Обгон за­пре­щен!

Иван, 34 го­да Ес­ли бы кто-то рас­ска­зал мне, что про­ис­хо­дит на этом за­га­доч­ном участ­ке до­ро­ги, на­вер­ное, и я бы не по­ве­рил, но во всем убе­дил­ся сам...

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Недав­но мой друг Па­вел по­ме­нял ав­то­мо­биль. Взял «Ла­нос» в ав­то­са­лоне. Его бла­го­вер­ная Ка­те­ри­на, ра­ду­ясь се­мей­но­му при­об­ре­те­нию, умо­ля­ла дать ей по­ру­лить, хо­тя пра­ва по­лу­чи­ла со­всем недав­но. До­ве­рять но­вую ма­ши­ну на­чин­па­рю­о­ш­щлей­о­мав­тогло­юд­бу­и­тел­мь­ы­ни­це­рем­шу­жи­п­ло­и­ба­сиъ­ве­азл­дси­ят.ь на семь дней в —ТуРрац­зио­юбь.ешПь­у­ет­ще­век,и— свзсяол­ми­нен­ни­а­ем­майк.ачВал Уон­кр­га­о­ил­но­е­вой­ещ. е про­хлад—ноП, аа­шту­ал­мя, тме­пи­лое,нь­ско­ил­нйц, ея, оат­кеклуьр­на­ат­н­пе­нр­вьо­кйо,ли­я­ни­у­и­ме­сю­бав­со­седй­интьо,м —и нды­етл­са­ко­суй­пир­гур­го­ав. о—й Тпал­ко­щ­хо­ач­дек­то­сйя.по­еНз­да­иш­теьй! ИчеНты­ар­сте­ю­хл­пе­тонке­ай­таЮю…льке Насте­на — это моя же­на. Луч­шая Кать­ки­на по­друж­ка. — Еще и Настю, — хмык­ну­ли с Паш­кой од­но­вре­мен­но. — Смот­ри­те, дев­чон­ки, в ис­то­рию не по­па­ди­те. Друг на­да­вал Кать­ке ку­чу цен­ных ука­за­ний и все ж от­пу­стил про­ехать­ся в неда­ле­кий по­се­лок и об­рат­но — по за­го­род­ной трас­се, не очень ожив­лен­ной. Мы оста­лись ждать де­ву­шек в при­до­рож­ной ка­феш­ке — бы­ло что об­су­дить. Че­рез пол­ча­са «Ла­нос» вер­нул­ся. Ка­те­ри­на бук­валь­но вы­ва­ли­лась из ма­ши­ны — блед­ная, ру­ки тря­сут­ся. И Настя за ней — вы­гля­дит не луч­ше. — Что слу­чи­лось?! — спро­сил пе­ре­пу­ган­ный Паш­ка. — Во­ды мне возь­ми, в гор­ле пе­ре­сох­ло, — про­ше­ле­сте­ла Ка­тю­ха ед­ва слыш­но. Ку­да де­ва­лась ее са­мо­уве­рен­ность? — Ре­бя­та, там та­кое, та­кое… — Да в чем де­ло? Ма­ши­на це­ла? А вы са­ми? — на­ле­те­ли мы на жен с во­про­са­ми. Ока­за­лось, слу­чи­лось с де­вуш­ка­ми нечто необыч­ное. — Еха­ли мы се­бе спо­кой­но и до­гна­ли «Моск­ви­ча» — за­пы­лен­но­го до­хо­дя­гу. Еле дви­гал­ся. Ду­ма­ли, свер­нет к се­лу, а он пых­тит и пых­тит, не сво­ра­чи­ва­ет. Сколь­ко ж нам за ним та­щить­ся? Он ки­ло­мет­ров 40 шел, — объ­яс­ня­ла Кать­ка. — Мно­го ты по­ни­ма­ешь! Са­ма сотку вы­жи­ма­ла небось? — на­бы­чил­ся ее су­пруг. — Нет, я 80 дер­жа­ла. Ста­ла его об­го­нять по пре­ры­ви­стой ли­мы

Дев­чон­ки вы­шли из ав­то рас­те­рян­ные и рас­ска­за­ли нам, что слу­чи­лось на до­ро­ге Хо­зя­ин «Моск­ви­ча» воз­му­тил­ся на­ши­ми рас­спро­са­ми, но мы ви­де­ли его ма­ши­ну

нии, точ­но пом­ню. Тут сза­ди пат­руль­ная ма­ши­на сиг­на­лит. Я ис­пу­га­лась, оста­но­ви­лась, а ин­спек­тор го­во­рит, что я по двой­ной сплош­ной об­го­няю. До­ка­зы­ваю ему, что раз­мет­ка бы­ла пунк­тир­ная, я пра­ви­ла со­блю­даю, а он ты­чет паль­цем в ас­фальт. Смот­рю — сплош­ная! — Точ­но, так и бы­ло, не мог­ли же мы од­но­вре­мен­но с ума сой­ти, — под­твер­ди­ла моя Настя. Мы с Паш­кой пе­ре­гля­ну­лись. — Дев­ки, не мо­же­те вы без при­клю­че­ний, — про­тя­нул я. — Как та ли­ния мог­ла са­ма со­бой из­ме­нить­ся? На­вер­ное, вам по неопыт­но­сти по­ка­за­лось, что она пунк­тир­ная, а на са­мом де­ле... — Да что ж мы, иди­от­ки пол­ные! — взвизг­ну­ла Настя. — Не бы­ло сплош­ной, и все тут! Га­иш­ник на пер­вый раз сде­лал за­ме­ча­ние, по­со­ве­то­вал быть осто­рож­нее и со­блю­дать пра­ви­ла об­го­на. Пре­ду­пре­дил, что воз­мож­на пло­хая ви­ди­мость. Но ли­нию я хо­ро­шо рас­смот­ре­ла, и Настя... Мо­жет, дев­чон­кам в ту­мане ли­ния раз­мы­той по­ка­за­лась? Но день ведь яс­ный. От­ку­да взять­ся осад­кам? — Все са­дим­ся в ма­ши­ну, — ско­ман­до­вал хо­зя­ин «Ла­но­са». — Едем на то ме­сто. Подъ­е­ха­ли. Зло­счаст­ная бе­лая по­ло­са бы­ла пре­ры­ви­стой. Вы­шли на­ру­жу и дол­го всмат­ри­ва­лись в до­рож­ное по­кры­тие. Мо­жет, про­сто ме­ста­ми стер­лось? Нет, здесь был на­не­сен чет­кий пунк­тир. — Ви­дишь, я же те­бе го­во­ри­ла! — по­бед­но вос­клик­ну­ла до­воль­ная Кать­ка. — Ни­че­го я не на­ру­ша­ла! Все пра­виль­но! Мол­ча се­ли в ма­ши­ну и по­еха­ли даль­ше. Неожи­дан­но до­гна­ли… ста­рый зе­ле­ный «моск­ви­чок». — Смот­ри, тот са­мый, — удив­лен­но про­шеп­та­ла Ка­те­ри­на. Ав­то­мо­биль­чик мед­лен­но ка­тил­ся пе­ред на­ми, не усту­пая до­ро­ги. Паш­ка, по­вор­чав немно­го, на­чал обгон. — Стой! — за­во­пил я, не ве­ря гла­зам. — Ли­ния сплош­ная! На­шу ма­ши­ну за­во­лок­ло неиз- вест­но от­ку­да воз­ник­шей бе­ле­со-жел­той пе­ле­ной. Мы оста­но­ви­лись в суе­вер­ном ужа­се. Слов­но из-под зем­ли вы­рос­ла бе­лая ино­мар­ка с ми­гал­ка­ми. По­ка раз­би­ра­лись, ря­дом, на обо­чине, за­ме­ти­ли хол­мик с кре­стом и вен­ком из ис­кус­ствен­ных цве­тов. Пат­руль­ные рас­ска­за­ли, что здесь раз­бил­ся па­рень. По­шел на обгон и вре­зал­ся во встреч­ную ма­ши­ну. Хо­тя на этом участ­ке до­ро­ги обгон за­пре­щен. С тех пор на том ме­сте с неко­то­ры­ми во­ди­те­ля­ми про­ис­хо­дят уди­ви­тель­ные ве­щи — до­рож­ни­ки ри­су­ют сплош­ную непре­рыв­ную чер­ту, а на­род за ру­лем ви­дит пре­ры­ви­стую. Мест­ные баб­ки го­во­рят, тот по­гиб­ший хо­чет к се­бе за ком­па­нию ко­го-то за­брать, скуч­но ему на том све­те. Вот и ста­ра­ет­ся, что­бы до­ро­га да­ла еще од­ну жерт­ву. Несколь­ко лег­ко­ву­шек здесь стал­ки­ва­лись, но люди оста­ва­лись жи­вы. И все твер­ди­ли, что ви­ди­мо­сти ме­шал стран­ный ту­ман, воз­ни­ка­ю­щий имен­но на этом ме­сте. Мет­ров че­рез три­ста он рас­се­и­вал­ся. — Я уже оста­нав­ли­вал эту ма­ши­ну, — на­хму­рив­шись, ска­зал нам по­ли­цей­ский. — Обгон за­пре­щен! Ли­ния здесь сплош­ная. И как мы ни до­ка­зы­ва­ли вчет­ве­ром об­рат­ное, штраф все же схло­по­та­ли. Две бе­лые по­ло­сы по­сре­дине шос­се, па­рал­лель­ные и чет­кие, ни­где не пре­ры­ва­лись. Слов­но драз­ня, ухо­ди­ли в ни­ку­да, ма­ни­ли в ка­кой-то дру­гой мир. Зло­по­луч­ный «Моск­вич», вы­ну­див­ший нас со­вер­шать обгон, вне­зап­но ис­чез, не до­жи­да­ясь стра­жей по­ряд­ка, — так же, как и в слу­чае с Кать­кой. Мы ре­ши­ли от­пра­вить­ся ис­кать его в се­ло, ку­да ве­ло от­ветв­ле­ние до­ро­ги неда­ле­ко от зло­по­луч­но­го ме­ста. Там и узна­ли мест­ную стра­шил­ку. — Не вы пер­вые по­па­да­е­тесь, — вздох­ну­ла встре­чен­ная на­ми ста­руш­ка. — На до­ро­ге и впрямь жуть ка­кая-то тво­рит­ся. Ли­ния дей­стви­тель­но де­ла­ет­ся то сплош­ной, то пре­ры­ви­стой. Ко­му как за­хо­чет то ме­сто по­ка­зать­ся, так и по­ка­жет­ся. За­ин­те­ре­со­вав­шись этим фе­но­ме­ном, я для чи­сто­ты экс­пе­ри­мен­та несколь­ко раз вы­ез­жал ту­да на сво­ей «Шко­де». И дру­го­го при­я­те­ля при­гла­шал, Леш­ку. Чу­де­са! Раз про­едешь — сплош­ная. Вто­рой — пре­ры­ви­стая. И каж­дый раз ви­дел за­га­доч­ный «Моск­вич». В де­ревне ска­за­ли, что ез­дит на нем отец раз­бив­ше­го­ся пар­ня. Неуже­ли он вы­би­ра­ет по­пут­чи­ка в дру­гое из­ме­ре­ние для сво­е­го сы­на?! Жут­ко де­ла­ет­ся. Ко­му ни рас­ска­зы­вал про ми­сти­че­ски ис­че­за­ю­щую ли­нию на ас­фаль­те — не ве­рят. При­ве­зу на ме­сто — удив­ля­ют­ся, дро­жат, неко­то­рые кре­стят­ся. На об­рат­ном пу­ти Настя вы­шла око­ло при­до­рож­ной мо­гил­ки, по­ло­жи­ла цве­ты, про­чи­та­ла имя по­гиб­ше­го. — На­до в цер­ковь схо­дить и свеч­ку по­ста­вить, пусть успо­ко­ит­ся и ни­ко­го к се­бе не зо­вет, — ска­за­ла она се­рьез­но. Мы еще раз по­се­ти­ли ту де­рев­ню. На­шли двор, где за во­ро­та­ми сто­ял зна­ко­мый «Моск­вич». Хо­зя­ин нас впу­стил, вы­слу­шал. — С ума со­шли! Я про­во­ци­рую об­го­ны, что­бы ото­мстить за сы­на?! Лад­но, ба­бы дур­ные, а вы-то, му­жи­ки, ве­ри­те в этот бред! — усо­ве­стил нас дядь­ка. — То Бо­жий про­мы­сел, ес­ли ко­му что ме­ре­щит­ся или кто в ава­рию по­па­да­ет. Ни­кто не зна­ет, что ему на ро­ду на­пи­са­но… Настя схо­ди­ла в цер­ковь, на­пи­са­ла в га­зе­ту и до­би­лась, что­бы по­ста­ви­ли на том ме­сте ука­за­тель опас­но­го участ­ка. Но… знак бес­след­но ис­чез, а ли­ния, не под­да­ва­ясь ни­ка­ким объ­яс­не­ни­ям, про­дол­жа­ет ко­му-то яв­лять­ся сплош­ной, а ко­му-то — пре­ры­ви­стой. Мы с Паш­кой ре­ши­ли боль­ше той до­ро­гой не ез­дить. И жен не пус­кать. От гре­ха, как го­во­рит­ся, по­даль­ше.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.