Нас по­ме­ня­ли ро­ля­ми

Istorii Iz Zhizni S Yumorom - - Семейные Хроники -

дар был та­кой си­лы, что ме­ня от­бро­си­ло в ко­нец ко­ри­до­ра: я уда­рил­ся спи­ной и сполз по сте­ноч­ке. Че­рез се­кун­ду на­до мной скло­ни­лась бы­чья баш­ка со­се­да: — Ты, коз­ли­на, я те­бе го­во­рил, что­бы не сту­чал по но­чам? Го­во­рил? Я уны­ло кив­нул. — Го­во­рил, что у ме­ня же­на нерв­ни­ча­ет, ко­гда ты свою дрель за­во­дишь? — Го­во­рил, — про­буль­кал я ртом, пол­ным кро­ви. — То­гда не оби­жай­ся... Где твоя дрель — я сей­час за­су­ну ее те­бе в зад­ни­цу! На шум из ван­ной с дре­лью на­пе­ре­вес вы­шла РРит­ка, Рит­ка, моя же­на. — В чем де­ло, Ма­рик, че­го ты так кри­чишь? — и, уви­дев со­се­да, блес­ну­ла осле­пи­тель­ной улыб­кой. — У нас го­сти? Очень при­ят­но, — и, сняв за­щит­ную пер­чат­ку пер­чат­ку, про про­тя­ну­ла со­се­ду ру­ку.

— Не по­нял, — про­мы­чал ам­бал, ту­по уста­вив­шись на све­жий су­пру­гин ма­ни­кюр. — Что? — за­хло­па­ла гла­за­ми она. — Вас удив­ля­ет, что жен­щи­на мо­жет сво­бод­но об­ра­щать­ся с ра­бо­чим ин­стру­мен­том? Дрель — это ерун­да, я ее за два дня осво­и­ла. Чест­но го­во­ря, — Ри­ту­ля, пе­ре­сту­пив че­рез ме­ня, взя­ла со­се­да под ру­ку, — с мо­лот­ком мне ра­бо­тать зна­чи­тель­но слож-ж нее, е,— и обер­ну­лась ко мне: — А ты че­го на по­лу ва­ля­ешь­ся? Пой­ди луч­ше убе­ри в ван­ной — я там немно­го на­му­со­ри­ла, —и с оча­ро­ва­тель­ной улыб­кой по­вер­ну­лась к мо­е­му обид­чи­ку: — Хо­ти­те чаю? Тот сто­ял с от­кры­тым ртом и при­дур­ко­ва­то та­ра­щил­ся: — Чо? — Я го­во­рю, чаю хо­ти­те? Ма­рик вче­ра пи­рож­ков на­пек — не бог весть что, но есть мож­но, — и она по­во­лок­ла ам­ба­ла на кух­ню. Я, с тру­дом под­няв­шись, на­пра­вил­ся, по­ка­чи­ва­ясь, в ван­ную. «Черт ме­ня дер­нул за­клю­чить с ней это па­ри, — ду­мал, изу­чая в зер­ка­ле свою фи­зио­но­мию с раз­би­ты­ми в кровь гу­ба­ми и ли­ло­ве­ю­щей ску­лой. — Гос­по­ди! Что я зав­тра на ра­бо­те ска­жу?» В дверь ван­ной про­су­ну­лась го­ло­ва со­се­да: — Ты это, му­жик, вый­ди — по­го­во­рить на­до, — про­мы­чал он, до­же­вы­вая мой пи­ро­жок с ка­пу­стой. Я по­смот­рел на него с тос­кой: убьет ведь на­фиг. «А мо­жет, оно и к луч­ше­му», — по­ду­мал об­ре­чен­но. — Не, ты это, не бой­ся, — про­чи­тал он мои мыс­ли, — я не тро­ну, про­сто разо­брать­ся хо­чу: чо это за хрень у вас тут про­ис­хо­дит? Я кив­нул и мол­ча по­плел­ся за ним сле­дом. Иго­рек — ока­за­лось, имен­но так зва­ли со­се­да — при­сел на под­окон­ник в подъ­ез­де и за­ку­рил: — Я те­бя… то­го… не силь­но? — Ни­че­го, бы­ва­ет! — про­шам­кал не-не по­слуш­ны­ми­по­слуш­ны гу­ба­ми. — До сва­дьбы за­жи­вет, — и за­хи­хи­кал, уби­тый соб­ствен­ной шут­кой. — Так чо за фиг­ня с тво­ей ба­бой при­клю­чи­лась, рас­ска­зы­вай. — Мы с ней па­ри за­клю­чи­ли, — и уточ­нил, — по­ме­ня­лись ро­ля­ми… на свою го­ло­ву. И я рас­ска­зал Игорь­ку, как неде­лю на­зад Рит­ка, вер­нув­шись с фит­не­са и об­на­ру­жив в ра­ко­вине немы­тую по­су­ду, за­ка­ти­ла скан­дал, а по­том, став в по­зу, за­яви­ла: — Я те­бе не ра­бы­ня на план­та­ции, а сво­бод­ная жен­щи­на. Ты те­перь свои ази­ат­ские за­мо­роч­ки мо­жешь за­быть — в Ев­ро­пе му­жи­ки все са­ми де­ла­ют: и нос­ки сти­ра­ют, и жрать го­то­вят, и ру­баш­ки гла­дят! — Во, — пе­ре­бил ме­ня со­сед, — и моя то же са­мое го­во­рит! Еще ни­ку­да не всту­пи­ли, а ба­бы уже взъере­пе­ни- взъере­пе­ни-лись, как су­по­вые ку­ры на на­се­сте. на­се­сте.. Ну а ты ей чо? — А что я? Пси­ха­нул! Раз так, го­во­рю, го­во­рю,, бе­ри мой ин­стру­мент и впе­ред! По- По-лоч­ку в ван­ной хо­те­ла? Вот са­ма и цеп­ляй ее! — И чо она — ис­пу­га­лась? — Да где там, — мах­нул я ру­кой, — ты ж ви­дишь, что де­ла­ет­ся: пя­тый день дрель у нее отобрать не мо­гу: два­жды да­же пря­тал — на­шла, за­ра­за! Слу­шай, она у те­бя про от­бой­ник не спра­ши­ва­ла? — Спра­ши­ва­ла, — ска­зал Иго­рек и по­блед­нел, — я обе­щал одол­жить. — Да ты что, брат, смер­ти мне же­ла­ешь? И у те­бя, по­ди, то­же го­ло­ва не лу­же­ная... — И то вер­но, — оза­да­чен­но за­ки­вал он. — Да-а… на­до с этим что-то де­лать. Вот что, идем ко мне, тяп­нем по рю­ма­хе, об­моз­гу­ем все. Моя борщ на­ва­ри­ла, а? Тем бо­лее что я вро­де как долж­ник твой… Су­пру­га ам­ба­ла встре­ти­ла нас под- под-бо­че­нясь: — Ты за­чем это в дом при­вел?! — за- за-го­ло­си­ла с по­ро­га. — Я тут це­лы­ми це­лы­мии дня­ми, как ра­ба на га­ле­рах, а он вся­кую ал­каш­ню во­дит, — и, не дав Игорь­ку и сло­ва вста­вить, про­дол­жи­ла, сры­вая с се­бя фар­тук, — все, все,, на­до­е­ло, сам се­бя об­слу­жи­вай! В Ев- Ев-ро­пе му­жи­ки все са­ми де­ла­ют! — В Ев­ро­пе?! ЕЕв­ро­пе?!?! — про­ры­чал Иго­рек, Иго­рекИ, на­ли­ва­ясь кро­вью. — Оста­но­вись, брат, — по­тя­нул я со­се­да­сед за ру­кав. — Ну сам по­ду­май: что о та­кое па­ра нос­ков? Это ж аб­со­лют- - ная ерун­да по срав­не­нию с круг­ло- - су­точ­ной дре­лью!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.