Серд­це от­да­вал де­тям: Ва­си­лий Су­хом­лин­ский

Де­ти по­зна­ют мир и са­мих се­бя не толь­ко умом, но и серд­цем. Толь­ко тот мо­жет стать насто­я­щим учителем, кто не за­бы­ва­ет, что и он был ре­бен­ком...

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Соз­дан­ную про­стым учителем, ди­рек­то­ром сель­ской шко­лы в по­сел­ке Пав­лыш меж­ду Кре­мен­чу­гом и Алек­сан­дри­ей, об­ра­зо­ва­тель­ную си­сте­му ис­поль­зу­ют во мно­гих стра­нах ми­ра и по сей день. В центр ее по­став­лен ре­бе­нок с его ин­те­ре­са­ми и спо­соб­но­стя­ми. Вос­пи­ты­вать по Су­хом­лин­ско­му – не ис­ко­ре­нять недо­стат­ки, а раз­вить и укре­пить в ду­шах ре­бят са­мое хо­ро­шее. Ва­си­лий Алек­сан­дро­вич раз­ра­бо­тал эс­те­ти­че­скую про­грам­му «вос­пи­та­ния кра­со­той», кри­ти­ко­вав­шу­ю­ся в офи­ци­аль­ных пе­да­го­ги­че­ских кру­гах.

«Ах, вой­на, что ж ты сде­ла­ла, под­лая...»

Вы­рос будущий пе­да­гог в мно­го­дет­ной кре­стьян­ской се­мье на Ки­ро­во­град­щине. Его отец, Алек­сандр Еме­лья­но­вич, на­ни­мал­ся ба­тра­ком­плот­ни­ком в пан­ские эко­но­мии, обу­чал де­ре­вен­ских ре­бя­ти­шек сто­ляр­но­му ре­ме­с­лу. Ма­ма тру­ди­лась по до­му. Все чет­ве­ро их де­тей – Ва­си­лий, Иван, Сер­гей, и Ме­ла­нья – ста­ли сель­ски­ми учи­те­ля­ми. В Кре­мен­чу­ге в на­ча­ле го­лод­ных 30-х Ва­си­лий окон­чил раб­фак и в 17 лет стал учить гра­мо­те де­тей и взрос­лых в род­ном се­ле. В Пол­тав­ском пе­да­го­ги­че­ском ин­сти­ту­те по­лу­чил ди­плом учи­те­ля укра­ин­ско­го язы­ка и ли­те­ра­ту­ры. Ухо­дя на фронт в пер­вые дни вой­ны, мо­ло­дой учи­тель оста­вил до­ма бе­ре­мен­ную же­ну Ве­ру, вы­пуск­ни­цу пед­ву­за. Обо­ро­няя Моск­ву, млад­ший по­лит­рук Су­хом­лин­ский был тя­же­ло ра­нен и по­пал в гос­пи­таль на Урал. Оско­лок сна­ря­да про­шел ря­дом с к серд­цем и остал­ся там на всю жизнь. 22-лет­няя Ве­ра, до­ве­рив но­во­рож­ден­но­го сы­на за­бо­там ро­ди­те­лей, ста­ла по­мо­гать под­поль­щи­кам. Тай­но раз­да­ва­ла сбро­шен­ные с са­мо­ле­та ли­стов­ки со свод­ка­ми о по­ло­же­нии на фрон­тах, пря­та­ла бе­жав­ших из пле­на. Мест­ные по­ли­цаи вы­да­ли ее ге­ста­по. Ре­бен­ка уби­ли на гла­зах ма­те­ри. Ее му­чи­ли еще не­сколь­ко дней, за­тем каз­ни­ли. «Об этом я узнал по­сле осво­бож­де­ния рай­о­на, – пи­сал позд­нее Ва­си­лий Алек­сан­дро­вич. – Сам был при до­про­се пре­да­те­ля-по­ли­цей­ско­го, ко­то­рый рас­ска­зал, как вы­ко­лол жене «толь­ко» один глаз... По­сле уральского гос­пи­та­ля Су­хом­лин­ский про­сил­ся на фронт, но его ко­мис­со­ва­ли: от­ня­лась ле­вая ру­ка. С тру­дом уда­лось уго­во­рить вра­чей не ам­пу­ти­ро­вать ее. За­ве­до­вал ма­лень­кий шко­лой в Уд­мур­тии. Ту­да при­е­ха­ла с про­вер­кой мо­ло­дая ин­спек­тор эва­ку­и­ро­ван­ных дет­до­мов Ан­на Де­вя­то­ва. Учеб­ное за­ве­де­ние Ва­си­лия и ди­рек­тор­фрон­то­вик по­нра­ви­лись де­вуш­ке. Об­ме­няв­шись ад­ре­са­ми, они об­суж­да­ли в пись­мах

школь­ные де­ла. По­сле вой­ны Ва­си­лий при­гла­сил Ан­ну к се­бе на ро­ди­ну – учи­тель­ство­вать. Пред­ло­жил по­же­нить­ся.

Один день из жиз­ни пе­да­го­га

Ра­бо­чий день он на­чи­нал в 4 утра и за­кан­чи­вал позд­но ве­че­ром. Об эн­цик­ло­пе­ди­че­ских зна­ни­ях ди­рек­то­ра хо­ди­ли ле­ген­ды. Изу­чил всю школь­ную про­грам­му и без тру­да мог за­ме­нить лю­бо­го учи­те­ля в лю­бом клас­се. В предут­рен­них су­мер­ках вхо­дил в кабинет, за­жи­гал на­столь­ную лампу, до­ста­вал блок­но­ты и за­но­сил ту­да свои мыс­ли, от­кры­тия, суж­де­ния. Око­ло вось­ми вы­хо­дил на школь­ный двор, лич­но встре­чая уче­ни­ков и кол­лег, и при­вет­ствуя каж­до­го по име­ни. Се­мья жи­ла небо­га­то. В по­сле­во­ен­ные го­лод­ные го­ды пи­та­лись ку­ку­руз­ны­ми ле­пеш­ка­ми, да­же хлеб неча­сто бы­вал на их сто­ле. Из-за ра­не­ний Су­хом­лин­ский имел про­бле­мы с серд­цем, од­на ру­ка по­чти не дей­ство­ва­ла. Как ни­кто дру­гой по­ни­мал сво­их уче­ни­ков со сла­бым здо­ро­вьем. Они не нуж­да­ют­ся в жа­ло­сти, осо­бых усло­ви­ях, счи­тал он, а долг учи­те­ля – сде­лать все, что­бы ре­бя­та не чув­ство­ва­ли се­бя ущерб­ны­ми, раз­ви­ва­лись и жи­ли, как их здо­ро­вые сверст­ни­ки.

На­став­ник и друг

За­ня­тия по­на­ча­лу про­во­ди­ли в три сме­ны – в быв­шей зем­ской че­ты­рех­лет­ке бы­ло тес­но. Мо­ло­дой ди­рек­тор ре­шил по­стро­ить но­вую, об­раз­цо­вую шко­лу. Ее сте­ны со стро­и­те­ля­ми воз­во­ди­ли учи­те­ля, ро­ди­те­ли уче­ни­ков, стар­ше­класс­ни­ки. Во­круг по­са­ди­ли сад, ви­но­град­ник, ро­за­рий, по­ста­ви­ли теп­ли­цу и па­се­ку. Де­ти по­сле за­ня­тий ра­бо­та­ли в круж­ках, на опыт­ных де­лян­ках, вы­ра­щи­ва­ли фрук­ты и ово­щи, да­же за­ра­ба­ты­ва­ли, из­го­тав­ли­вая утварь для сель­ских под­во­рий. По­сле ра­бо­ты Ва­си­лий Алек­сан­дро­вич си­дел на по­ро­ге шко­лы, а к нему, как к хо­ро­ше­му дру­гу, при­хо­ди­ли лю­ди со всей окру­ги – по­го­во­рить, спро­сить со­ве­та в жи­тей­ских де­лах. Пе­да­гог ни­ко­му не от­ка­зы­вал. По ве­че­рам с се­мьей устра­и­вал для се­лян те­атр те­ней, лю­бил бы­вать с детьми на при­ро­де, на экс­кур­си­ях – по­ка поз­во­ля­ло здо­ро­вье... Про­жил Су­хом­лин­ский все­го 51 год, но за недол­гий век мно­гое успел. Пи­сал кни­ги, выходившие мил­ли­он­ны­ми ти­ра­жа­ми. Наи­бо­лее из­вест­ные – «Серд­це от­даю де­тям», «Родительская пе­да­го­ги­ка», «Сто со­ве­тов учи­те­лю». Со­чи­нил пол­то­ры ты­ся­чи дет­ских рассказов и ска­зок, счи­тая, что каж­дый ре­бе­нок – в ду­ше ска­зоч­ник. За­щи­тил дис­сер­та­цию и стал член­ко­ром Ака­де­мии пе­да­го­ги­че­ских на­ук СССР. Вос­пи­тал, кро­ме ты­сяч уче­ни­ков, соб­ствен­ных де­тей, Сер­гея и Оль­гу. Ни­ко­гда ни­ко­го не на­ка­зы­вал, да­же голос не по­вы­шал. Без школь­но­го шу­ма, дет­ско­го сме­ха, Учи­тель с боль­шой бук­вы не мог про­жить и дня.

Порт­рет Су­хом­лин­ско­го Ва­си­лий с ма­мой Ок­са­ной Ав­де­ев­ной

Ва­си­лий Алек­сан­дро­вич про­шел дол­гий путь к при­зна­нию

Его сказ­ки – доб­рые и муд­рые – учи­ли жиз­ни

Всю жизнь его окру­жа­ли де­ти

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.