Как круассан с кремом Наш лю­би­мый

Ро­ман, 50 лет Су­пру­га пи­ли­ла ме­ня за каж­дую ка­ло­рию, я по­те­рял удо­воль­ствие от еды, а за­од­но и вкус к жиз­ни

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Оутром, ко­гда Ка­тя в оче­ред­ной раз вы­хва­ти­ла у ме­ня из ру­ки бу­тер­брод с кол­ба­сой, я за­ду­мал­ся: как так по­лу­чи­лось, что моя же­на ста­ла со­вер­шен­но чу­жой жен­щи­ной? — Те­бе не стыд­но? — стро­го спро­си­ла она. — Све­жий ба­тон, мас­ло, кол­ба­са! Уй­ма ка­ло­рий! Я сглот­нул слю­ну, про­во­жая гла­за­ми бу­тер­брод, ко­то­рый она спря­та­ла в хо­ло­диль­ник. — Посмот­ри на се­бя в зер­ка­ло! У те­бя жи­вот ле­жит свер­ху на брюч­ном ремне. При­го­товь ов­сян­ку на во­де и по­ешь, а я по­шла за­ни­мать­ся йо­гой. Ко­гда Ка­тю­ха вышла, я до­стал бу­тер­брод и, ко­неч­но, съел. А к чаю очень хо­те­лось слад­ко­го, но ни шо­ко­ла­да, ни пе­че­нья в до­ме не бы­ло очень дав­но... Вот то­гда я и при­за­ду­мал­ся. Сын наш вы­рос и дав­но уехал, а мы с бла­го­вер­ной, ка­жет­ся, все боль­ше рас­хо­дим­ся во вку­сах. При­чем в пря­мом смыс­ле! У нее кры­ша по­еха­ла на поч­ве здо­ро­во­го об­ра­за жиз­ни. Нет, я ни­че­го про­тив не имею, ко­гда в ра­зум­ных пре­де­лах. А ес­ли с утра до ве­че­ра толь­ко и слыш­но: «На­до ис­кать про­дук­ты толь­ко с ми­ни­му­мом ка­ло­рий! Без уси­ли­те­лей вку­са, без глю­те­на и осо­бен­но без уг­ле­во­дов». Как я по­нял, уг­ле­во­ды — страш­ные вра­ги все­го че­ло­ве­че­ства, ну, то есть жен­ской его ча­сти. — Ро­ман! Ес­ли ты ста­нешь упле­тать свои тор­ти­ки и пи­рож­ные при мне, — заявила од­на­ж­ды Ка­те­ри­на, — это бу­дет са­дизм с тво­ей сто­ро­ны! Я не хо­тел под­вер­гать же­ну пыт­кам и по­сте­пен­но умень­шил ко­ли­че­ство слад­ко­го в ра­ци­оне. От­во­дил ду­шу толь­ко на ра­бо­те, а до­ма — бо­же упа­си. Ес­ли су­пру­га хоть крош­ку от пе­че­нья уню­ха­ет — рас­стро­ит­ся, бу­дет весь ве­чер мол­чать... Она дей­стви­тель­на ста­ла строй­нее, как-то су­ше и жи­ли­стее. Мне та­кая пе­ре­ме­на не по­нра­ви­лась, а ей не нра­ви­лась моя пол­но­та. В кон­це конд­на­ж­ды

По­сле отъ­ез­да сы­на же­на ре­ши­ла сесть на жест­кую ди­е­ту и ме­ня при­об­щить

При­хо­ди­лось есть тай­ком: лю­би­мые сла­до­сти бы­ли под стро­гим за­пре­том Ка­тя за­го­ре­ла и еще боль­ше по­ху­де­ла, но я по­нял, что она ме­ня не при­вле­ка­ет

цов мы се­рьез­но по­ссо­ри­лись, ко­гда я од­на­ж­ды не вы­дер­жал, плю­нул на риск скан­да­ла и при­нес до­мой ко­роб­ку за­вар­ных пи­рож­ных. — По­тря­са­ю­щая без­от­вет­ствен­ность! — кри­ча­ла Ка­тя. — Столь­ко вре­ме­ни си­деть на ди­е­те, ра­до­вать­ся каж­до­му сбро­шен­но­му грам­му, а в вы­ход­ные на­жрать­ся пи­рож­ных с при­тор­ным кремом! Как дво­ро­вый пес на по­мой­ке. — А мне хо­чет­ся! — за­явил я. — Мне пе­ред ве­са­ми не стыд­но, как те­бе. — Но ты обо мне не по­ду­мал! У нас об­щий хо­ло­диль­ник! — То­гда куп­лю соб­ствен­ный. Ка­те­ри­на по­мол­ча­ла и ска­за­ла: — Зна­ешь, луч­ше по­ку­пай сра­зу дру­гую квар­ти­ру. Да­вай рас­ста­нем­ся. Мне на­до­е­ло та­щить те­бя к здо­ро­во­му об­ра­зу жиз­ни. Я де­лаю как луч­ше, но ты ги­рей ви­сишь у ме­ня на но­гах! Вско­ре мы раз­ве­лись. Я остал­ся один и на нерв­ной поч­ве по­на­ча­лу мно­го ел. Мой вес боль­ше ста ки­ло­грам­мов, но рань­ше я его не чув­ство­вал, а те­перь ис­пу­гал­ся: вдруг нач­ну за­ды­хать­ся? Од­на­ко здо­ро­вье не стра­да­ло ни от бу­ло­чек, ни от пи­рож­ных, ни от шо­ко­ла­да, и я слег­ка успо­ко­ил­ся. Пусть фа­нат­ки здо­ро­вья из­ну­ря­ют се­бя ди­е­та­ми, а я хо­чу жить для удо­воль­ствий! «Са­мое вре­мя ни в чем се­бе не от­ка­зы­вать», — по­ду­мал и в вы­ход­ные от­пра­вил­ся в ка­фе, где не был несколь­ко лет. Тут все из­ме­ни­лось, ме­ню ста­ло раз­но­об­раз­ным, и я рас­те­рял­ся, не зная, что за­ка­зать. Офи­ци­ант под­хо­дил ко мне несколь­ко раз, а я все ни­как не мог вы­брать. — Мо­ло­дой че­ло­век, за­ка­жи­те круас­са­ны с кремом, — ска­за­ла жен­щи­на за со­сед­ним сто­ли­ком. — Э... Спа­си­бо, — от­ве­тил я, рас­смат­ри­вая ее. — Осо­бен­но за мо­ло­до­го че­ло­ве­ка. Незна­ком­ка улыб­ну­лась. На ще­ках у нее за­иг­ра­ли сим­па­тич­ные ямоч­ки, да и са­ма бы­ла вся та­кая ту­гая, как бу­лоч­ка. — Круас­са­ны тут го­то­вят так, — при­зна­лась да­ма, — что невоз­мож­но удер­жать­ся. Как го­во­рит­ся, про­щай, та­лия! Пе­ред ней сто­я­ла по­чти пу­стая та­рел­ка. Я по­сле­до­вал со­ве­ту и не по­жа­лел: фир­мен­ное блю­до ока­за­лось ве­ли­ко­леп­ным. — Что ка­са­ет­ся та­лии, — га­лант­но за­ме­тил я, — то у вас по­ка все на сво­ем ме­сте. Мы пе­ре­бро­си­лись па­рой слов, а на сле­ду­ю­щий день сно­ва уви­де­лись в ка­фе. Ан­на ока­за­лась жиз­не­ра­дост­ной жен­щи­ной, сло­во­охот­ли­вой, с пре­крас­ным ап­пе­ти­том и пыш­ной фи­гу­рой. Она на­столь­ко вы­год­но от­ли­ча­лась от мо­ей быв­шей же­ны, что я на­чал все­рьез за ней уха­жи­вать, и про­во­жая из ка­фе: слег­ка при­об­нял за мяг­кие пле­чи. — Ро­ман, а вы не слиш­ком то­ро­пи­тесь? — улыб­ну­лась Анеч­ка. — Про­сто я не встре­чал еще та­ких кра­са­виц. А да­вай на ты? Она со­гла­си­лась, но по­сле это­го про­па­ла на це­лую неде­лю. Я ужас­но рас­стро­ил­ся: неуже­ли и прав­да слиш­ком по­то­ро­пил­ся? Меч­тал об Анеч­ке, мыс­лен­но пред­став­ляя ее ап­пе­тит­ные фор­мы, и на­ко­нец до­ждал­ся. — Из­ви­ни, де­ла на­хлы­ну­ли, — оправ­ды­ва­лась она. — Анеч­ка, я без те­бя не мо­гу. Не про­па­дай боль­ше, — по­про­сил я. — А то по­ху­дею от тос­ки! — Ну, ес­ли так, — рас­сме­я­лась жен­щи­на, — ко­неч­но, не ис­чез­ну! Что­бы та­кой бо­га­тырь по­ху­дел? Не возь­му грех на ду­шу. — Хо­чешь, — пред­ло­жил я, — по­мо­гу те­бе с де­ла­ми? Вна­ча­ле мы жи­ли у ме­ня, по­том у нее, а по­том и со­всем съе­ха­лись. Как и я, Ан­на бы­ла раз­ве­де­на, и я до сих пор не по­ни­маю, как та­кая чу­дес­ная жен­щи­на дол­го оста­ва­лась од­на. Пре­крас­но го­то­вит, ха­рак­тер лег­кий, про­стой... Мне ка­за­лось, что сбы­лись все мои меч­ты. В на­ше ка­фе мы про­дол­жа­ли хо­дить из­ред­ка, что­бы по­ба­ло­вать се­бя изыс­кан­ны­ми сла­до­стя­ми. Од­на­ж­ды, вы­хо­дя, столк­ну­лись с мо­ей быв­шей. — Это ты? — изу­ми­лась она. — Те­бя не узнать, так по­пра­вил­ся. Ка­те­ри­ну то­же бы­ло не узнать: она на­по­ми­на­ла су­ше­ную воб­лу, к то­му же за­го­ре­ла по­чти до чер­но­ты — ви­ди­мо, в со­ля­рии. Но я так­тич­но про­мол­чал об этом. Она шла с под­тя­ну­тым му­ску­ли­стым муж­чи­ной, то­же за­го­ре­лым. — Это мой тре­нер — впол­го­ло­са ска­за­ла она. — Мы ско­ро по­же­ним­ся. Они по­шли даль­ше, а я уди­вил­ся, до че­го мне те­перь без­раз­лич­на Ка­тя. Аня взяла ме­ня за ру­ку: — Это твоя быв­шая? Она же те­бе со­вер­шен­но не под­хо­дит. — Со­гла­сен, — от­ве­тил я. — За­то мы с то­бой под­хо­дим друг дру­гу, как... ко­фе и слив­ки. Прав­да? — Или как круас­са­ны с кремом! — под­хва­ти­ла Аня, за­ли­ва­ясь счаст­ли­вым сме­хом.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.