Тай­на се­реб­ря­ной броши

Ми­ла, 25 лет Укра­ше­ние, вы­лов­лен­ное из ре­ки Ильей, бы­ло очень изящ­ным и пре­крас­но смот­ре­лось на мо­ем пла­тье Ве­щи­ца бы­ла изящ­ной, ста­рин­ной и ни­чей­ной, я ре­ши­ла взять ее

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Явы­шла из ав­то­бу­са и глу­бо­ко вдох­ну­ла пах­ну­щий се­ном воз­дух. — Доб­ро по­жа­ло­вать в край охот­ни­ков и ры­ба­ков! — Илья ду­раш­ли­во скло­нил­ся в неук­лю­жем ре­ве­ран­се. — Пахнет, ко­неч­но, не так, как в го­ро­де, но за­то и воз­дух по­чи­ще. Он под­нял сто­я­щую у ног сум­ку с ве­ща­ми и пе­ре­ки­нул ее че­рез пле­чо. — Ну что, пой­дем? Бабуля там уже за­жда­лась, на­вер­ное, вкус­но­стей нам на­го­то­ви­ла. Мы с Илю­хой встре­ча­лись боль­ше го­да, и он ре­шил, что при­шло вре­мя зна­ко­мить ме­ня с мно­го­чис­лен­ны­ми ро­ди­ча­ми. На­чал с ба­буш­ки, жи­ву­щей в со­сед­ней об­ла­сти. Ба­бу­лю Илья очень лю­бил, так как про­вел в ее ма­лень­кой де­ре­вень­ке по­чти все дет­ство. С этим ме­стом у лю­би­мо­го бы­ли свя­за­ны са­мые теп­лые вос­по­ми­на­ния. Спу­стя час мы уже си­де­ли за боль­шим де­ре­вян­ным сто­лом во дво­ре и упле­та­ли при­го­тов­лен­ные Ев­до­ки­ей Фи­лип­пов­ной ва­ре­ни­ки с виш­ня­ми. — Вы там в го­ро­де сво­ем при­ро­ды со­всем не ви­ди­те, — при­чи­та­ла хозяйка, гля­дя на на­ши блед­ные ли­ца. — Илю­ша, ты бы по­ка­зал Ми­ле де­рев­ню, сво­дил на озе­ро ис­ку­пать­ся. — Обя­за­тель­но, се­го­дня же ве­че­ром схо­дим, да? Идея по­плес­кать­ся по­сле дороги в про­хлад­ной во­де мне по­нра­ви­лась. — А удоч­ки мои жи­вы еще, ба­буль? — А как же. Как ты все оста­вил, так оно и ле­жит в са­рае, —Ев­до­кия Фи­лип­пов­на за­улы­ба­лась и мед­лен­но под­ня­лась с лав­ки. — То­гда ре­ше­но, — за­си­ял Илья, — ве­че­ром идем ры­ба­чить. Ры­бал­ку до это­го я ви­де­ла толь­ко по те­ле­ви­зо­ру, по­то­му, не раз­ду­мы­вая, со­гла­си­лась. От­ды­хать на при­ро­де мне и прав­да при­хо­ди­лось неча­сто. — Ка­кая кра­со­ти­ща! — по­ста­вив на зем­лю рюк­зак с бу­тер­бро­да­ми и ком­по­том, за­бот­ли­во спа­ко­ван­ный нам Ев­до­ки­ей Фи­лип­пов­ной, я ози­ра­лась по сто­ро­нам. — Зна­чит, здесь ты про­во­дил все сво­бод­ное вре­мя? — Тут и ис­ку­пать­ся есть где, и рыбы пол­но, — до­воль­но кив­нул мой бой­френд. На ужин обя­за­тель­но на­ло­вим... Он рас­пу­тал сеть и не спе­ша по­шел в во­ду. По­сте­лив на бе­ре­гу неболь­шой плед и раз­ло­жив бу­тер­бро­ды, я при­ня­лась на­блю­дать за его дви­же­ни­я­ми. Непри­выч­но ви­деть го­род­ско­го до моз­га ко­стей Илью лов­ко управ­ля­ю­щим­ся с ры­бо­ло­вец­ки­ми сна­стя­ми. — Вот блин, — па­рень оста­но­вил­ся, — за­це­пил-та­ки за ко­ря­гу. Он на­кло­нил­ся к во­де и осто­рож­но при­нял­ся ша­рить ру­ка­ми по дну. — Хм… — все так же мед­лен­но под­няв­шись, лю­би­мый до­стал из во­ды что-то неболь­шое и бле­стя­щее, — Че­го тут толь­ко не на­хо­дил пре­жде, но что­бы та­кой ар­те­факт... Он опо­лос­нул в во­де свою на­ход­ку и про­тя­нул ее мне. — По­хо­же на брошь, — я вер­те­ла в ру­ках укра­ше­ние, рас­смат­ри­вая. — Се­реб­ря­ная. Со­всем не по­хо­жа на со­вре­мен­ные укра­ше­ния, да­же про­бы нет. Ин­те­рес­но, сколь­ко ей лет? Илья по­жал пле­ча­ми. — Бу­дем счи­тать, что это по­да­рок озер­ных бо­гов. Нра­вит­ся? Еще бы! Ве­щи­ца при­шлась мне по ду­ше сра­зу — изящ­ная и лег­кая, она вы­гля­де­ла со­всем воз­душ­ной. — То­гда оставь се­бе на па­мять... Ры­ба­чить даль­ше он не стал, по­счи­тав на­ход­ку свое­об­раз­ным зна­ком.

По­сле обе­да Илья ре­шил на­ло­вить рыбы, а я хо­те­ла ис­ку­пать­ся в озе­ре

— Ба­буль, рыбы мы так и не на­ло­ви­ли, за­то по­смот­ри, что в озе­ре нашли, — он про­тя­нул Ев­до­кии Фи­лип­повне брошь. Ста­руш­ка на­де­ла оч­ки и при­ня­лась рас­смат­ри­вать. — Ин­те­рес­ная штуч­ка. Где, го­во­ришь, нашли? В озе­ре? — Угу, — лю­би­мый кив­нул. — Как ду­ма­ешь, мож­но се­бе оста­вить? — Кто зна­ет, — она от­да­ла брош­ку об­рат­но. — Не ду­маю, что ее хо­зя­ин жив, на вид она та­кая же древ­няя, как ия. Ну, Илю­шень­ка, по­ве­дай луч­ше, что там у тво­их ро­ди­те­лей? Ма­ма ред­ко зво­нит. По­ка я по­мо­га­ла ба­буш­ке на­кры­вать на стол, Илья, по­сто­ян­но шу­тя, рас­ска­зы­вал о ра­бо­те и до­маш­них де­лах. А по­сле ужи­на ото­звал ме­ня в сто­ро­ну и ше­по­том спро­сил: — Бы­ла на де­ре­вен­ской дис­ко­те­ке? Я удив­лен­но за­мо­та­ла го­ло­вой. — Раз­вле­кать­ся тут уме­ют не хуже, чем в го­ро­де, — па­рень улыб­нул­ся. Дождавшись, ко­гда бабуля уснет, мы с ним ти­хо вы­скольз­ну­ли из до­ма. — Ну пря­мо как в дет­стве, — за­сме­ял­ся лю­би­мый, осто­рож­но за­кры­вая за со­бой ка­лит­ку. По­смот­рел на брошь, бле­стев­шую на мо­ем пла­тье: — Те­бе очень идет. Взяв его под ру­ку, я улыб­ну­лась, пред­вку­шая но­вые впе­чат­ле­ния от мо­ей пер­вой де­ре­вен­ской дис­ко­те­ки. По пу­ти на­блю­да­ли, как мед­лен­но опус­кал­ся гу­стой бе­лый ту­ман, по­гло­щая все во­круг. А мне вдруг за­хо­те­лось пить. Да так, что тер­петь не бы­ло сил. — По­стой, я сей­час. Тут ря­дом ко­ло­дец есть, там и круж­ка долж­на быть — с эти­ми сло­ва­ми Илья от­пу­стил мою ру­ку и шаг­нул ку­да-то в сто­ро­ну, рас­тво­ря­ясь в ту­мане. По­до­ждав па­ру ми­нут, по­зва­ла его и, не услы­шав от­ве­та, по­ежи­лась. — Он ско­ро вер­нет­ся, — вдруг по­слы­шал­ся за спи­ной глу­хой голос. Вскрик­нув от неожи­дан­но­сти, я рез­ко раз­вер­ну­лась и уви­де­ла пе­ред со­бой непо­нят­но от­ку­да взяв­шу­ю­ся де­воч­ку лет две­на­дца­ти в бе­лом сви­те­ре. Незна­ком­ка по­до­шла ко мне вплот­ную и ука­за­ла паль­цем на брошь. — Кра­си­вая, прав­да? — она про­ве­ла по укра­ше­нию кон­чи­ка­ми паль­цев. — Да, — от­ве­ти­ла я, де­лая шаг на­зад, — мы нашли ее се­го­дня в озе­ре. — Знаю, — де­воч­ка оста­лась на ме­сте, не от­во­дя глаз от укра­ше­ния, — там я ее уро­ни­ла... — Так она твоя? — я на­чи­на­ла по­ни­мать, что про­ис­хо­дит. — Моя. Все­гда бы­ла мо­ей. Это ма­мин по­да­рок. — Про­сти, мы не зна­ли, вот, — я сня­ла брош­ку и про­тя­ну­ла незна­ком­ке. — Возь­ми. — Не мо­гу, — дев­чуш­ка опу­сти­ла го­ло­ву, — вы долж­ны вер­нуть ее ту­да, где взя­ли. — В озе­ро? Но за­чем? Ты же по­те­ря­ла ее там... — Нет! — ка­за­лось, ее голос зву­чит ото­всю­ду. — Я ни­ко­гда ее не те­ря­ла. Она про­сто оста­лась там… со мной. Мы дол­го бе­жа­ли от них. Ма­ма от­да­ла мне брошь и ве­ле­ла бе­жать в сто­ро­ну озе­ра, пря­тать­ся в ка­мы­шах. Ска­за­ла, что най­дет ме­ня, я долж­на спа­стись. Они и прав­да не по­шли за мной. Но пу­сти­ли по сле­ду со­бак. Все, что я пом­ню — как брошь вы­скольз­ну­ла из ру­ки, и боль. От их псов ни­кто не убе­гал... — Кто они? — мое серд­це сжа­лось. — Нем­цы. Услы­шав по­за­ди се­бя шум, я огля­ну­лась, а ко­гда по­вер­ну­лась об­рат­но — стран­ной де­воч­ки уже не бы­ло, за­то по­явил­ся Илья с круж­кой во­ды. На дис­ко­те­ку в ту ночь мы так и не по­шли. Рас­ска­зав все лю­би­мо­му, я по­про­си­ла про­во­дить ме­ня к озе­ру. — Твоя ба­буш­ка ошиб­лась, у броши есть хозяйка, для ко­то­рой эта вещь на­столь­ко важ­на, что она при­шла за ней сквозь вре­мя. Я сня­ла укра­ше­ние и бро­си­ла его в во­ду по­даль­ше от бе­ре­га. — Возь­ми свою брошь. Про­сти, мы не хо­те­ли те­бя тре­во­жить... Вме­сто от­ве­та раз­дал­ся толь­ко вздох и ти­хий плеск во­ды.

Стран­ный ту­ман оку­тал все во­круг так вне­зап­но, что до­ро­га про­па­ла

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.