Мар­тыш­ка идет за цве­та­ми

Ася, 27 лет Од­на­жды брат по­про­сил ме­ня при­смот­реть па­ру дней за его пи­то­ми­цей, по­ка он в отъ­ез­де

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Мой млад­ший брат Ан­тон ра­бо­та­ет кло­уном в неболь­шом пе­ре­движ­ном цир­ке и по сов­ме­сти­тель­ству, или как там это на­зы­ва­ет­ся у твор­че­ских лю­дей, дрес­си­ров­щи­ком. В квар­ти­ре у бра­та жи­вут три ко­та, две со­бач­ки и мар­тыш­ка. Точ­нее, по­ро­ду этой обе­зья­ны я не за­пом­ни­ла. Ма­лень­кая та­кая, и, на­до ска­зать, весь­ма смыш­ле­ная. А зо­вут ее Маш­ка. В сво­их вос­пи­тан­ни­ках бра­тиш­ка ду­ши не ча­ет, про­сто обо­жа­ет, ни­ко­гда не оби­жа­ет, хоть и го­во­рят лю­ди, что дрес­си­ров­щи­ки из­би­ва­ют бед­ных жи­вот­ных. Как-то он при­мчал­ся к нам до­мой и с по­ро­га за­та­ра­то­рил: — Ась­ка, спа­сай! Сроч­но нуж­на твоя по­мощь! — А что про­изо­шло? — за­бес­по­ко­и­лась я. — Ме­ня на сва­дьбу при­гла­си­ли! Нуж­но уехать на один день! По­ни­ма­ешь, я уже до­го­во­рил­ся, что котов сво­их ста­ри­кам на­шим за­ве­зу. Они со­гла­си­лись. Пу­де­лей при­ютит у се­бя один при­я­тель, он в част­ном до­ме жи­вет. Толь­ко Ма­шу­ню неку­да де­вать. Я же не остав­лю ее од­ну! А вот с кем-то... — Да­же не меч­тай! Мне толь­ко мар­тыш­ки не хва­та­ло! К то­му же, ты ведь не за­был, что у на­ших ро­ди­те­лей в вос­кре­се­нье го­дов­щи­на сва­дьбы? — Я все пре­крас­но пом­ню. Они при­гла­ша­ли на пять, а я к че­ты­рем уже вер­нусь в го­род. — Все рав­но, да­же думать не смей, ни­ка­ких обе­зьян! — от­ре­за­ла ка­те­го­рич­но, но Ан­тон уме­ет уго­ва­ри­вать. Не ме­ня. Мо­е­го му­жа Ген­ку. О чем они шеп­та­лись на бал­коне — неиз­вест­но, но… ве­че­ром сле­ду­ю­ще­го дня Ма­рия Ива­нов­на, она же мар­тыш­ка Маш­ка, чин­но во­шла в квар­ти­ру, дер­жась за ру­ку сво­е­го «глад­ко­ко­же­го по­ве­ли­те­ля» Ан­то­на. — Ась, ты не пе­ре­жи­вай! Она у ме­ня де­воч­ка по­слуш­ная, гу­ля­ет в пам­пер­се, ино­гда и по ком­на­те вы­пус­каю ее бе­гать без пам­пер­са, да и неш­код­ли­вая со­всем. Я при­учил Ма­шу хо­дить на уни­таз, хва­лил ее, а она, ко­вар­ная, под ви­дом то­го, что ей на­до в туа­лет, каж­дые пять ми­нут хо­ди­ла во­ду сли­вать. Очень ей этот про­цесс нра­вит­ся. Ну не ру­гать же ее, сам ведь учил. В ито­ге, при­шлось одеть пам­перс и за­крыть туа­лет на за­щел­ку. В об­щем, все бу­дет хо­ро­шо, не пе­ре­жи­вай! На вся­кий слу­чай, я ее пе­ре­нос­ную клет­ку при­нес, но ста­рай­тесь не за­кры­вать, жал­ко… Он уехал, а по­сле я об­на­ру­жи­ла на жур­наль­ном сто­ли­ке вы­пис­ки из ста­тьи «Как со­дер­жать до­ма обе­зьян»: «Са­ми по се­бе обе­зья­ны очень чи­сто­плот­ны. Они вы­ти­ра­ют рот по­сле еды, но во­круг се­бя остав­ля­ют мас­су бес­по­ряд­ка. Лю­бой ку­сок пи­щи, ко­то­рый вы да­ди­те им, они бу­дут му­со­лить, кро­шить, ку­сать, остав­ляя крош­ки и ку­соч­ки. Лю­би­мое их раз­вле­че­ние — что-ни­будь рвать.

По­сле ухо­да Ан­то­на я об­на­ру­жи­ла ста­тью, на­ме­рен­но для ме­ня остав­лен­ную на ви­ду

Ес­ли им в ру­ки по­па­дет ва­ша по­ма­да, они сни­мут кол­па­чок и раз­ма­жут ее по всей квар­ти­ре. Ес­ли най­дут мар­кер, раз­ри­су­ют сте­ны, ме­бель, за­на­вес­ки и т. д. Тю­бик кре­ма, по­пав­ший им в ла­пы, тут же ли­шит­ся со­дер­жи­мо­го. Ко­ро­че го­во­ря, в ком­на­те не долж­но быть ни­че­го, кро­ме иг­ру­шек...» Я обал­де­ла. Ма­рия Ива­нов­на по-хо­зяй­ски рас­по­ло­жи­лась в крес­ле и на­ча­ла рыть­ся в га­зе­тах на жур­наль­ном сто­ли­ке. Де­ла­ла она это так, слов­но дав­но не чи­та­ла но­вой прес­сы, пря­мо ис­тос­ко­ва­лась вся за пе­чат­ным сло­вом. Мы по­хи­хи­ка­ли, по­том по­кор­ми­ли ее и лег­ли спать. Но у Маш­ки бы­ла своя точ­ка зре­ния на это. Она умо­сти­лась меж­ду на­ми, раз­ва­ли­лась по­пе­рек кро­ва­ти и усну­ла. Мои по­пыт­ки сдви­нуть ее и за­нять за­кон­ное ме­сто не увен­ча­лись успе­хом. Так и про­му­чи­лись всю ночь. Утром ре­ши­ли по­ехать ку­пить на празд­ник ро­ди­те­лям цве­ты. — Ген, при­дет­ся те­бе са­мо­му от­прав­лять­ся на рынок, там и вы­бор непло­хой, да и це­ны на­мно­го ни­же, чем в ма­га­зи­нах. — Нет уж, по­еха­ли вме­сте! — за­упря­мил­ся бла­го­вер­ный. — А Маш­ка? С ней что де­лать? — В клет­ке за­кро­ем, но Ан­то­ну рас­ска­зы­вать не бу­дем, — пред­ло­жил Ге­на. Так и сде­ла­ли. Мар­тыш­ка вро­де бы охот­но за­лез­ла в свой пе­ре­нос­ной до­мик. Клю­че­вое сло­во — «вро­де бы»! Как толь­ко мы по­до­шли к две­ри, она за­при­чи­та­ла на сво­ем обе­зья­ньем язы­ке: — Ой, ка­кая я бед­нень­кая, несчаст­нень­кая! Что же эти дву­но­гие глад­ко­ко­жие су­ще­ства со мной де­ла­ют? Лю­ди доб­рые, спа­си­те, по­мо­ги­те! Выз­во­ли­те кра­са­ви­цу из нево­ли! — она кар­тин­но хва­та­ла се­бя за го­ло­ву и тряс­ла стен­ки сво­ей тем­ни­цы. — По­шли, — по­тя­нул за ру­кав муж. — Ни­че­го с ней за час не сде­ла­ет­ся. А по­том за­бе­рем и сра­зу Ан­то­ну вру­чим на ве­че­рин­ке у ро­ди­те­лей. Мы вы­шли из подъ­ез­да и сра­зу услы­ша­ли, как ве­ре­щит обе­зьян­ка. Ее кри­ки о по­мо­щи раз­но­си­лись по все­му дво­ру. — Ни­как кто на­пил­ся да же­ну из­би­ва­ет? — уди­ви­лись ба­буш­ки­ста­руш­ки в бе­сед­ке на­про­тив подъ­ез­да. — На­до ми­ли­цию вы­звать немед­лен­но! — Это­го нам еще не хва­та­ло! — про­бур­чал Ген­ка и по­то­пал на­верх, за­брать Маш­ку в ма­ши­ну. Вы бы ви­де­ли ее до­воль­ную ро­жи­цу, ко­гда она устра­и­ва­лась в са­лоне на­ше­го ав­то­мо­би­ля. Си­де­ла смир­но, как взрос­лая, и при­дер­жи­ва­лась за руч­ку две­ри. — Ась, ну не та­щить же ее с со­бой на рынок? Ты иди од­на, а мы здесь по­до­ждем, лад­но? Я со­гла­си­лась, но толь­ко от­кры­ла двер­цу, как Маш­ка с ра­дост­ным воп­лем пе­ре­ско­чи­ла через ме­ня, вы­ле­те­ла на глав­ную до­рож­ку ба­за­ра и бро­си­лась впе­ред. Про­хо­жие ша­ра­ха­лись в сто­ро­ну, де­тво­ра ра­дост­но сме­я­лась, я бе­жа­ла за мар­тыш­кой и кри­ча­ла: — Ма­шу­ня, Ма­ша, по­до­жди ме­ня, по­жа­луй­ста. — И через ми­ну­ту: — Маш­ка, сто­ять, я ко­му ска­за­ла! Ма­рия Ива­нов­на не ре­а­ги­ро­ва­ла, но на мой крик огля­ну­лось че­ло­век пять тор­го­вок, на­вер­ное, они то­же бы­ли Маш­ка­ми. Мы с му­жем ки­ну­лись до­го­нять бег­лян­ку. Она ра­дост­но при­мча­лась к при­лав­ку с эк­зо­ти­че­ски­ми фрук­та­ми, схва­ти­ла в охап­ку гроздь ба­на­нов и па­ру апель­си­нов, пе­ре­ки­ну­ла несколь­ко ящи­ков, па­ру лот­ков и вска­раб­ка­лась по де­ре­ву на кры­шу ки­ос­ка. Там мар­тыш­ка с упо­е­ни­ем при­ня­лась по­едать лю­би­мые ла­ком­ства, да не то­ро­пясь так, с на­сла­жде­ни­ем. Ко­жу­ру она сбра­сы­ва­ла на тол­пу, со­брав­шу­ю­ся сни­зу, кор­чи­ла смеш­ные ро­жи­цы и улы­ба­лась. На все на­ши прось­бы спу­стить­ся вниз — ноль эмо­ций. — А вы ей ана­нас ку­пи­те! — под­ска­зал ка­кой-то па­ре­нек. — Ан­тон Маш­ке все­гда их по­ку­па­ет. Он наш по­сто­ян­ный кли­ент. При­шлось рас­ко­ше­лить­ся на за­мор­ский фрукт. Муж чер­ты­хал­ся, пси­хо­вал, вспо­ми­нал «незлым ти­хим сло­вом» всех обе­зьян ми­ра, мо­е­го бра­тель­ни­ка и по­че­му-то Дар­ви­на. Но рас­спра­ши­вать у него, ка­кое от­но­ше­ние к Маш­ке-про­каз­ни­це име­ет ве­ли­кий уче­ный, я в тот мо­мент не ре­ши­лась. Тол­па под­шу­чи­ва­ла над на­ми, сме­я­лась, а мы пля­са­ли под ма­га­зин­чи­ком, уго­ва­ри­вая бег­лян­ку спу­стить­ся вниз. Я бы са­ма с удо­воль­стви­ем сбе­жа­ла с рын­ка по­даль­ше от по­зо­ра, но, с од­ной сто­ро­ны, на­до бы­ло снять обе­зья­ну, а с дру­гой — путь к от­ступ­ле­нию за­го­ра­жи­вал хо­зя­ин ра­зо­рен­но­го при­лав­ка. На­ко­нец мар­тыш­ка ми­ло­сти­во со­из­во­ли­ла спу­стить­ся вниз, как ни в чем не бы­ва­ло по­да­ла мне ла­пу, дру­гой вце­пи­лась в ана­нас и за­ша­га­ла к ма­шине. Нас со­про­вож­дал по­стра­дав­ший про­да­вец, рас­счи­ты­вая на ком­пен­са­цию. Но ко­гда через несколь­ко ми­нут мы по­до­шли к ма­шине, ока­за­лось, что в пы­лу по­го­ни за­бы­ли за­крыть са­лон. Бор­сет­ка су­пру­га с пе­ред­не­го си­де­нья бес­след­но ис­чез­ла. — Ни­че­го се­бе мар­тыш­ка за цве­та­ми схо­ди­ла. Сто гри­вен за фрук­ты, сто — за пе­ре­вер­ну­тые ящи­ки, ко­жа­ная бор­сет­ка, в ко­то­рой бы­ло пол­ты­ся­чи. Да уж… Пусть луч­ше Ан­тон на гла­за не по­ка­зы­ва­ет­ся… — по­че­сал за­ты­лок бла­го­вер­ный. — Ты что, ре­шил удо­че­рить Маш­ку? Я это­го не вы­не­су! За­то мар­тыш­ка си­де­ла спо­кой­но, улы­ба­лась и стро­и­ла Ген­ке глаз­ки. Прав­да, не вру! Ан­тон ком­пен­си­ро­вал нам все за­тра­ты, но на рынок я дол­го не за­гля­ды­ва­ла: про­дав­цы шу­шу­ка­лись, хи­хи­ка­ли и по­ка­зы­ва­ли на ме­ня паль­цем, рас­ска­зы­вая по­ку­па­те­лям, как на­ша Ма­ша за цве­та­ми при­хо­ди­ла!

Как толь­ко я от­кры­ла дверь, Маш­ка тут же выскочила на­ру­жу и по­мча­лась по ря­дам

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.