По­на­е­ха­ли тут, про­вин­ция!

Ека­те­ри­на, 21 год Рань­ше мы с Жан­ной не об­ща­лись: она вы­со­ко­мер­но зва­ла при­е­хав­ших на уче­бу про­вин­ци­а­ла­ми

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Кать, по­стой! — оклик­ну­ла свет­ло­во­ло­сая де­вуш­ка, сто­яв­шая у две­рей ауди­то­рии. — Те­бя же Ка­тей зо­вут? — Да, — по­смот­ре­ла я удив­лен­но. Ну на­до же, она имя мое зна­ет. Не то что­бы в этом бы­ло что-то осо­бен­ное — мы учи­лись в од­ной груп­пе око­ло го­да, но Жан­на (так зва­ли ба­рыш­ню) бы­ла из тех, кто счи­та­ет ни­же сво­е­го до­сто­ин­ства про­сто так раз­го­ва­ри­вать со «вся­ки­ми там по­на­е­хав­ши­ми». А я как раз и бы­ла од­ной из тех про­вин­ци­а­лок, ко­то­рые из род­но­го го­род­ка рва­ну­ли по­ко­рять сто­ли­цу. — Тут та­кое де­ло... — уве­рен­но на­ча­ла она. — У те­бя нет про­пу­щен­ных лек­ций в этом се­мест­ре? — Нет вро­де, — оза­да­чи­лась я. — Зна­чит, и кон­спек­ты все есть? — од­но­групп­ни­ца смот­ре­ла на ме­ня во­про­си­тель­но. Ну ко­неч­но! Как же сра­зу не до­га­да­лась! Что ей еще мо­жет быть нуж­но от про­вин­ци­ал­ки? — Эм-м… Есть. — А ты мо­жешь одол­жить на па­ру дней? — ее го­лос стал за­ис­ки­ва­ю­щим. — Ско­ро сес­сия, а у ме­ня и по­ло­ви­ны лек­ций нет. — Да, ко­неч­но, — про­мям­ли­ла я. — Зав­тра при­не­су. Или, ес­ли хо­чешь, мо­жешь ве­че­ром зай­ти в об­ще­жи­тие и за­брать са­ма. — В об­ща­гу? — ба­рыш­ня по­мор­щи­лась. — Лад­но, встре­тим­ся по­сле пар у па­рад­но­го вхо­да. По­сле этих слов она раз­вер­ну­лась и за­ша­га­ла в ауди­то­рию. Мне ни­че­го не оста­ва­лось, как по­сле­до­вать ее при­ме­ру. День про­ле­тел неза­мет­но. Пред­вку­шая ско­рую по­езд­ку до­мой, я со­став­ля­ла в го­ло­ве спи­сок по­дар­ков род­ным и нето­роп­ли­во ша­га­ла к вы­хо­ду. — Эй, ты что, ме­ня не ждешь? — по­слы­ша­лось за спи­ной. Точ­но! Со­всем за­бы­ла об обе­щан­ной встре­че с од­но­групп­ни­цей. — Из­ви­ни, за­ду­ма­лась. — О чем? — де­вуш­ка по­рав­ня­лась со мной и пы­та­лась от­ды­шать­ся. — О по­езд­ке до­мой, о род­ных, — чест­но при­зна­лась. — Ску­ча­ешь? — Очень. Впер­вые уеха­ла из сво­е­го го­род­ка так на­дол­го... Еще немно­го, и раз­ре­вусь пря­мо на гла­зах у этой фи­фы. Это­го толь­ко не хва­та­ло. — Ну и ду­ра! — рас­сме­я­лась Жан­на. Ка­за­лось, она и не за­ме­ти­ла, как пре­да­тель­ски за­дро­жал мой го­лос. — По че­му ску­чать? У вас, на­вер­ное, все­го один клуб на всю де­рев­ню, в ко­то­ром од­на мест­ная шпа­на ту­сит. От­ве­тить ей бы­ло нече­го. У нас дей­стви­тель­но все­го один клуб, да и тот ра­бо­тал толь­ко ле­том. — Вот, мол­чишь! — она по­бед­но за­дра­ла под­бо­ро­док. — Дам те­бе хо­ро­ший со­вет: на­сла­ждай­ся, по­ка мож­но, насто­я­щей жиз­нью, раз уж по­вез­ло учить­ся в сто­ли­це. По­том, ко­гда вер­нешь­ся в свой Му­хо­сранск, бу­дет хоть что вспом­нить. Сло­ва боль­но ре­за­ну­ли, но не име­ло смыс­ла спо­рить, по­это­му остав-

Со­курс­ни­ца, до этих пор не за­ме­чав­шая ме­ня, по­про­си­ла од­на­жды кон­спек­ты

шу­ю­ся часть пу­ти шли мол­ча. Я ни­ко­гда не лю­би­ла боль­шие го­ро­да. Шум, веч­ные тол­куч­ки в об­ще­ствен­ном транс­пор­те, ну ко­му это мо­жет нра­вить­ся? До сих пор не мо­гу по­нять тех, кто так стре­мит­ся здесь жить. Ес­ли бы не же­ла­ние по­лу­чить хо­ро­шее об­ра­зо­ва­ние, ни­ко­гда бы не про­ме­ня­ла свою тихую про­вин­цию на сто­лич­ную су­е­ту. По­пет­ляв по ко­ри­до­рам об­ще­жи­тия, мы на­ко­нец оста­но­ви­лись у две­ри мо­ей ком­на­ты. По­вер­нув ключ в зам­ке, я по­сто­ро­ни­лась и про­пу­сти­ла го­стью впе­ред. Та уве­рен­но про­шла в ком­на­ту и осмот­ре­лась. — Да, пря­мо ска­жем, не хо­ро­мы. Про­игно­ри­ро­вав за­ме­ча­ние од­но­групп­ни­цы, по­ста­ви­ла чай­ник и до­ста­ла кон­спек­ты. — Бу­дешь чай или ко­фе? Мне не хо­те­лось, что­бы она за­дер­жи­ва­лась доль­ше, чем тре­бо­ва­лось, но эле­мен­тар­ную веж­ли­вость еще ни­кто не от­ме­нял. К мо­е­му удив­ле­нию, Жан­на со­гла­си­лась на чаш­ку ко­фе. — У ме­ня толь­ко рас­тво­ри­мый, — пре­ду­пре­ди­ла ее. — Сой­дет, — кив­ну­ла она, про­смат­ри­вая мои за­пи­си. Спу­стя па­ру ми­нут мы си­де­ли за кро­хот­ным сто­ли­ком, при­хле­бы­вая го­ря­чий аро­мат­ный на­пи­ток. Я пер­вой ре­ши­лась на­ру­шить за­тя­нув­ше­е­ся мол­ча­ние. — А ты ро­дом от­сю­да? — Ко­неч­но! — де­вуш­ку яв­но воз­му­тил мой во­прос. — Ро­ди­те­лям от баб­ки квар­ти­ра трех­ком­нат­ная в цен­тре до­ста­лась, ба­тя ши­кар­ный ре­монт за­ба­ба­хал, там и жи­вем, — она еще раз оки­ну­ла пре­не­бре­жи­тель­ным взгля­дом ком­на­туш­ку, ко­то­рую я де­ли­ла еще с дву­мя та­ки­ми же бед­ны­ми сту­дент­ка­ми. Про­дол­жать раз­го­вор мне рас­хо­те­лось, по­то­му, как толь­ко од­но­групп­ни­ца до­пи­ла ко­фе, по­спе­ши­ла ее вы­про­во­дить, со­слав­шись на то, что хо­чу еще по­за­ни­мать­ся. — Толь­ко кон­спек­ты не за­дер­жи­вай дол­го, мне же то­же на­до го­то­вить­ся, — пре­ду­пре­ди­ла вдо­гон­ку сбе­га­ю­щую по сту­пень­кам ба­рыш­ню. — От­ска­ни­рую и зав­тра при­не­су! — до­нес­лось с ниж­ней пло­щад­ки. На сле­ду­ю­щий день Жан­на в уни­ве­ре не по­яви­лась. И че­рез день то­же. Мо­жет, для нее это в по­ряд­ке ве­щей, но че­рез неде­лю сес­сия, и я на­ча­ла па­ни­ко­вать. Вы­пы­тав у сту­ден­ток, с ко­то­ры­ми ча­ще все­го ви­де­ла ко­рен­ную, ее но­мер те­ле­фо­на, ста­ла на­зва­ни­вать ей. Труб­ку взя­ли лишь с пя­то­го ра­за. — Жан, это Ка­тя. Те­бя не бы­ло на за­ня­ти­ях, а я да­ва­ла… — до­го­во­рить не успе­ла. — Ка­тя? А, точ­но. Да, я при­бо­ле­ла чу­ток, так что ме­ня еще па­ру дней не бу­дет, — го­лос де­вуш­ки был охрип­шим и устав­шим. — Но мне на­до го­то­вить­ся, а все кон­спек­ты у те­бя, — вы­па­ли­ла я. — Да­вай ты ска­жешь свой ад­рес, по­сле пар под­ско­чу и за­бе­ру. — Да не на­до, — за­про­те­сто­ва­ла од­но­групп­ни­ца. — Я че­рез па­ру дней окле­ма­юсь и все при­не­су. — Нет, так де­ло не пой­дет! — разо­зли­лась я. — Мне со­всем не улы­ба­ет­ся за­по­роть из-за те­бя сес­сию. Ес­ли ты се­бе мо­жешь это поз­во­лить, то я — нет! Го­во­ри ад­рес. Жан­на вздох­ну­ла и про­дик­то­ва­ла ад­рес. А спу­стя несколь­ко ча­сов я с па­ке­том фрук­тов сто­я­ла у па­рад­но­го ста­рой мно­го­этаж­ки в пол­ном недо­уме­нии. Ни­че­го се­бе центр го­ро­да! На­брав но­мер квар­ти­ры на до­мо­фоне, до­жда­лась, по­ка от­кро­ют, и по­пле­лась на вто­рой этаж. Дверь ни­чем не от­ли­ча­лась от дру­гих на пло­щад­ке, та­ких же об­шар­пан­ных. Од­но­групп­ни­ца от­кры­ла по­сле пер­во­го же звон­ка и же­стом при­гла­си­ла вой­ти. Я сде­ла­ла нере­ши­тель­ный шаг внутрь и за­сты­ла в изум­ле­нии. Не то что­бы ожи­да­ла ли­це­зреть дво­рец, но то, что уви­де­ла, ни­как не вя­за­лось с рас­ска­зом Жан­ны о трех­ком­нат­ных от­ре­мон­ти­ро­ван­ных хо­ро­мах в цен­тре го­ро­да. — Ты… здесь жи­вешь? — по­смот­ре­ла на мяв­шу­ю­ся в при­хо­жей с мо­и­ми тет­ра­дя­ми в ру­ках Жан­ку. Та кив­ну­ла и опу­сти­ла гла­за. Про­бе­жав взгля­дом по ста­рым, ме­ста­ми со­всем от­кле­ив­шим­ся ску­ко­жен­ным обо­ям, я про­тя­ну­ла ей фрук­ты. — Дер­жи. Как чув­ству­ешь се­бя? Од­но­групп­ни­ца взя­ла па­кет и, все так же не под­ни­мая глаз, вру­чи­ла мне кон­спек­ты. — Уже на­мно­го луч­ше, спа­си­бо. — Зна­ешь что? Вы­здо­рав­ли­вай ско­рее и за­хо­ди на ко­фе. И ес­ли хо­чешь, бу­дем за­ни­мать­ся вме­сте, — улыб­ну­лась ей. Жан­на ис­под­ло­бья по­смот­ре­ла на ме­ня и, не уви­дев на мо­ем ли­це осуж­де­ния, улыб­ну­лась в от­вет. Впер­вые за все вре­мя на­ше­го зна­ком­ства — ис­кренне. Со­курс­ни­ца ока­за­лась непло­хой дев­чон­кой, мы ста­ли вме­сте го­то­вить­ся к эк­за­ме­нам и дей­стви­тель­но по­дру­жи­лись.

Дверь ее квар­ти­ры бы­ла об­шар­пан­ная, и я недо­уме­ва­ла: ошиб­лась ад­ре­сом?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.