Кри­ми­наль­ная ма­моч­ка

С ума сой­ти! Вот так жи­вешь и не зна­ешь, где те­бя до­го­нят непри­ят­но­сти. Мне до­ве­лось по­бы­вать в цеп­ких ру­ках ис­пан­ских по­ли­цей­ских

Istorii Iz Zhizni S Yumorom - - Cодержание -

Че­ты­ре го­да на­зад я вы­шла за­муж за ис­пан­ца и пе­ре­еха­ла в Бар­се­ло­ну, к му­жу. Призна­юсь, все у нас про­сто от­лич­но, од­на бе­да – ужас­но ску­чаю по ро­ди­те­лям и сест­ре. Ко­неч­но, по­чти каж­дый день мы об­ща­ем­ся с ни­ми по скай­пу, но, со­гла­си­тесь, это со­всем не то, что по­бе­се­до­вать «жи­вьем». Но уви­деть­ся, к со­жа­ле­нию, уда­ет­ся не ча­ще ра­за в год: в по­за­про­шлом мы с Па­шей (мо­е­го мужа зо­вут Па­б­ло) ез­ди­ли в Укра­и­ну, в про­шлом – ма­ма и па­па при­ез­жа­ли к нам, а уже этим ле­том и Га­ля на­ко­нец-то со­бра­лась ме­ня про­ве­дать. – Вы вдво­ем с Гри­шей при­е­де­те или всей се­мьей? – спро­си­ла у сест­ры. – Толь­ко я и де­ти… – Гал­ка вздох­ну­ла. – У Гриш­ки на ра­бо­те оче­ред­ной ав­рал – дню­ет и но­чу­ет в офи­се. – Очень зна­ко­мая си­ту­а­ция… Мой Пав­лу­ха то­же, меж­ду про­чим, па­шет без вы­ход­ных. И уго­раз­ди­ло же нас вый­ти за­муж за тру­до­го­ли­ков! – НорНор­маль­ные му­жи­ки и долж­ны быть па­ха­ря­ми, – го­ря­чо возр­воз­ра­зи­ла Га­ли­на. – Их де­ло – се­мью се кор­мить, день­ги за­ра­ба­ты­вза­ра­ба­ты­вать…

– А на­ше – гра­мот­но их тра­тить, – со сме­хом за­кон­чи­ла я сест­рен­ки­ну фра­зу. Они при­е­ха­ли в на­ча­ле ав­гу­ста. Пер­вые ча­сы по­сле встре­чи мы с сест­рой толь­ко и де­ла­ли, что бур­но вос­тор­га­лись. Она – смуг­лой кра­со­той ис­пан­цев и ис­па­нок, ве­ли­ко­леп­ны­ми окрест­ны­ми пей­за­жа­ми, на­шим с Па­шей до­мом и, ко­неч­но, мо­им «бе­ре­мен­ным» жи­во­том (до ро­дов оста­ва­лось все­го-то пол­то­ра ме­ся­ца). Я – тем, как вы­рос­ли мои пле­мя­ши Даш­ка и Вань­ка, но­вой Гал­ки­ной при­чес­кой и боль­шим шмат­ком са­ла с опа­лен­ной зо­ло­ти­стой шкур­кой, ко­то­рое сест­ре уда­лось кон­тра­бан­дой про­та­щить че­рез та­мож­ню. На сле­ду­ю­щий день, про­во­див мужа на ра­бо­ту, я по­вез­ла сест­ру и пле­мян­ни­ков на экс­кур­сию – им хо­те­лось по­смот­реть го­род. Са­мая глав­ная до­сто­при­ме­ча­тель­ность Бар­се­ло­ны – ше­дев­ры ар­хи­тек­то­ра Га­уди. Их все­го один­на­дцать, и вход в каж­дый сто­ит око­ло де­ся­ти ев­ро. Но ко­гда воз­ле до­ма Ба­льо я по­лез­ла в ко­ше­лек, Гал­ка схва­ти­ла ме­ня за ру­ку: – Ксю­ша, да­вай до­го­во­рим­ся сра­зу: мы у те­бя бес­плат­но жи­вем и да­же сто­лу­ем­ся, но за му­зеи и раз­вле­че­ния за се­бя и де­тей я пла­чу са­ма! – Пе­ре­стань… – по­пы­та­лась воз­ра­зить. – Хо­чешь ме­ня оби­деть?! – рявк­ну­ла сест­ра, но, по­чув­ство­вав, что фра­за про­зву­ча- ла из­лишне рез­ко, до­ба­ви­ла уже шут­ли­во: – У укра­ин­цев соб­ствен­ная гор­дость, на бур­жу­ев смот­рим свы­со­ка! – Черт с то­бой, про­ле­та­рий, тешь свою гор­дость, трать муж­ни­ны де­неж­ки… – с улыб­кой кив­ну­ла я. Не­де­ля про­ле­те­ла быст­ро. До от­ле­та род­ствен­ни­ков оста­вал­ся все­го один день, и имен­но на эту пят­ни­цу у нас бы­ла за­пла­ни­ро­ва­на са­мая гран­ди­оз­ная экс­кур­сия – по­езд­ка в зна­ме­ни­тый парк раз­вле­че­ний Порт Авен­ту­ра. Но на­ка­нуне мой Па­ша вы­кро­ил сво­бод­ный ве­че­рок и при­гла­сил нас всех в ре­сто­ран. Зная о ще­пе­тиль­но­сти сво­я­че­ни­цы в фи­нан­со­вых во­про­сах, за­каз сде­лал сам, и вско­ре офи­ци­ант уста­вил стол та­рел­ка­ми с са­мы­ми раз­но­об­раз­ны­ми де­ли­ка­те­са­ми. Гал­ка бы­ла в вос­тор­ге от ис­пан­ской кух­ни: с ап­пе­ти­том умя­ла за­кус­ки, па­э­лью, а по­том еще «по­лир­ну­ла» все это ги­гант­ской пор­ци­ей ка­та­лон­ско­го кре­ма. Все бы­ло вкус­ное и, без­услов­но, све­жее, тем не ме­нее до­ма сест­ре ста­ло пло­хо. Она по­чти всю ночь про­ве­ла в туа­ле­те, а в ред­кие про­ме­жут­ки «за­ти­шья» сто­на­ла, свер­нув­шись ка­ла­чи­ком и по­гла­жи­вая взбе­сив­ший­ся жи­вот. – Я чем-то отра­ви­лась, – чуть не пла­ка­ла она. – Да ты про­сто-на­про­сто обо­жра­лась! И не чем-то, а ха­мо­ном. Я в про­шлом го­ду все при­ве­зен­ное ма­мой са­ло съе­ла в один при­сест, так со мной еще не та­кое бы­ло. Так что ни­че­го страш­но­го, де­нек по­го­ло­да­ешь, от­ле­жишь­ся, и все бу­дет в по­ряд­ке. – А как же Даш­ка с Вань­кой? Они так меч­та­ли по­ка­тать­ся на ат­трак­ци­о­нах! – По­ка­та­ют­ся. Зав­тра я са­ма с ни­ми съез­жу… Утром вер­ная сво­им прин­ци­пам Га­ля по­лез­ла в ко­ше­лек: – Ой, по­след­няя сот­ка оста­лась. Это­го хва­тит? Я не ста­ла спо­рить с упер­той сест­рой. Кив­ну­ла: – С го­ло­вой. На­вер­ное, все-та­ки то, что у бе­ре­мен­ных мозг впол­си­лы ра­бо­та­ет, чи­стая прав­да. Про­ехав при­мер­но пол­пу­ти (все­го до пар­ка сто ки­ло­мет­ров), я неожи­дан­но об­на­ру­жи­ла, что бен­зин по­чти на ну­ле. При­шлось оста­нав­ли­вать­ся на АЗС. В бу­маж­ни­ке у ме­ня ле­жа­ли две ку­пю­ры – пять­сот и сто ев­ро. Рас­пла­ти­лась Гал­ки­ной сот­кой. Я успе­ла отъ­е­хать от за­прав­ки при­мер­но ки­ло­мет­ра три, ко­гда по­за­ди вдруг раз­дал­ся ис­тош­ный вой си­ре­ны. Пле­мя­ши, как по ко­ман­де, за­бра­лись на си­де­нье с но­га­ми и, стоя на ко­ле­нях, при­лип­ли но­са­ми к зад­не­му стек­лу. – По­ли­ция, – важ­но со­об­щи­ла мне Да­ша. – На­вер­ное, ка­ких-ни­будь пре­ступ­ни­ков пре­сле­ду­ют, – пред­по­ло­жил Вань­ка. – По-мо­е­му, они нас до­го­ня­ют! – ис­пу­ган­но ах­ну­ла Да­рья. – Те­тя Ксю­ша, у те­бя есть чем от­стре­ли­вать­ся? – де­ло­ви­то по­ин­те­ре­со­вал­ся ее брат. – Де­ти, бог с ва­ми, что вы та­кое вы­ду­ма­ли! – бес­печ­но рас­сме­я­лась. – Мы за­ко­но­по­слуш­ные лю­ди и по­ли­цию со­вер­шен­но не ин­те­ре… До­го­во­рить не успе­ла, по­то­му что по­ли­цей­ская ма­ши­на обо­гна­ла мою «Ау­ди» и, про­ехав немно­го впе­ред, вста­ла по­пе­рек по­ло­сы, пе­ре­го­ро­див до­ро­гу. Из ав­то вы­ско­чил рос­лый по­лис­мен и же­стом при­ка­зал оста­но­вить­ся. Я при­жа­лась к обо­чине: – В чем де­ло, офи­цер? – Се­ньо­ри­та, вы толь­ко что рас­пла­ти­лись на за­прав­ке фаль­ши­вой банк­но­той! – Се­ньо­ра, – по­пра­ви­ла я его, вы­хо­дя из ма­ши­ны и вы­пя­чи­вая и без то­го боль­шой жи­вот. Жи­вот по­ли­цей­ско­го по­че­му-то не впе­чат­лил: – Се­ньо­ра, ска­жи­те, от­ку­да у вас эта ку­пю­ра? – Мне ее да… – я сно­ва осек­лась на по­лу­сло­ве. Прав­ду го­во­рить ни в ко­ем слу­чае нель­зя! Сест­ра – ино­стран­ка, ее мо­гут за­дер­жать за ввоз в стра­ну фаль­ши­вой ва­лю­ты. А ей ведь зав­тра до­мой ле­теть... – Я эту ку­пю­ру на ули­це по­до­бра­ла, – со­вра­ла, не морг­нув гла­зом. – Со­жа­лею, но вам при­дет­ся про­ехать с на­ми. – Но у ме­ня де­ти в ма­шине! – Зна­чит, вме­сте с детьми… В Порт Авен­ту­ра мы так и не по­па­ли – несколь­ко ча­сов про­тор­ча­ли в участ­ке. По­том, убе­див­шись, что я – не фаль­ши­во­мо­нет­чи­ца и не со­би­ра­юсь под­ры­вать устои го­су­дар­ства (уж не знаю, ка­ким об­ра­зом они при­шли к та­ко­му за­клю­че­нию), доб­лест­ные ст­ра­жи по­ряд­ка от­пу­сти­ли нас во­сво­я­си, в шут­ку обо­звав ме­ня на про­ща­ние «кри­ми­наль­ной ма­моч­кой». А зна­е­те, что са­мое уди­ви­тель­ное в этой ис­то­рии? То, что пле­мян­ни­ки со­вер­шен­но не рас­стро­и­лись из-за то­го, что им так и не уда­лось по­бы­вать в пар­ке раз­вле­че­ний. От­вет на эту за­гад­ку мне ве­че­ром вы­дал Вань­ка: – На ат­трак­ци­о­нах мож­но и до­ма по­ка­тать­ся, а вот ко­гда ре­бя­та во дво­ре узна­ют, что мы пол­дня в бар­се­лон­ской по­ли­ции про­ве­ли, – на­вер­ня­ка умрут от за­ви­сти! P. S. Ко­гда моя доч­ка под­рас­тет, ни за что не раз­ре­шу ей смот­реть по те­ле­ви­зо­ру столь­ко де­тек­ти­вов!

Сест­ра ре­ши­ла, что за все раз­вле­че­ния за­пла­тит са­ма В парк ат­трак­ци­о­нов мы так и не по­па­ли, но де­ти не оби­де­лись

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.