Яв­ка с по­вин­ной от­ме­ня­ет­ся!

«Бе­тон» – такую клич­ку но­сил один из бо­е­ви­ков мест­ной кри­ми­наль­ной груп­пи­ров­ки­г­руп­пи­ров­ки. Он про­хо­дил у нас по ба­зе и вто­рой год на­хо­дил­ся в ро­зыс­ке. А тут вдруг Бе­тон зво­нит и про­сит, что­бы его... аре­сто­ва­ли

Istorii Iz Zhizni S Yumorom - - Cодержание -

Не так долж­на бы­ла скла­ды­вать­ся моя ка­рье­ра! Ох не так! Мне хо­те­лось, как ко­мис­сар Кат­та­ни, по­сто­ян­но участ­во­вать в опе­ра­ци­ях, быть лю­бим­цем жен­щин. Но я все­го лишь за­уряд­ный опер с за­уряд­ной внеш­но­стью. По­сколь­ку в на­шем от­де­ле я са­мый млад­ший (и по воз­рас­ту, и по зва­нию), се­рьез­ных дел не по­ру­ча­ют, а за най­ден­ный укра­ден­ный ве­ло­си­пед, как вы по­ни­ма­е­те, звез­до­чек на по­го­ны ни­ко­му не до­ба­вят... Наш от­важ­ный шеф, май­ор со стран­ной фа­ми­ли­ей Бай­да (да­же про­зви­ще при­ду­мы­вать не при­шлось!), каж­дый день на ле­туч­ке по­сле тра­ди­ци­он­но­го раз- бо­ра по­ле­тов обя­за­тель­но за­чи­ты­ва­ет вслух вы­держ­ки из мест­ных га­зет — те, что ка­са­ют­ся кри­ми­наль­ных но­во­стей. И каж­дый раз, про­чи­тав оче­ред­ной жур­на­лист­ский перл, воз­му­щен­но фыр­ка­ет: «Ну что они за бай­ду пи­шут?!» Эту фра­зу я слы­шал из уст на­чаль­ни­ка, на­вер­но, раз сто, но все­гда мне сто­и­ло боль­ших уси­лий не за­ржать — смеш­но же. По­кон­чив с кри­ти­кой акул пе­ра, Бай­да пе­ре­хо­дит к те­ку­щим про­бле­мам от­де­ла. — Зна­чит так, ор­лы, — об­ра­ща­ет­ся он к нам. — Что­бы рас­кры­ва­е­мость в этом ме­ся­це бы­ла на уровне. «Ви­ся­ки» нам не нуж­ны. Усек­ли? Мы друж­но ки­ва­ем, мол, при­ня­ли к све­де­нию ру­ко- УЖЕ В ПРО­ДА­ЖЕ вод­ство к дей­ствию. За­од­но и к без­дей­ствию, по­то­му как в пе­ре­во­де на об­ще­че­ло­ве­че­ский язык при­каз Бай­ды зву­чит так: при­ни­ма­е­те за­явы от на­се­ле­ния толь­ко в том слу­чае, ес­ли есть ре­аль­ный шанс рас­крыть пре­ступ­ле­ние. Ес­ли нет — так­тич­но по­сы­ла­е­те за­яви­те­ля... ну, хоть в дру­гое от­де­ле­ние — пусть кол­ле­ги «глу­ха­рей» раз­во­дят. Ко­неч­но, бы­ва­ют слу­чаи, ко­гда и де­ло в смыс­ле рас­кры­ва­е­мо­сти тух­лое, и от за­яв­ле­ния по­тер­пев­ше­го не от­вер­теть­ся. То­гда по­лу­ча­ем по шап­ке, хо­тя дей­ство­ва­ли в пол­ном со­от­вет­ствии с за­ко­ном. Бай­ду мы, есте­ствен­но, недо­люб­ли­ва­ем, но на­чаль­ство, как и род­ствен­ни­ков, увы, вы­би­рать не при­хо­дит­ся... Это был обыч­ный ра­бо­чий день. На­род кто где: Го­ша на боль­нич­ном, Стас с Иго­рем — на по­квар­тир­ном об­хо­де до­ма, воз­ле ко­то­ро­го но­чью слу­чи­лась дра­ка с тяж­ки­ми те­лес­ны­ми, Па­вел уехал на «спец­за­да­ние» — ко­пать те­ще ого­род. В от­де­ле оста­ва­лись толь­ко я и Бай­да. Чем шеф за­ни­мал­ся в сво­ем ка­би­не­те, мне бы­ло неве­до­мо, а вот я де­лал сра­зу два де­ла: грыз ка­мен­ной твер­до­сти суш­ки и пы­тал­ся

Шеф на каж­дой ле­туч­ке обя­за­тель­но на­по­ми­нал, что нам не нуж­ны «ви­ся­ки»

из­ва­ять оче­ред­ной от­чет. За­зво­нил те­ле­фон. Я об­ра­до­вал­ся — хоть ка­кое-то раз­но­об­ра­зие плюс воз­мож­ность на вре­мя от­ло­жить на­пи­са­ние нена­вист­но­го до­ку­мен­та. — Ал­ле, хто го­во­рит? — услы­шал в труб­ке. По­зво­нив­ший про­из­но­сил сло­ва хрип­ло, с при­блат­нен­ным рас­тя­ги­ва­ни­ем глас­ных. Я пред­ста­вил­ся по фор­ме и по­ин­те­ре­со­вал­ся, с кем имею честь раз­го­ва­ри­вать. — Бе­тон. Слы­хал про та­ко­го? Бо­е­вик из мест­ной кри­ми­наль­ной груп­пи­ров­ки по клич­ке «Бе­тон» про­хо­дил по на­шей ба­зе и да­же, по-мо­е­му, чис­лил­ся в ро­зыс­ке, по­это­му я на­сто­ро­жил­ся: — Ну, по­ло­жим, слы­хал. — На свою те­щу по­ло­жишь, — наг­ло хмык­нул го­лос. У ме­ня те­щи не бы­ло, но ведь ко­гда-то же бу­дет, по­это­му я за нее оби­дел­ся. — Ну ты, филь­труй ба­зар! — рявк­нул, но тут же взял се­бя в ру­ки и вер­нул­ся к офи­ци­аль­но­му то­ну. — Вы хо­те­ли что­то со­об­щить? — Хо­тел. И щас хо­чу. Толь­ко не те­бе. Под­зо­ви-ка стар­шо­го к тру­боч­ке... — Я по­зо­ву на­чаль­ство толь­ко в том слу­чае, ес­ли ин­фор­ма­ция, ко­то­рую вы со­об­щи­те, бу­дет до­ста­точ­но... Бе­тон, или тот, кто на­звал­ся этим име­нем, не дал мне до­го­во­рить фра­зу до кон­ца: — Да­вай сю­да сво­е­го па­ха­на, быст­ро! Я не мо­гу дол­го ждать, — за­орал он и, ви­ди­мо, для уси­ле­ния эф­фек­та трех­этаж­но вы­ма­те­рил­ся. Я хоть и не ба­рыш­ня-гим­на­зист­ка, но ма­та тер­петь не мо­гу, по­это­му ре­шил на­сто­ять на сво­ем: — Сна­ча­ла го­во­ри­те мне, по­том я пе­ре­дам на­чаль­ству. — Ты что, де­бил? Ко­му пе­ре- дашь? Я на двор хо­чу! — На двор? — обал­дел я. — Что ж ты за мент, ес­ли по фене не бол­та­ешь? В тюря­гу хо­чу, по­нял? Что­бы по­вя­за­ли ме­ня. На­до так! Я толь­ко вер­нул че­люсть на ме­сто, как она сно­ва от­вис­ла. Ни­че­го се­бе но­вость! Я пе­ре­ва­ри­вал ее до­воль­но дол­го, па­у­за за­тя­ну­лась. Бе­то­ну на­до­е­ло ждать. — Аре­стуй­те ме­ня, блин! Мне угро­жа­ют! Мне б за­та­ить­ся... — А… а… вы где сей­час? — Ря­дом с ва­шим дол­ба­ным участком. Но ад­рес толь­ко стар­шо­му ска­жу. Пусть сам при­е­дет и по­вя­жет ме­ня! Я на­ко­нец вы­шел из сту­по­ра. — Бе­тон, толь­ко не ве­шай­те труб­ку. По­го­ди­те, сей­час по- зо­ву май­о­ра. Я ми­гом... Вих­рем вы­ле­тел в ко­ри­дор и чу­дом не сбил иду­ще­го по лест­ни­це Бай­ду. — Та­рас Ми­ха­лыч, там Бе­тон зво­нит. Да, тот са­мый. Го­во­рит, что сдать­ся хо­чет... — Ну, пусть при­хо­дит и пи­шет яв­ку с по­вин­ной. — Я так по­нял, что у него ка­кие-то раз­бор­ки с кол­ле­га­ми­бан­ди­та­ми, у нас све­тить­ся он не хо­чет. Про­сит, что­бы вы его аре­сто­ва­ли честь по че­сти, что­бы мог пе­ре­си­деть в тюрь­ме, — вы­па­лил я на од­ном ды­ха­нии. — Ну че­го ты разо­рал­ся? — скри­вил­ся май­ор. — У нас что, по­жар? Ко­нец све­та? Про­вер­ка из глав­ка? — Так я же го­во­рю... Бе­тон... — Да по­нял я, по­нял. Спря­тать­ся хо­чет, что­бы друж­ки не за­мо­чи­ли. Лад­но, съез­дим, аре­сту­ем, раз при­спи­чи­ло. Толь­ко по­поз­же. Вот по­обе­даю — и съез­дим. Ты у него ад­ре­сок спро­си и скажи, что­бы по­до­ждал... — Но ведь... — Я что, непо­нят­но объ­яс­нил? Кри­ми­на­ли­сты ска­за­ли, в «Ро­маш­ке» се­го­дня сви­ные реб­рыш­ки с хре­ном. А по­ка бу­дем ез­дить ту­да-сю­да да про­то­ко­лы пи­сать, кро­ме вче­раш­не­го рас­соль­ни­ка и ви­не­гре­та, ни­че­го не оста­нет­ся... Твой Бе­тон — не ан­глий­ская ко­ро­ле­ва, мо­жет по­до­ждать. Я вер­нул­ся к се­бе, под­нял труб­ку, от­каш­лял­ся: — Вы ме­ня слы­ши­те?» — Это сно­ва ты? Ты же обе­щал­ся стар­шо­го по­звать! — Де­ло в том, что он... — ко­неч­но, я мог при­ду­мать ты­ся­чу при­чин, что­бы объ­яс­нить от­сут­ствие на­чаль­ни­ка: уехал на за­да­ние, вы­зва­ло вы­ше­сто­я­щее на­чаль­ство, «ско­рая» увез­ла с при­сту­пом ап­пен­ди­ци­та. Но уж очень разо­злил­ся на сво­е­го ше­фа-гур­ма­на. Де­ли­ка­те­сов ему, ви­ди­те ли, за­хо­те­лось! По­это­му от­ве­тил как на ду­ху. — Ка­кие, блин, реб­рыш­ки?! — яв­но рас­те­рял­ся Бе­тон. — Сви­ные. С хре­ном. Сно­ва по­вис­ла дол­гая па­у­за, но те­перь уже не по мо­ей вине. На пе­ре­ва­ри­ва­ние этой но­во­сти у Бе­то­на ушло ни­как не мень­ше ми­ну­ты. Ду­маю, что он про­сто на вре­мя по­те­рял дар ре­чи, а ко­гда он (в смыс­ле дар) сно­ва к нему вер­нул­ся, вир­ту­оз­но вы­стро­ил ру­га­тель­ство по­вы­шен­ной этаж­но­сти, а за­тем до­ба­вил: — Пе­ре­да­вай сво­е­му стар­шо­му от ме­ня при­вет и при­ят­но­го ап­пе­ти­та. И по­шел он на хрен. По­ка! По­слы­ша­лись ко­рот­кие гуд­ки. Я за­чем-то по­дул в труб­ку, по­том ак­ку­рат­но опу­стил ее на ры­чаг. Как раз в эту ми­ну­ту вер­ну­лись Игорь со Ста­сом. Я рас­ска­зал им обо всем, что про­изо­шло в от­де­ле. Ком­мен­та­рии кол­лег в ад­рес Бай­ды луч­ше опу­щу. Спу­стя ми­нут со­рок вер­нул­ся май­ор. За­г­ля­нул к нам в ком­на­ту: «Ну что, ор­лы, по ко­ням? По­еха­ли за Бе­то­ном. Ад­рес узнал?» — по­вер­нул­ся он ко мне. — Бе­тон пе­ре­ду­мал сда­вать­ся, — отра­пор­то­вал я и не без удо­воль­ствия до­ба­вил: — Про­сил пе­ре­дать вам при­вет, по­же­лал при­ят­но­го ап­пе­ти­та и по­слал на хрен. — Что-о-о?!! — глад­кое ли­цо Бай­ды по­баг­ро­ве­ло. Я смот­рел на его све­коль­ную фи­зио­но­мию, сли­во­вый нос с крас­ны­ми про­жил­ка­ми, огром­ное пу­зо, как буд­то бы он сей­час по­обе­дал не толь­ко сви­ны­ми реб­рыш­ка­ми, но и ба­буш­кой, Крас­ной Ша­поч­кой и тре­мя охот­ни­ка­ми, и по­ду­мал, что то­же не про­тив по­слать его ку­да-ни­будь да­ле­ко-да­ле­ко... — А че­го он во­об­ще к нам су­нул­ся? Он что, ду­рак, доб­ро­воль­но сда­вать­ся? — орал май­ор. — Не­бось, сам все при­ду­мал. При­ду­мал, да? — он гнев­но схва­тил­ся за лац­ка­ны мо­е­го фор­мен­но­го ки­те­ля. Я лишь по­жал пле­ча­ми. Чем все за­кон­чи­лось? Шеф об­ви­нил ме­ня в неком­пе­тент­но­сти и ли­шил пре­мии. Два ме­ся­ца спу­стя в от­дел при­шло пись­мо. Из Германии, по­то­му что на мар­ке бы­ло на­пи­са­но Halo aus Deutschland. В кон­вер­те ле­жа­ла от­крыт­ка на ко­то­рой бы­ла изоб­ра­же­на круж­ка с пи­вом и та­рел­ка ды­мя­щих­ся сви­ных реб­ры­шек, а на обо­рот­ной сто­роне — все­го од­но сло­во: «съе­ли?»

Бан­дит, ко­то­рый дав­но был в бе­гах, те­перь сам тре­бо­вал аре­ста! Стран­но...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.