Бро­шен­ная иг­руш­ка

Ев­ге­ния, 56 лет Для них он был про­сто иг­руш­кой, а ко­гда на­до­ел, его без вся­кой жа­ло­сти вы­вез­ли в лес и при­вя­за­ли к де­ре­ву – на вер­ную ги­бель... Ино­гда ду­маю: кто вос­пи­ты­вал этих мон­стров?

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Он по­до­шел ко мне, ткнул­ся влаж­ным но­сом в ко­ле­ни. — Ба­тюш­ки, — всплес­ну­ла я ру­ка­ми, — ты чей? По­го­ди, сей­час… — вы­та­щи­ла из куль­ка од­ну из толь­ко что куп­лен­ных со­си­сок. Пес про­гло­тил ее, не жуя, и тут же улегл­ся у мо­их ног, за­ва­лив­шись ис­ху­да­лым бо­ком на туфли. Я рас­те­ря­лась: — И что мне с то­бой де­лать? — Это, ни­как, Принц?! — раз­да­лось ря­дом. — Кто ж его так? — со­сед­ка по­до­шла бли­же. — Принц? — уди­ви­лась я. — Со­ба­ка но­вых со­се­дей? Не мо­жет быть! Тот бе­лень­кий, ухо­жен­ный, а этот чу­ма­зый ка­кой-то и то­щий, со­всем дру­гой. — Да его вы­мыть и на­кор­мить — то­же бу­дет бе­лень­кий и ухо­жен­ный, — вме­шал­ся со­сед с пер­во­го эта­жа. — Ты глянь, удав­ка на шее! — ука­зал он на об­ры­вок гряз­ной ве­рев­ки. — Не мо­жет быть, что­бы Принц, — про­дол­жа­ла со­мне­вать­ся я. — Се­мья по­ря­доч­ная вро­де, с детьми. Не­ужто пса не до­гля­де­ли бы? Да их уже с неде­лю не вид­но — в от­пуск, что ли, уеха­ли… — Уеха­ли, а со­ба­ку, зна­чит, ко­му­то от­да­ли на пе­ре­держ­ку — вот она и сбе­жа­ла, — пред­по­ло­жи­ла со­сед­ка. — Мо­жет, и укра­ли, а он из пле­на вы­рвал­ся и до­мой вер­нул­ся, — про­дол­жа­ла она вы­дви­гать од­ну вер­сию за дру­гой. — Очу­ме­ла? Из ка­ко­го пле­на? — сно­ва всту­пил в раз­го­вор со­сед. — Се­ри­а­лы мень­ше смот­ри! — Ну, или не из пле­на… — ми­ро­лю­би­во со­гла­си­лась со­бе­сед­ни­ца. — Но точ­но го­во­рю вам: это Принц! Вот как ра­ду­ет­ся! Пес, под­няв­шись на но­ги, ак­тив­но ви­лял хво­стом, а при оче­ред­ном упо­ми­на­нии сво­е­го име­ни гром­ко за­ла­ял. — Принц, хо­ро­шая со­бач­ка, — про­тя­ну­ла я к нему ру­ку. Пес за­ску­лил и уткнул­ся в мою ла­донь но­сом. На­чал на­кра­пы­вать ко­лю­чий ав­гу­стов­ский дождь. — Пой­ду… — за­су­е­ти­лась со­сед­ка. — И мне пора, — вто­рил ей со­сед. Я оста­лась у подъ­ез­да вдво­ем с со­ба­кой — она за­сты­ла пе­ре­до мной в ожидании. — Лад­но, — вздох­ну­ла, — уго­во­рил, пой­дем. Не остав­лять же те­бя под до­ждем. Толь­ко учти: у ме­ня до­ма жи­вет Бо­ня, кот — его, чур, не тро­гать. Ед­ва при­от­кры­лась дверь подъ­ез­да, как пес, с тру­дом сдер­жи­вая ра­дость, про­ско­чил ми­мо мо­их ног и по­нес­ся вверх по лест­ни­це. Я, по­за­ви­до­вав его рез­во­сти, по­те­ле­па­лась к лиф­ту. Вый­дя на пя­том эта­же, об­на­ру­жи­ла Прин­ца, ле­жа­ще­го на ков­ри­ке пе­ред квар­ти­рой со­се­дей. На вся­кий слу­чай по­зво­ни­ла, но две­ри ни­кто не от­крыл. — Го­во­рю же: в от­пус­ке они… По­шли, — кив­ну­ла бед­ня­ге, — у ме­ня по­ка по­жи­вешь. Но со­ба­ка не дви­ну­лась с ме­ста. В те­че­ние дня я еще несколь­ко раз го­сте­при­им­но рас­па­хи­ва­ла две­ри сво­ей квар­ти­ры, при­зы­вая Прин­ца по­до­ждать хо­зя­ев в до­ме. Он ко­сил на ме­ня гла­зом, бла­го­дар­но ви­лял хво­стом, но с ков­ри­ка не ухо­дил. — На­до же, ка­кой пре­дан­ный, — со­кру­ша­лась я. — Ну лад­но, жи­ви под две­рью, ко­ли хо­чешь, — сми­ри­лась в кон­це кон­цов. На­бра­ла в мис­ку во­ды и по­ста­ви­ла пе­ред пре­дан­ным дру­гом. В дру­гую на­сы­па­ла ка­ши и, по­ду­мав, по­ло­жи­ла еще од­ну со­сис­ку. — Не на­до жад­ни­чать, не обед­не­ем! — по­че­са­ла за ухом Бо­ню, с лю­бо­пыт­ством на­блю­дав­ше­го за мо­и­ми дей­стви­я­ми, и по­нес­ла еду тер­пе­ли­во жду­щей со­ба­ке. Кот от­пра­вил­ся сле­дом, но, за­ме­тив на лест­нич­ной клет­ке чу­жа­ка, за­мер у по­ро­га. По­чу­яв еду, Принц за­нерв­ни­чал, вско­чил и дви­нул­ся бы­ло ко мне, а за­тем,

В этой ис­то­щен­ной гряз­ной со­ба­ке я не узна­ла мо­ло­до­го пса мо­их но­вых со­се­дей

Ша­та­ясь от бо­ли, пес опять при­бли­зил­ся к квар­ти­ре, а из глаз его вы­ка­ти­лась сле­за

по­тя­нув но­сом и об­лиз­нув­шись, вер­нул­ся и сно­ва улег­ся воз­ле хо­зяй­ских две­рей. — Ра­дуй­ся, что я не гор­дая, — усмех­ну­лась ему, — мо­гу и под­не­сти. Эх, зна­ли бы твои хо­зя­е­ва, до че­го ты хо­ро­ший! — по­тре­па­ла я пса по за­грив­ку по­сле то­го, как он до­чи­ста вы­ли­зал мис­ку. На­щу­пав на шее узел от ве­рев­ки, по­пы­та­лась рас­пу­тать, но он не под­дал­ся. При­шлось вер­нуть­ся в квар­ти­ру за нож­ни­ца­ми… Осво­бож­ден­ный от удав­ки, Принц бла­го­дар­но лиз­нул мне ру­ку и сно­ва улег­ся, по­ло­жив го­ло­ву на вы­тя­ну­тые лапы. — Ну, спи, ма­лыш, а утром я те­бя сно­ва по­корм­лю. Так про­шла неде­ля. Каж­дое утро я ста­ви­ла пе­ред Прин­цем мис­ку с едой и ме­ня­ла ему во­ду. Пес встре­чал ме­ня ра­дост­но, ви­лял хво­стом, под­пры­ги­вал, пы­та­ясь за­гля­нуть в мис­ку и лиз­нуть ру­ки. Быст­ро по­ев, он са­дил­ся на зад­ние лапы и, скло­нив го­ло­ву на­бок, при­под­ни­мал од­но ухо. Это озна­ча­ло: «Я го­тов по­иг­рать!» Два дня я без­успеш­но пы­та­лась вы­та­щить со­ба­ку на ули­цу по­гу­лять. Но бед­ня­га, бо­ясь сно­ва от­бить­ся от до­ма, упи­рал­ся и ла­ял. На­ко­нец я при­ду­ма­ла, как его об­ма­нуть: на­шла на ан­тре­со­лях ста­рый мя­чик и пустила с лест­ни­цы. Пес по­нес­ся сле­дом и, пой­мав, при­та­щил мне его в зу­бах. Так, спус­ка­ясь каж­дый раз на этаж ни­же, мы до­шли до две­рей подъ­ез­да… С то­го мо­мен­та Принц стал вы­хо­дить со мной во двор, но гу­лял неохот­но, жал­ся к но­гам, все вре­мя огля­ды­вал­ся. И все же по­сте­пен­но при­хо­дил в се­бя: бо­ка округ­ли­лись, шрам от ве­рев­ки на шее по­чти за­жил… — Ни­че­го, дру­жок, ско­ро вер­нут­ся твои хо­зя­е­ва, об­ра­ду­ют­ся, небось, что ты жив­здо­ров! — гла­ди­ла я его по пят­ни­стой спин­ке. Сим­па­тя­га от из­быт­ка чувств ва­лил­ся на спи­ну, под­став­ляя мне ро­зо­вое пу­зо. А за­кон­чи­лась эта исто­рия неожи­дан­но… Как-то ра­но утром ме­ня раз­бу­дил гром­кий лай Прин­ца. На­тя­нув ха­лат, я вы­гля­ну­ла в подъ­езд и уви­де­ла, что со­се­ди вер­ну­лись. Де­ти, маль­чик лет ше­сти и де­воч­ка го­дом-дву­мя млад­ше, бро­си­лись к со­ба­ке и на­пе­ре­бой за- кри­ча­ли: «Па­па, ма­ма, смот­ри­те, Принц из ле­су убе­жал! Ве­рев­ку, на­вер­ное, пе­ре­грыз, у-у-у, ка­кой зу­ба­стый!» — и маль­чик при­гро­зил со­ба­ке ку­лач­ком. Пес ску­лил, под­тяв­ки­вал, об­ли­зы­вал им ру­ки, вер­тел­ся у ног, за­ва­ли­вал­ся на спи­ну, вся­че­ски де­мон­стри­руя без­удерж­ную ра­дость и сча­стье… Ро­ди­те­ли, мо­ло­дой спор­тив­ный муж­чи­на и мо­дель­ной внеш­но­сти жен­щи­на, как раз под­ни­ма­лись по лест­ни­це. Уви­дев воз­ле две­рей пса, его хо­зя­ин рва­нул впе­ред и со всей си­лы дал ему под дых но­гой: — А ну, пшел от­сю­да! Бе­до­ла­га взвизг­нул и по­ка­тил­ся по сту­пень­кам. Я вы­ско­чи­ла из квар­ти­ры: — Да что ж вы де­ла­е­те?! За что?! Он же вас так ждал! Уви­дев ме­ня, муж­чи­на сту­ше­вал­ся, жен­щи­на, по­крас­нев, от­кры­ла квар­ти­ру и ста­ла за­го­нять де­тей до­мой. Про­бур­чав что-то невра­зу­ми­тель­ное, со­се­ди за­хлоп­ну­ли две­ри в тот мо­мент, ко­гда Принц, по­ша­ты­ва­ясь, сно­ва по­явил­ся на лест­нич­ной клет­ке. Я по­ду­ма­ла и ре­ши­тель­но на­жа­ла кноп­ку звон­ка. — Со­ба­ка нам боль­ше не нуж­на, — от­ве­тил отец се­мей­ства, — у де­тей иг­ру­шек и так хва­та­ет, а от нее толь­ко грязь в до­ме. Хо­ти­те — за­би­рай­те, а нет, так мы его усы­пим. Я от­сту­пи­ла на шаг, за­го­ро­див со­бой Прин­ца. Ко­гда дверь за­кры­лась, при­се­ла на кор­точ­ки и, об­няв его за шею, про­шеп­та­ла: — Пой­дем, ко мне, ма­лыш! Про­сти их, убо­гих. Пес, опу­стив го­ло­ву, мед­лен­но дви­нул­ся за мной.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.