Ты толь­ко ЛЮ­БИМ ОЙ гов ори...

Istorii Iz Zhizni S Yumorom - - Такое Не Забудешь! -

Глав­ное лав­ное— — хо­ро­шо се­бя за­ре­ко­мен­до­вать, и от кли­ен­тов от­боя не бу­дет. СТО бы­ла со­лид­ной, хо­зя­ин — сто­я­щий му­жик. И с кол­лек­ти­вом по­вез­ло — хо­ро­шие ре­бя­та по­до­бра­лись. Са­мым стар­шим, са­мым опыт­ным и са­мым ав­то­ри­тет­ным ме­ха­ни­ком был Сер­гей Се­ме­но­вич Вер­вей­ко. О нем рас­ска­жу по­дроб­нее, по­то­му как, соб­ствен­но, с него и на­ча­лась эта ис­то­рия. Се­ме­ныч — ас в сво­ем де­ле, ма­стер зо­ло­тые ру­ки. Мне го­во­ри­ли, что во­семь лет на­зад на­ша СТО пред­став­ля­ла со­бой обыч­ный га­раж на окра­ине, где бы­ла от­го­ро­же­на фа­не­рой кро­хот­ная ка­мор­ка, гор­до име­но­вав­ша­я­ся офи­сом. Там си­дел хо­зя­ин, а в га­ра­же Се­ме­ныч «ле­чил» «За­по­рож­цы» и «Моск­ви­чи». А сей­час вон как раз­вер­ну­лись: тер­ри­то­рия СТО — по­чти гек­тар, а ра­бо­та­ет у нас боль­ше пя­ти­де­ся­ти че­ло­век! Так вот, о Се­ме­ны­че. Хо­зя­ин его лю­бит. Не в том смыс­ле, ко­то­рый вкла­ды­ва­ют в это сло­во жел­тые га­зе­тен­ки, ко­гда пи­шут о люб­ви од­но­го му­жи­ка к дру­го­му, а в обыч­ном, че­ло­ве­че­ском. Шеф не толь­ко лю­бит Се­ме­ны­ча, но и при­слу­ши­ва­ет­ся к его мне­нию. Ска­зал Се­ме­ныч про но­вич­ка: «Зо­ло­той па­рень, я из него на­сто­я­ще­го ма­сте­ра сде­лаю», — и босс с этим пар­нем за ру­ку на­чи­на­ет здо­ро­вать­ся и зар­пла­ту по­вы­ша­ет… За­то дру­гой, ко­то­ро­го Се­ме­ныч ха­рак­те­ри­зу­ет: «Лен­тяй, и ру­ки не из то­го ме­ста вы­рос­ли», тут же вы­ле­та­ет с ра­бо­ты. Об этом мне рас­ска­за­ли сра­зу, и я сде­лал вы­вод: ес­ли не хо­чу по­те­рять ме­сто, нуж­но тру­дить­ся как сле­ду­ет и по­дру­жить­ся с ак­са­ка­лом. У Се­ме­ны­ча две сла­бо­сти. Пер­вая — он па­ни­че­ски бо­ит­ся быв­шую же­ну, хо­тя они уже пять лет в раз­во­де. Вто­рая — по­сле ра­бо­ты лю­бит вы­пить, да не один, а с кем-ни­будь из кол­лег. Же­на­тых ме­ха­ни­ков не тро­га­ет, но уж ко­ли ты хо­ло­стой… Вот и я по­пал. С од­ной сто­ро­ны, с Се­ме­ны­чем ссо­рить­ся нель­зя, с дру­гой — мой ор­га­низм дол­го не вы­дер­жит. Еще пол­го­да друж­бы с на­став­ни­ком — и цир­роз га­ран­ти­ро­ван. Ко­гда од­на­жды утром проснул­ся с един­ствен­ной мыс­лью «Ес­ли не вы­пью пи­ва, то умру», ре­шил: по­ра за­вя­зы­вать. Но за день ни­че­го тол­ко­во­го не при­ду­мал, по­это­му сно­ва поз­во­лил Се­ме­ны­чу ута­щить се­бя в бли­жай­шую за­бе­га­лов­ку. Мы уже при­ня­ли по пер­вой, ак­са­кал увле­чен­но рас­ска­зы­вал о сво­ей служ­бе на фло­те, как вдруг умолк на по­лу­сло­ве, его гла­за остек­ле­не­ли и ста­ли по­хо­жи­ми на две боль­шие пу­го­ви­цы. — Что та­кое? — ис­пу­гал­ся я. — Вам пло­хо? Се­ме­ныч обер­нул­ся — так, слов­но ожи­дал уви­деть ядо­ви­тую змею, но тут же об­лег­чен­но вздох­нул и рас­сла­бил­ся: «По­ка­за­лось!» — А что по­ка­за­лось-то? — по­ин­те­ре­со­вал­ся я на вся­кий слу­чай. — Го­лос у этой ба­бы точь-в-точь как у мо­ей быв­шей! По­за­ди него си­де­ла толь­ко од­на тет­ка — ху­дая, ры­жая и пья­ная. — По­смот­ри вни­ма­тель­но, вдруг это она, — под­ко­лол я на­став­ни­ка. — Не, не она… Моя Кать­ка во-о-от та­кая. — Се­ме­ныч раз­вел ру­ки в сто­ро­ны, как ры­бак, по­ка­зы­ва­ю­щий ве­ли­чи­ну пой­ман­ной ры­би­ны. — Ее на ра­бо­те зна­ешь, как на­зы­ва­ли? — он по­ни­зил го­лос до ше­по­та. — Гре­на­дер­ша! Ох и ру­ка у нее тя­же­лая! — Она те­бя би­ла? — хмык­нул я. — Слу­ча­лось… — сму­щен­но каш­ля­нув, при­знал­ся кол­ле­га. — Ты же креп­кий му­жик, — уди­вил­ся я, — не­уже­ли не мог бла­го­вер­ную на ме­сто по­ста­вить? — Как ее по­ста­вишь, — тоск­ли­во вздох­нул он, — ес­ли ве­со­вые ка­те­го­рии раз­ные? Как при­пе­ча­та­ет…

Неде­лю си­ня­ки не схо­дят! — Ну ты да­ешь… — ска­зал я. По до­ро­ге до­мой в мою нетрез­вую го­ло­ву при­шла ге­ни­аль­ная идея. Встал под душ (что­бы про­трез­веть), а по­том за­шел к сест­рен­ке. — Юль, у ме­ня к те­бе прось­ба... Се­ст­ра улыб­ну­лась: вы­кла­ды­вай, мол. Ес­ли смо­гу — по­мо­гу. — С то­бой в груп­пе од­на де­вуш­ка учит­ся… Ты не мог­ла бы ей по­зво­нить и при­гла­сить к нам? —О, — кив­ну­ла Юль­ка, — по­нят­но. Бра­тец за­пал на од­ну из мо­их по­дру­жек. И кто эта счаст­ли­ви­ца? — По-мо­е­му, Русла­ной зо­вут. Ну, та­кая, — я по­вто­рил жест Се­ме­ны­ча, по­ка­зав, ка­кая имен­но… — Русла­на? — удив­лен­но пе­ре­спро­си­ла Юль­ка. — Вот уж не зна­ла, что те­бе нра­вят­ся та­кие де- вуш­ки! Да и по­том, у те­бя ни­че­го не вый­дет, — то­роп­ли­во до­ба­ви­ла се­ст­ра, — у Руслан­ки же­них есть, на сен­тябрь сва­дьба на­зна­че­на! При­шлось рас­ска­зать сест­ре о сво­ем плане. — Как ду­ма­ешь, по­мо­жет? — Русь­ка? Да в вос­тор­ге бу­дет! Она же у нас пер­вая при­ко­лист­ка. Уже че­рез пол­ча­са ба­рыш­ня зво­ни­ла в на­шу дверь. Я огля­дел де­вуш­ку: ми­лое ли­цо с пух­лы­ми гу­ба­ми, сме­ю­щи­ми­ся гла­за­ми и фи­гу­рой бор­ца су­мо. Луч­шей кан­ди- да­ту­ры для мо­ей за­теи не най­ти. Я по­свя­тил Русла­ну в по­дроб­но­сти пред­сто­я­щей опе­ра­ции. Как и пред­по­ла­га­ла Юля, ее по­дру­га со­гла­си­лась. — Как при­ка­же­те, — сме­ясь, спро­си­ла она, — с мор­до­бо­ем или без? Я с опас­кой по­ко­сил­ся на нее и по­про­сил обой­тись без дра­ки. — Лад­но, — улыб­ну­лась Ру­ся, — бу­ду смот­реть по си­ту­а­ции. …На сле­ду­ю­щий день Се­ме­ныч по­сле окон­ча­ния ра­бо­ты под­ка­тил­ся ко мне с тра­ди­ци­он­ным пред­ло­же­ни­ем: «Ну что, Гри­го­рий, пой­дем уста­лость сни­мем?» — Я луч­ше до­мой, — нерв­но про­бор­мо­тал, вжи­ва­ясь в роль. — Что так? За­бо­лел? — за­бес­по­ко­ил­ся Се­ме­ныч. — Не­ве­ста ру­га­ет­ся, что я каж­дый день «под му­хой» при­хо­жу… — У те­бя есть не­ве­ста? — изу­мил­ся ма­стер, но тут же вы­дал: — Не- ве­ста не же­на! По­тер­пит. Сам же го­во­рил, что баб нуж­но дер­жать в ежо­вых ру­ка­ви­цах! Че­рез си­лу вли­вая в се­бя вод­ку, я ду­мал в тот ве­чер толь­ко об од­ном: при­дет Ру­ся или нет? Но ко­гда мы с Се­ме­ны­чем вы­шли на ули­цу, я за­ме­тил на ска­мей­ке ее мощ­ную фи­гу­ру. Яви­лась, не под­ве­ла! Де­вуш­ка то­же уви­де­ла нас, ре­ши­тель­но под­ня­лась и дви­ну­лась на­встре­чу. Дви­же­ния ее бы­ли плав­ны­ми, но неот­вра­ти­мы­ми — долж­но быть, так рас­се­кал ле­дя­ные глы­бы ле­до­кол «Арк­ти­ка»... — Опять?! — рявк­ну­ла она, под­ле­тая к нам, а по­том за­мах­ну­лась. Се­ме­ныч ис­пу­ган­но по­пя­тил­ся, от­сту­пая к две­рям ка­фе. Русла­на мель­ком гля­ну­ла на него и… за­ле­пи­ла мне уве­си­стую опле­уху, шеп­нув при этом: «Тер­пи, так на­до». Я от­ле­тел и съе­жил­ся в сто­рон­ке, по­ни­мая, что с это­го мо­мен­та мне от­во­дит­ся роль зри­те­ля. — Так вот кто спа­и­ва­ет мо­е­го же­ни­ха! — ба­рыш­ня схва­ти­ла Се­ме­ны­ча за груд­ки и встрях­ну­ла. Мой на­став­ник то­нень­ко за­ве­ре­щал, ужом вы­скольз­нул из рук Русла­ны и пу­стил­ся на­у­тек. — Еще раз за­та­щи­те Гриш­ку в за­бе­га­лов­ку — бу­де­те иметь де­ло со мной!! — крик­ну­ла Ру­ся ему вслед. P. S. Се­ме­ныч по-преж­не­му от­но­сит­ся ко мне хо­ро­шо, но боль­ше не пред­ла­га­ет со­ста­вить ему ком­па­нию. Я был уве­рен, что он со­хра­нит все в тайне, но… Вид­но, про­бол­тал­ся ко­му-то из ре­бят. В об­щем, про­шло уже боль­ше го­да, а ме­ня до сих пор под­на­чи­ва­ют. Нет-нет да и ляп­нет кто-ни­будь: «Ты толь­ко сво­ей лю­би­мой не го­во­ри, что я те­бе на но­гу га­еч­ный ключ уро­нил». И все ржут, как ко­ни… А я де­лаю страш­ные гла­за и гро­жу: «Смот­ри, еще раз та­кое со­тво­ришь — бу­дешь иметь де­ло с мо­ей неве­стой! » А по­том сме­юсь вме­сте со все­ми...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.