Лет­ний ла­герь раз­би­тых сер­дец

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Май­ка вле­те­ла ко мне за­пы­хав­ша­я­ся и рас­крас­нев­ша­я­ся. — Вань­ка, сроч­но нуж­на твоя по­мощь, — за­яви­ла она. — Там па­ца­ны из тре­тье­го от­ря­да во­жа­тую до слез до­ве­ли… Она из-за них го­лос со­рва­ла. Те­перь си­дит у ме­ня — ры­да­ет. Сделай что-ни­будь, а? Май­ка — моя дво­ю­род­ная сест­ра. Мы рос­ли вме­сте: ро­ди­те­ли, обре­ме­нен­ные взрос­лы­ми за­бо­та­ми, на все ле­то сгру­жа­ли нас ба­буш­ке в де­рев­ню, где, не­взи­рая на раз­ни­цу в воз­расте, мы сна­ча­ла дра­лись меж­ду со­бой, вы­яс­няя, кто глав­нее, а по­том уже вме­сте — со все­ми дру­ги­ми оби­та­те­ля­ми де­рев­ни на­ше­го воз­рас­та. Уста­но­вив за несколь­ко дней стро­гую иерар­хию, мы остав­ше­е­ся вре­мя друж­ной ко­ман­дой стро­и­ли в ле­су ха­ла­бу­ды, ло­ви­ли в мест­ной ре­чуш­ке ка­ра­сей, пас­ли ко­ров и ис­ка­ли в за­бро­шен­ных по­лях ли­сьи но­ры. Дет­ство быст­ро за­кон­чи­лось, и на­ши с Май­кой пу­ти разо­шлись: она по­сту­пи­ла в пе­да­го­ги­че­ский, а я, окон­чив ин­физ, уже мно­го лет ра­бо­тал ме­не­дже­ром по про­да­же спорт­ин­вен­та­ря. Ви­де­лись мы ред­ко, но кон­нек­ти­лись в соц­се­тях и ино­гда пе­ре­зва­ни­ва­лись. Прось­ба Май­ки, за­ни­ма­ю­щей­ся ор­га­ни­за­ци­ей лет­не­го ла­ге­ря для де­тей, под­ме­нить за­бо­лев­ше­го физ­ру­ка про­зву­ча­ла для ме­ня стран­но. — Ты что, род­ная, с ума со­шла? Я с детьми ни­ко­гда не ра­бо­тал! — Неваж­но, — на­ста­и­ва­ла Май­ка. — Ди­плом есть, ква­ли­фи­ка­ция то­же… Ну, Ва­неч­ка, род­нень­кий, ты же все­гда спа­сал ме­ня — по­мо­ги и те­перь, — ны­ла она. — У нас там за­ме­ча­тель­но: море, че­ты­рех­ра­зо­вое пи­та­ние… — хит­ро за­ки­ды­ва­ла се­ти. — Ну и де­ти, ко­неч­но. Да ты не бой­ся — они, в ос­нов­ном, нор­маль­ные… Пред­сто­я­щее ле­то не су­ли­ло ни­че­го ра­дост­но­го. Па­ру недель на­зад я рас­стал­ся с Ма­ри­ной — от­но­ше­ния раз­ла­ди­лись на­ка­нуне свадьбы: мы за­бра­ли за­яв­ле­ние и ре­ши­ли по­жить ка­кое-то вре­мя от­дель­но, хо­тя бы­ло по­нят­но, что раз­бе­га­ем­ся на­все­гда. Сни­мать от­дель­ную квар­ти­ру по­ка не име­ло смыс­ла —и я вер­нул­ся к ма­те­ри. — Лад­но, — неожи­дан­но для са­мо­го се­бя со­гла­сил­ся я. — По­га­нить жизнь — так по пол­ной… Не знаю, что Май­ка под­ра­зу­ме­ва­ла под сло­вом «нор­маль­ные», но лич­но у ме­ня эта ор­да юных го­ло­во­ре­зов вы­зва­ла спер­ва шок: ото­рвав­шись на­ко­нец-то от ро­ди­те­лей, они гу­стым оси­ным ро­ем но­си­лись по кор­пу­сам и пло­щад­ка­ми, устра­и­вая ло­каль­ные стыч­ки внут­ри роя и пе­ри­о­ди­че­ски об­ру­ши­ва­ясь со скан­да­ла­ми на сво­их во­жа­тых. К сча­стью, в мои обя­зан­но­сти вхо­ди­ла «ор­га­ни­за­ция спор­тив­но­го до­су­га», что озна­ча­ло: про­ве­де­ние утрен­ней за­ряд­ки, ку­па­ние маль­ков в море, фут­бол­во­лей­бол стро­го по рас­пи­са­нию и спор­тив­ные со­рев­но­ва­ния. — Вы­ти­ра­ние соп­лей в мой «рай-

Щуп­лая ма­ло­лет­ка, ме­тав­ша­я­ся меж­ду де­ру­щи­ми­ся, бы­ла их вос­пи­та­тель­ни­цей

дер» не вхо­дит, — за­ме­тил я ожи­да­ю­щей на по­ро­ге Май­ке. — При чем тут соп­ли? — оби­де­лась сест­ра. — Про­сто по­го­во­ри с ни­ми по-муж­ски — те­бя они по­слу­ша­ют. — Ок, — я раз­мял пле­чи. — Ва­ня, толь­ко без ру­ко­при­клад­ства, — пре­ду­пре­ди­ла Май­ка на вся­кий слу­чай. В от­ря­де ца­рил ха­ос: де­воч­ки, раз­бив­шись на групп­ки, за­ни­ма­лись в ос­нов­ном тю­нин­гом — кра­си­ли друг друж­ку и об­ме­ни­ва­лись на­ря­да­ми. Па­ца­ны, как и по­ло­же­но на­сто­я­щим муж­чи­нам, бо­ро­лись за ли­дер­ство. Раз­бив­шись на две ко­ман­ды, они об­ра­зо­ва­ли круг, внут­ри ко­то­ро­го дра­лись «гла­ди­а­то­ры». Меж­ду ни­ми ме­та­лась ка­кая-то от­ча­ян­ная дев­чуш­ка, пы­та­ясь раз­нять де­ру­щих­ся. — Всем смир-рно! — рявк­нул я. — За что во­ю­ем? — под­нял за­дир за шкир­ки. Маль­чиш­ки, ути­рая соп­ли и пот, мол­ча­ли и гля­де­ли вол­ком. — Это они из-за Кри­стин­ки со вто­ро­го от­ря­да, — про­тя­ну­ла на­блю­да­ю­щая из ок­на ко­но­па­тая дев­чон­ка. — Бы­ло бы за ко­го уби­вать­ся, — она пре­не­бре­жи­тель­но мот­ну­ла хво­стом. — По­ду­ма­ешь, во­об­ра­жа­ла… «Ну, это во­прос спор­ный…» — по­ду­мал я, от­ме­тив про се­бя, что жен­щи­на по-преж­не­му, как это ни при­скорб­но, яв­ля­ет­ся глав­ным по­во­дом для вой­ны. Под­бе­жа­ла взъеро­шен­ная ма­ло­лет­ка, пы­тав­ша­я­ся раз­нять де­ру­щих­ся, и, вце­пив­шись мне в ру­ку, за­си­пе­ла: — Вы что! От­пу­сти­те немед­лен­но! Вы же их за­ду­ши­те! — А ты кто та­кая? — по­ин­те­ре­со­вал­ся я, опус­кая ру­ки. Па­ца­ны, по­чув­ство­вав сво­бо­ду, дер­ну­ли врас­сып­ную. — Ку­да! Смир-рно! Ко­ман­ды «воль­но» не бы­ло! — сно­ва по­вы­сил я го­лос. — А вот и Анюта, — по­до­шла в эпи­центр раз­бо­рок Май­ка. — Ну как, по­зна­ко­ми­лись? Я уста­вил­ся на смеш­ную осип­шую дев­чон­ку с воз­му­щен­но при­под­ня­ты­ми бро­вя­ми. «Во­жа­тая, зна­чит, — от­ме­тил про се­бя. — Они б еще в дет­са­ду пер­со­нал на­би­ра­ли». Не без тру­да мне уда­лось на­ве­сти в от­ря­де по­ря­док. По­сле это­го слу­чая я стал ча­стень­ко за­ха­жи­вать к ре­бя­там, де­мон­стри­руя, что дер­жу си­ту­а­цию под кон­тро­лем. Но для па­ца­нов бы­ло в этом и пре­иму­ще­ство: про­во­дя с ни­ми боль­ше вре­ме­ни, чем с дру­ги­ми ре­бя­та­ми, я стал для них сво­им, и вско­ре уже сам се­бя ло­вил на том, что поз­во­ляю им по­доль­ше по­пла­вать в море, бо­лею за них на спор­тив­ной пло­щад­ке, с ин­те­ре­сом вы­слу­ши­ваю их ску­пые от­кро­ве­ния. А вот с Аней, во­жа­той, у ме­ня по­че­му-то дру­жить не по­лу­ча­лось: она ди­чи­лась, крас­не­ла при мо­ем по­яв­ле­нии и, ка­за­лось, тя­го­ти­лась по­кро­ви­тель­ством. «Во­об­ра­жа­ла…» — вспо­ми­нал я опре­де­ле­ние вес­нуш­ча­той дев­чон­ки, гля­дя на Ан­ну. Она, пой­мав мой взгляд, за­ди­ра­ла нос, по­во­ди­ла небреж­но пле­чом и, под­няв воз­му­щен­но бров­ки, де­мон­стра­тив­но от­во­ра­чи­ва­лась. — Иван Ни­ко­ла­е­вич, а вам нра­вит­ся Ан­на Вик­то­ров­на? — по­ин­те­ре­со­вал­ся как-то Ген­ка, один из ее под­опеч­ных. — В ка­ком смыс­ле? — сму­тил­ся я. — В обыч­ном, ко­неч­но, в ка­ком же еще — как жен­щи­на, — не рас­те­рял­ся ма­лый. — Эй, раз­го­вор­чи­ки в строю! — при­стру­нил я его. — А вы ей нра­ви­тесь, — не об­ра­щая вни­ма­ния на мой окрик, по­ве­дал пар­ниш­ка. — От­ку­да ты зна­ешь? — Сам слы­шал, как они с Май­ей Алек­сан­дров­ной вас об­суж­да­ли, и Анеч­ка при­зна­лась, что вы ей нра­ви­тесь, толь­ко она по­ка­зы­вать не хо­чет, что­бы вы не силь­но-то ум­ни­ча­ли, а то у нее уже был один та­кой... — Так и ска­за­ла: «ум­ни­ча­ли»? — вспых­нул я. — Ага, — Ген­ка взъеро­шил чуб. — Да вы не об­ра­щай­те вни­ма­ния: жен­щи­ны — они все та­кие, черт зна­ет, что у них на уме… У ме­ня с Кри­стин­кой со вто­ро­го то­же сплош­ные непо­нят­ки, — он по­ни­ма­ю­ще по­жал мой ло­коть. — Ни­че­го, му­жик, про­рвем­ся, — под­миг­нул я ему. Од­на­ко до кон­ца сме­ны «про­ры­ва» так и не слу­чи­лось: Ан­нуш­ка про­дол­жа­ла дер­жать ме­ня на рас­сто­я­нии, чем за­ин­три­го­ва­ла окон­ча­тель­но. Вер­нув­шись по­сле сме­ны до­мой, я не пе­ре­ста­вал ду­мать о ней, с неж­но­стью вспо­ми­ная ее по-дет­ски воз­му­щен­ные бров­ки, взгляд си­них глаз, ру­сые пря­ди, лег­кую по­ход­ку. И од­на­жды, ко­гда ле­то бы­ло уже на ис­хо­де, по­про­сил у Май­ки ее но­мер те­ле­фо­на. — Аня? Это Иван, в смыс­ле Ни­ко­ла­е­вич, быв­ший физ­рук… — Да? — го­лос рас­те­рян­ный, но ве­се­лый. Я по­чув­ство­вал вдруг, что ро­бею, да­же за­и­кать­ся стал. — По­слу­шай, э-э... Мо­жет, встре­тим­ся, схо­дим ку­да-ни­будь? «Да, ко­неч­но! — ра­дост­но согласилась она. А че­рез три ме­ся­ца мы по­же­ни­лись...

Ген­ка рас­ска­зал, что слу­чай­но услы­шал бе­се­ду во­жа­тых, Аня го­во­ри­ла обо мне

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.