, а не ру­чьем ли­лось... — А хо­зя­ин-то квар­ти­ры ку­да по­де­вал­ся? — Вот-вот, ме­ня этот во­прос то­же очень за­ин­те­ре­со­вал, — ки­ва­ет кол­ле­га. — Ведь не мог же че­ло­век бро­сить свой охот­ни­чий тро­фей ис­те­кать кро­вью на по­лу соб­ствен­ной квар­ти­ры и сва­лить ку­да-ни­будь на Маль­ди­вы, к при­ме­ру, или на слет юных оли­гар­хов! Ре­шил я по­квар­тир­ный об­ход сде­лать — мо­жет, кто из со­се­дей что-ни­будь ви­дел. И пред­ставь се­бе, ви­де­ли! И как дву­мя дня­ми рань­ше биз­нес­мен вер­нул­ся с охо­ты, и как веп­ря на соб­ствен­ном биз­не­смен­ском гор­бу к лиф­ту та­щил. А ми­нут че­рез со­рок ис­тош­но за­во­пи­ла сиг­на­ли­за­ция на его джи­пе. Хо­зя­ин до­ро­гой ма­ши­ны вы­ско­чил как был — в спор­тив­ном ко­стю­ме и тап­ках на бо­су но­гу, и вдруг, по­скольз­нув­шись на под­та­яв­шем льду, рух­нул навз­ничь. Про­хо­жие вы­зва­ли «ско­рую»… В об­щем, прак­ти­че­ски как в «Брил­ли­ан­то­вой ру­ке»: по­скольз­нул­ся, упал, оч­нул­ся — гипс. Я по­том узнал, в ка­кую боль­ни­цу его от­пра­ви­ли, по­об­щал­ся с ле­ча­щим вра­чом. Тот ска­зал, что со­тря­се­ние моз­га лег­кое, а вот пе­ре­лом ру­ки слож­ный — ему еще ме­сяц «са­мо­ле­том» в боль­ни­це ле­жать. Та­кая вот по­лу­чи­лась ис­то­рия… — За­нят­ная, — при­знаю я. — Непо­нят­но толь­ко од­но: как все­го за двое су­ток этот са­мый ка­бан за­во­нять­ся успел. — У нас с то­бой и не за­во­нял­ся бы, — сме­ет­ся Дим­ка, —а у бо­га­тых-то нын­че мо­да на по­лы с по­до­гре­вом! Исто­рии у мо­е­го кол­ле­ги и вправ­ду од­на луч­ше дру­гой, и я су­до­рож­но со­об­ра­жаю, что бы та­кое ку­рьез­ное из сво­ей прак­ти­ки по­ве­дать алавер­ды. — А вот у нас бы­ла в сен­тяб­ре та­кая ис­то­рия... Зво­нит да­моч­ка и ис­пу­ган­но ве­ре­щит: мол, за­ста­ла в сво­ей квар­ти­ре незна­ко­мо­го муж­чи­ну, по­мо­ги­те, спа­си­те. Мы ин­те­ре­су­ем­ся у жен­щи­ны, не при­чи­нил ли незва­ный гость ей вре­да, она от­ве­ча­ет, что нет, не при­чи­нил, по­то­му что… спит как уби­тый. При­ез­жа­ем мы с Вань­кой Оси­по­вым на ме­сто и ви­дим та­кую кар­ти­ну: в го­сти­ной на ди­ване дрых­нет па­рень, а ря­дом на жур­наль­ном сто­ли­ке сто­ят де­сят­ка три по­ча­тых бу­ты­лок. При­чем не ка­кая-ни­будь при­ми­тив­ная во­дя­ра, а фран­цуз­ские ко­нья­ки, ямай­ский ром, раз­ные каль­ва­до­сы, брен­ди, ви­на — то­же, по всей ви­ди­мо­сти, не из са­мых де­ше­вых… Вань­ка спра­ши­ва­ет у хо­зяй­ки, чье это доб­ро. Вы­яс­ня­ет­ся, что от жен­щи­ны ме­сяц на­зад ушел к мо­ло­дой лю­бов­ни­це муж, но ушел по-бла­го­род­но­му — все сов­мест­но на­жи­тое иму­ще­ство оста­вил быв­шей, вклю­чая и кол­лек­цию элит­ных спирт­ных на­пит­ков. Ко­гда она от­пра­ви­лась на ра­бо­ту, все бу­тыл­ки сто­я­ли в ба­ре, а те­перь… мол, са­ми ви­ди­те. Иван за­дум­чи­во по­смот­рел на хра­пя­ще­го пар­ня и мне на ухо шеп­чет: «Слу­шай, Ва­лер­ка, а те­бе эта ми­зан­сце­на ни­че­го не на­по­ми­на­ет?» «На­по­ми­на­ет. Тре­тья ули­ца Стро­и­те­лей, дом 25, квар­ти­ра 12», — ки­ваю в от­вет. «Точ­но-точ­но», — ки­ва­ет он, от­прав­ля­ет­ся на кух­ню и вско­ре воз­вра­ща­ет­ся с чай­ни­ком в ру­ках. Хо­зяй­ка смот­рит на Вань­ку, как на су­ма­сшед­ше­го, я уже ржу, не сдер­жи­ва­ясь, — до­га­дал­ся, что кол­ле­га ре­шил не от­сту­пать от ори­ги­наль­но­го сю­же­та. И точ­но: Иван на­чи­на­ет по­ли­вать спя­ще­го пар­ня

Нам с кол­ле­гой вдруг вспом­нил­ся фильм «Иро­ния судь­бы, или С лег­ким па­ром»...

во­дой. Прав­да, это не по­мог­ло — лже-Лу­ка­шин да­же по­сле вод­ных про­це­дур в се­бя не при­шел, так что мы вы­нуж­де­ны бы­ли транс­пор­ти­ро­вать его в от­де­ле­ние в невме­ня­е­мом со­сто­я­нии. Про­спав­шись, па­рень ми­нут де­сять не мог по­нять, где, соб­ствен­но, на­хо­дит­ся, а ко­гда осо­знал, с го­ря на­пи­сал чи­сто­сер­деч­ку: мол, так и так, за­лез в квар­ти­ру граж­дан­ки Р. с це­лью за­вла­де­ния ее иму­ще­ством, за­гля­нул в бар, а там… Ко­ро­че, не удер­жал­ся и ре­шил про­де­гу­сти­ро­вать. По­след­няя рюм­ка вис­ки во­сем­на­дца­ти­лет­ней вы­держ­ки ока­за­лась яв­но лиш­ней. А еще лет пять или шесть на­зад к нам в от­де­ле­ние… Окон­чить фра­зу мне не дал рез­кий зво­нок внут­рен­не­го те­ле­фо­на. Зво­нил сер­жант из де­жур­ки: — Ва­ле­рий Ива­но­вич, у нас ограб­ле­ние АЗС на про­спек­те Ми­ра, 57. — По­нял, вы­ез­жа­ем... Посколь­ку мы с Ди­мо­ном в ту ночь не спа­ли, моз­ги у нас ра­бо­та­ли как по­ло­же­но. Прав­да, при­ме­нять их то­гда осо­бо и не по­на­до­би­лось: гра­би­те­ля за­дер­жа­ла немец­кая ов­чар­ка, при­над­ле­жа­щая ко­му-то из со­труд­ни­ков за­прав­ки, и нам оста­ва­лось толь­ко от­вез­ти бан­ди­та в от­де­ле­ние и офор­мить в КПЗ...

Ов­чар­ка Мар­та еще до на­ше­го при­ез­да успе­ла за­дер­жать бан­ди­та, так что нам оста­ва­лось толь­ко от­вез­ти его в от­де­ле­ние

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.