Со­се­ди бли­же, чем родня

Ал­ла, 27 лет Так по­лу­чи­лось, что муж ушел к лю­бов­ни­це и мы с доч­кой оста­лись со­всем без де­нег. Я ис­ка­ла ра­бо­ту, но без­ре­зуль­тат­но...

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Ятя­же­ло опу­сти­лась на стул и сно­ва про­бе­жа­ла гла­за­ми по за­пис­ке. «Про­сти. Я так боль­ше не мо­гу...» Ском­кав нена­вист­ный ли­сток, швыр­ну­ла его в сто­ро­ну ок­на и за­кры­ла ли­цо ру­ка­ми. Сле­зы, об­жи­гая ко­жу, со­ле­ны­ми ру­чей­ка­ми по­ка­ти­лись по ще­кам. Влад ушел. По­сле двух ме­ся­цев непре­кра­ща­ю­щих­ся скан­да­лов и вы­яс­не­ния от­но­ше­ний он бро­сил нас с Со­фий­кой ра­ди дру­гой жен­щи­ны. — Ма­моч­ка, что слу­чи­лось? — дочь сто­я­ла на по­ро­ге и ис­пу­ган­но смот­ре­ла на ме­ня. — Ни­че­го, сол­ныш­ко, — я, от­вер­нув­шись к ок­ну, по­пы­та­лась украд­кой сте­реть сле­зы с ли­ца, по­ка ре­бе­нок не за­ме­тил. — Те­бя кто-то оби­дел? — Со­фий­ка по­до­шла ко мне и об­ви­ла ма­лень­ки­ми руч­ка­ми шею. — Нет, род­ная, — улыб­нув­шись, уса­ди­ла ма­лыш­ку на ко­ле­ни, — пр—осто со­рин­ка в глаз по­па­ла. Со­фия вни­ма­тель­но изу­ча­ла мое ли­цо го­лу­бы­ми глаз­ка­ми. Та­ки­ми же, как у па­пы. — Ма­моч­ка, это же про­сто со­рин­ка, — ма­лень­кий но­сик смеш­но по­мор­щил­ся, — не на­до пла­кать. Я креп­ко при­жа­ла дочь к се­бе, ду­мая о том, как ска­зать ей, что мы боль­ше не нуж­ны па­пе. Од­на­ко объ­яс­нять ни­че­го не при­шлось. Со­фий­ка спро­си­ла об от­це толь­ко к ве­че­ру и, услы­шав ко­рот­кую от­го­вор­ку о сроч­ной ко­ман­ди­ров­ке, как-то очень по­взрос­ло­му ска­за­ла: — Это хо­ро­шо. Не хо­чу слы­шать, как вы кри­чи­те. — Мы боль­ше не бу­дем, — внут­ри что-то бо­лез­нен­но сжа­лось, а про се­бя до­ба­ви­ла: «По­то­му что все за­кон­чи­лось. Те­перь мы са­ми по се­бе, и нуж­но учить­ся с этим жить». Но все ока­за­лось не так про­сто, по­сколь­ку шесть лет су­пру­же­ства Влад был един­ствен­ным до­быт­чи­ком в семье. Вы­со­ко­опла­чи­ва­е­мая ра­бо­та му­жа поз­во­ля­ла мне спо­кой­но за­ни­мать­ся до­маш­ни­ми де­ла­ми и вос­пи­та­ни­ем до­че­ри. Прав­да, жи­ли мы в квар­ти­ре, ко­то­рая до­ста­лась от мо­ей тет­ки, по­это­му я не чув­ство­ва­ла се­бя бес­при­дан­ни­цей. Те пе р ь же

фи­нан­со­вый во­прос встал для на­шей ма­лень­кой се­мьи реб­ром, день­ги за­кон­чи­лись. Я при­ня­лась ис­кать ва­кан­сии. — Ма­моч­ка, — Со­фий­ка дер­га­ла за ру­кав, тре­буя от­влечь­ся от по­ис­ка пред­ло­же­ний в Интернете, — ну ма­моч­ка! По­иг­рай со мной! Я, улыб­нув­шись, по­гла­ди­ла ее по ру­сой го­лов­ке и осто­рож­но вы­сво­бо­ди­ла ру­ку: — Про­сти, до­чень­ка, ма­ме нуж­но ис­кать ра­бо­ту. — Ра­бо­ту? Как у па­пы? — го­лу­бые гла­за смот­ре­ли удив­лен­но. Я сглот­ну­ла под­сту­пив­ший к гор­лу ком, кив­ну­ла и по­вер­ну­лась к мо­ни­то­ру. Про­шло пол­то­ра ме­ся­ца по­сле то­го, как Влад ушел. За это вре­мя он ни ра­зу не по­зво­нил и не по­ин­те­ре­со­вал­ся на­ши­ми де­ла­ми, буд­то с по­яв­ле­ни­ем но­вой се­мьи мы пе­ре­ста­ли для него су­ще­ство­вать. По­зво­нить и по­про­сить о под­держ­ке я не мог­ла. Гор­дость бро­шен­ной и оби­жен­ной жен­щи­ны не поз­во­ля­ла при­знать, что все эти го­ды я за­ви­се­ла от его чувств и от его де­нег. Рас­счи­ты­вать на чью-ли­бо по­мощь не при­хо­ди­лось. Ро­ди­те­ли Вла­да ни­ко­гда не ви­де­ли во мне же­лан­ную невест­ку и те­перь, ко­гда их сын бро­сил ме­ня, от­ка­за­лись под­дер­жи­вать связь не толь­ко со мной, но и с един­ствен­ной внуч­кой. Мои же род­ные жи­ли да­ле­ко, в неболь­шом се­ле, и вряд ли мог­ли по­мочь. Неде­ля по­ис­ков про­шла впу­стую. Сто­и­ло толь­ко пред­по­ла­га­е­мо­му ра­бо­то­да­те­лю узнать о том, что я мать-оди­ноч­ка, моя кан­ди­да­ту­ра ста­но­ви­лась непод­хо­дя­щей. — Са­ми по­ни­ма­е­те, ре­бе­нок — это все­гда про­бле­мы, — за­учен­ные сло­ва зву­ча­ли без­раз­лич­но. — По­сто­ян­ные боль­нич­ные и от­гу­лы. Нам нуж­ны со­труд­ни­ки, ко­то­рые бу­дут ра­бо­тать. Ед­ва сдер­жи­вая сле­зы, я на ват­ных но­гах вы­шла из ка­би­не­та. Де­нег в ко­шель­ке оста­ва­лось на хлеб и мо­ло­ко, а за­нять бы­ло про­сто не у ко­го. Вер­нув­шись до­мой, на­кор­ми­ла Со­фий­ку вче­раш­ним су­пом, и, вый­дя на лест­нич­ную клет­ку, что­бы дочь не ви­де­ла, что я пла­чу, уста­ло опу­сти­лась на сту­пень­ки. Мыс­ли в го­ло­ве, сме­няя од­на дру­гую, сво­ди­ли с ума — зав­тра бу­дет нечем кор­мить ре­бен­ка. При­дет­ся про­да­вать все, за что мож­но вы­ру­чить хоть ка­кие-то день­ги, — но­ут­бук, те­ле­фон, об­ру­чаль­ное коль­цо... Коль­цо! Я до сих пор но­си­ла его на паль­це. По­пы­та­лась снять нена­вист­ный зо­ло­той обо­док. На­прас­но. Ка­за­лось, об­ру­чал­ка на­мерт­во при­рос­ла к ко­же. Я рез­ко дер­ну­ла, и ост­рая боль прон­зи­ла па­лец, а из глаз брыз­ну­ли сле­зы. — Что слу­чи­лось, де­точ­ка? — по­слы­шал­ся за спи­ной чуть хрип­ло­ва­тый жен­ский го­лос. — Ни­че­го, — по­вер­нув­шись, встре­ти­лась взгля­дом с со­сед­кой с ниж­не­го эта­жа, жен­щи­ной лет ше­сти­де­ся­ти. — Ес­ли бы ни­че­го, ты бы тут не си­де­ла... Не по­лу­ча­ет­ся снять? Я кив­ну­ла, по­ти­рая па­лец. — Пой­дем, по­мо­гу. Мол­ча под­ня­лась и по­шла сле­дом за ней. До­ма Ли­дия Ива­нов­на, про­де­лав нехит­рые ма­ни­пу­ля­ции, сня­ла коль­цо с паль­ца и по­ло­жи­ла пе­ре­до мной. — Да­вай-ка вы­пьем чаю... Я не от­ка­за­лась. По­че­му-то за­хо­те­лось рас­ска­зать этой спо­кой­ной и ти­хой жен­щине обо всем на­бо­лев­шем, по­де­лить­ся сво­ей безыс­ход­но­стью и оди­но­че­ством. Вни­ма­тель­но вы­слу­шав, со­сед­ка от­ста­ви­ла чаш­ку в сто­ро­ну: — Я те­бе так ска­жу, де­точ­ка. О том, что он ушел, не жа­лей. Не твое, зна­чит, бы­ло. Ре­бе­ноч­ка ва­ше­го ча­сто ви­жу, слав­ная ма­лыш­ка. Вот за нее и будь бла­го­дар­на Гос­по­ду и быв­ше­му. Она — твое са­мое боль­шое со­кро­ви­ще. Я кив­ну­ла, чув­ствуя, как теп­ло ста­но­вит­ся на ду­ше. — А что жить не на что, так мир не без доб­рых лю­дей, — она тя­же­ло под­ня­лась из-за сто­ла и по­до­шла к ста­рень­ко­му ку­хон­но­му бу­фе­ту. — Я те­бе под­соб­лю, чем смо­гу, с го­ло­ду не по­мре­те, — до­ста­ла ме­шо­чек с кру­пой. Я мол­ча­ла, чув­ствуя, как по ще­кам сно­ва по­ка­ти­лись сле­зы. — У ме­ня сво­их вну­ков нет, да и де­ти дав­но раз­бе­жа­лись кто ку­да. Мне с тво­ей де­воч­кой по­нян­чить­ся — толь­ко в ра­дость, по­ка ты ра­бо­тать бу­дешь. Сей­час схо­дим к Та­ма­ре Вла­ди­ми­ровне, я слы­ша­ла, она смен­щи­цу в ма­га­зин ис­ка­ла. Не вол­нуй­ся, это доб­рей­шая жен­щи­на, обя­за­тель­но по­мо­жет. Так и ста­нешь на но­ги. Доб­ро, оно, зна­ешь, все­гда воз­вра­ща­ет­ся. Я смот­ре­ла на нее и не мог­ла по­ве­рить сво­им ушам. Чу­жой че­ло­век, ко­то­ро­го я ви­де­ла мно­го раз на про­тя­же­нии тех лет, что жи­ла в до­ме, но ни ра­зу не за­го­во­ри­ла, сей­час де­лал для ме­ня боль­ше, чем те, что счи­та­лись ко­гда-то род­ствен­ни­ка­ми. Те­перь я зна­ла: справ­люсь со все­ми труд­но­стя­ми, по­то­му что боль­ше не од­на.

Жен­щи­на при­ве­ла ме­ня к се­бе, на­по­и­ла ча­ем, и я рас­ска­за­ла о сво­их несча­стьях

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.