Спра­вим­ся без проблем!

Istorii Iz Zhizni S Yumorom - - Cодержание -

Все на­ча­лось в но­во­год­нюю ночь. Празд­но­ва­ли мы до­ма, но не в уз­ком, а в ши­ро­ком кру­гу се­мьи: я, мой муж Ва­дим, на­ши де­ти Ар­тем­ка и Юля, Вадь­кин стар­ший брат Эдик с же­ной и сы­ном Се­вой, мой дво­ю­род­ный брат Иван, его вто­рая по­ло­вин­ка Гал­ка и, ко­неч­но же, ба­ба Ка­тя. Ба­бу­ляу — моя даль­няя ррод­ствен­ни­ца,, но по ду­ху са­мая род­ная. В дет­стве я каж­дое ле­то го­сти­лаг у нее в де­ревне. ЭтойЭ осе­нью ста­руш­ка рас­хра­схво­ра­лась, от­ле­жа­ла ме­сяц в го­род­ской­гор боль­ни­це. Ну, я и пред­ло­жи­ла ей зи­му про­ве­сти у нас. Ба­ба Ка­тя по­ду­ма­ла и со­гла­си­лась. Ес­ли чест­но, мне бы­ло не толь­ко спо­кой­нее, что те­перь она не си­дит од­на-оди­не­шень­ка в за­сне­жен­ной ха­те, но еще и очень удоб­но. Ме­ста в че­ты­рех­ком­нат­ной квар­ти­ре предо­ста­точ­но, я при­хо­жу до­мой по­сле де­жур­ства, а на пли­те борщ, на сто­ле пам­пуш­ки, с Тем­кой уро­ки вы­учи­ла (ба­бу­ля — учи­тель­ни­ца на пен­сии), да и веч­но бо­ле­ю­щую Юль­ку не нуж­но в са­дик по мо­ро­зу во­дить. В тот ве­чер на­ши муж­чи­ны за­ве­ли спор. Точ­нее, его на­чал са­мо­до­воль­ный ба­хвал Эдик: — Та­кой бы­ва­лый ту­рист, как я, мо­жет вы­жить в лю­бых усло­ви­ях!

— Не ме­ли ерун­ды! — ре­зон­но за­ме­тил Иван. — Од­но де­ло — ка­тать­ся на лы­жах в Бу­ко­ве­лях, а дру­гое — в зим­нем ле­су. Да и вряд ли ты смо­жешь про­жить в хо­лод в де­ревне. Там же печ­ку то­пить на­до, дро­ва ру­бить! Са­мо­му се­бя об­слу­жи­вать при­дет­ся! — снис­хо­ди­тель­но улыб­нул­ся брат. — Я?! Да я... да я... Я все смо­гу! — Эдик на­чал «лу­пить се­бя пят­кой в грудь», до­ка­зы­вая соб­ствен­ную право­ту, но Вань­ка толь­ко сме­ял­ся. — Спо­рим, что я... Что мы, муж­чи­ны это­го ро­да (неко­то­рый па­фос во­все не чужд на­ше­му ро­ди­чу), про­жи­вем в де­ревне! — по­лез на ро­жон Эдик. — На что спо­рим? — А на ру­жье тво­е­го пра­де­да! — Зачем те­бе, оно же не стре­ля­ет? — На стен­ку по­ве­шу! Пусть все за­ви­ду­ют! — вы­пя­тил грудь род­ствен­ник. — Хо­ро­шо, — недо­воль­но по­мор­щил­ся Иван. — Ес­ли про­спо­ришь, от­да­ешь мне ко­стюм... Ну, тот... лыж­ный... — А что с ним бу­дешь де­лать? Ты ж на гор­ные ку­рор­ты не ез­дишь! — Ко­ро­ву бу­ду па­сти! По ру­кам? — Так он же па­ру ты­сяч зе­ле­ных сто­ит! Ты с ду­ба, что ли, упал, пас­тух? — Ру­жье ста­рин­ное сто­ит не мень­ше! — от­ре­зал брат. Как ни стран­но, Эди­ко­ву бре­до­вую идею под­дер­жал не толь­ко мой бла­го­вер­ный, но да­же сы­ниш­ка. — Не во­прос! При­ез­жай­те в ха­ту ба­бы Ка­ти, а там по­смот­рим, — усмех­нул­ся в усы Иван. Я пы­та­лась от­го­во­рить сво­е­го нена­гляд­но­го, но тщет­но. — Вадь, но у ме­ня же де­жур­ство в боль­ни­це! Ме­ня не от­пу­стят! — А при чем здесь ты? — зна­ко­мые нот­ки брат­ца Эди­ка в го­ло­се му­жа. — Едут толь­ко муж­чи­ны! — Да как же спра­ви­тесь? Вы и печь то­пить не уме­е­те! И дров не на­ру­би­те! — А мы ре­ши­ли Вань­ку об­ма­нуть. Эдь­ка возь­мет UFO и элек­тро­плит­ку, вот и все де­ла! Утром пя­то­го ян­ва­ря я на­ча­ла вдум­чи­во со­би­рать сво­их муж­чин в до­ро­гу. Па­ко­ва­ла в сум­ку теп­лые ве­щи, шер­стя­ные нос­ки, сви­те­ра. В это вре­мя к нам за­явил­ся Эдик с сы­ном. — Зачем ты все это им пи­ха­ешь? У нас же у всех теп­лые ком­безы для гор­ных лыж. Да­вай вы­ни­май лиш­нее ба­рах­ло из сум­ки! — рас­ко­ман­до­вал­ся он. — Жене сво­ей бу­дешь ука­зы­вать! — сер­ди­то от­ве­ти­ла я и выш­ла в кух­ню скла­ды­вать про­ви­ант на три дня. — Я вам пи­рож­ков на­жа­ри­ла, ва­ре­нич­ков на­ле­пи­ла, на­гре­е­те их на пли­те, да и по­ку­ша­е­те, — го­во­ри­ла ба­ба Ка­тя муж­чи­нам. — Ни­ка­ких ва­ре­ни­ков! Мы взя­ли мя­со на шаш­лык. Вот на­сто­я­щая муж­ская еда! — хва­лил­ся Эдь­ка. — Кста­ти, а ва­ре­ни­ки мы сей­час по­едим, ставь греть, ба­бу­ля! Тань, а ты вы­не­си мя­со на бал­кон по­ка! Толь­ко за­ма­ри­нуй сна­ча­ла! — Де­лай­те что хо­ти­те! Мне на сме­ну по­ра! — разо­зли­лась я и ушла, пред­ва­ри­тель­но все-та­ки за­пих­нув в рюк­зак сы­на пал­ку коп­че­ной кол­ба­сы, ку­сок сы­ра и ба­тон. На вся­кий слу­чай... Ве­че­ром, ко­гда вер­ну­лась с ра­бо­ты, об­на­ру­жи­ла, что мя­со они за­бы­ли, пи­рож­ки — то­же, теп­лые ве­щи не взя­ли. Ко­неч­но, рас­стро­и­лась. — Не пе­ре­жи­вай, Та­ня, про­го­ло­да­ют­ся — вер­нут­ся! — успо­ко­и­ла ба­ба Ка­тя. — Или кар­то­шеч­ки на­жа­рят! К это­му вре­ме­ни на­ча­лась ме­тель... Утром — зво­нок по мо­бил­ке. Исте­ри­че­ский вопль Ва­ди­ма: — Тань­ка, здесь все за­ме­ло — не вы­ехать, а те­перь еще и свет пропал! UFO не ра­бо­та­ет! Где дро­ва у баб­ки? — В са­рае, где ж им еще быть! — Так они же там неруб­ле­ные! — Ну да, ба­ба Ка­тя за­бо­ле­ла, не до то­го ей бы­ло. А по­том к нам уеха­ла. Че­рез неко­то­рое вре­мя сно­ва зво­нок: — Мы мя­со за­бы­ли! А кол­ба­су с сы­ром уже сло­па­ли! Что де­лать? — В по­гре­бе кар­тош­ка и кон­сер­ва­ция есть. Расто­пи­те печь, и... — Но там же тем­но!!! — А я те­бя сколь­ко про­си­ла свет ту­да про­ве­сти? Ты по­слу­шал­ся? — ме­ня на­чи­на­ло раз­би­рать зло. — А све­чи? Где све­чи хра­нят­ся? — вто­рил Ва­ди­му его бра­тель­ник. — Ско­ро стем­не­ет! А то­пор где ле­жит? — В хо­ло­диль­ни­ке! — рявк­ну­ла я. — Ну что вы как де­ти ма­лые? Вы же су­пер­ге­рои! Са­рай за ха­той! Там дро­ва и уголь. А све­чи и ке­ро­син­ка — в кла­дов­ке. Кар­тош­ка в по­гре­бе! То­пор то­же в кла­дов­ке, где и осталь­ной сель­хоз­ин­вен­тарь! — Но к са­раю не прой­ти! Все сне­гом за­ме­ло! И по­греб то­же! — Ло­па­та в ко­ри­до­ре за две­рью! — мне уже хо­те­лось его уда­вить. — Да тут ме­тет! Ид­ти в та­кую пур­гу снег раз­гре­бать?! — При­гла­си двор­ни­ка! Я от­клю­чи­лась, но на серд­це бы­ло неспо­кой­но: за­мерз­нут, про­сту­дят­ся. — Ты не си­ди сид­нем-то, — ре­зон­но за­ме­ти­ла ба­ба Ка­тя. — Раз уж все рав­но твоя смен­щи­ца с боль­нич­но­го выш­ла, зво­ни жене Эди­ка, на их ма­шине до­бе­ре­тесь до Ива­на, а у него есть трак­тор, он же фер­мер! Да и ка­нун Рож­де­ства сей­час. С се­мьей всем нуж­но быть... — Ну а ты как же? — А что мы? Мы тут с Юлеч­кой по­ужи­на­ем вдво­ем, те­лик по­смот­рим и спать ля­жем! Так и сде­ла­ли. При­е­ха­ли во­вре­мя: у на­ших муж­чин зу­бы во­всю сту­ча­ли от хо­ло­да, а гла­за го­ре­ли го­лод­ным блес­ком. — Имен­но так на­чи­на­ет­ся кан­ни­ба­лизм! — за­ржал Вань­ка. Расто­пи­ли мы печ­ку, по­ужи­на­ли. Утром вме­сте на­жа­ри­ли шаш­лы­ков и сва­ри­ли «лес­ную» ка­шу на ко­ст­ре. А по­том сы­тый и под­вы­пив­ший Эду­ард из­рек: — Ну, зи­ма — это лад­но! А вот ле­том у вас здесь бла­го­дать! От­ды­хай — не хочу! Воз­дух! Рыбалка, гри­бы... — Ого­род по­са­дить, оку­чить, про­по­лоть, жу­ка по­го­нять, убрать... — Ерун­да... Спо­рим, мы спра­вим­ся без проблем! На де­до­ву саб­лю! — Не во­прос! Я те­бе саб­лю, или ты мне — свой сне­го­ход. Те­п­лый ко­стюм у ме­ня уже есть, толь­ко сне­го­хо­да и не хва­та­ет! Ты ж то­же его в га­ра­же дер­жишь толь­ко для то­го, что­бы по­хва­стать­ся пе­ред все­ми, — с из­дев­кой от­ве­тил Вань­ка. Гос­по­ди! Дай мне сил пе­ре­жить пред­сто­я­щее ле­то, ведь по­едут, по тра­ди­ции, толь­ко муж­чи­ны...

Ве­че­ром, вер­нув­шись с ра­бо­ты, я об­на­ру­жи­ла, что мя­со они за­бы­ли, и пи­рож­ки то­же, да еще и теп­лые ве­щи не взя­ли...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.