Сыщики и во­ры

Олег, 29 лет Ко­гда те­тя Ва­лен­ти­на объявила, что у нее укра­ли ста­рин­ную и до­ро­гую ва­зу, под по­до­зре­ние по­па­ли все, кто был в го­стях...

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Мы с По­ли­ной еха­ли на день рож­де­ния к ее те­те. По пу­ти я нерв­ни­чал: как ме­ня примут? — Не пе­ре­жи­вай, — уте­ша­ла лю­би­мая. — Ду­ма­ешь, все не лю­бят по­ли­цей­ских? Те­тя Ва­ля обо­жа­ет де­тек­тив­ные се­ри­а­лы, она, на­обо­рот, бу­дет вос­хи­щать­ся. Так и вы­шло. Ве­чер про­шел за­ме­ча­тель­но, го­стей бы­ло немно­го: са­ма те­тя, ее сест­ра, даль­ний родственник, со­сед и со­сед­ка име­нин­ни­цы. По­хо­же, я им всем по­нра­вил­ся. Мы с По­лей по­ти­хонь­ку от всех да­же це­ло­ва­лись в ка­кой-то уз­кой ком­на­те, по­том ее по­зва­ла те­туш­ка... Но на сле­ду­ю­щее утро неве­ста по­зво­ни­ла ра­но. — Олеж­ка, пред­став­ля­ешь, те­тя Ва­ля го­во­рит, что ее обо­кра­ли! — в ее го­ло­се был ис­пуг. — По­го­ди... — я со­брал­ся с мыс­ля­ми. — А что укра­ли? — Ка­кую-то ва­зу. Ста­рин­ную и Тет­ка в па­ни­ке! Мо­жешь при­е­хать? — Да, но не по­ни­маю за­чем... По пу­ти По­ли­на объ­яс­ни­ла: — Ва­лен­ти­на не хо­чет за­яв­лять в по­ли­цию. На праздновании бы­ли толь­ко свои! Пред­ставь, как это бу­дет вы­гля­деть. Ес­ли их нач­нут до­пра­ши­вать, со­се­ди оби­дят­ся. Не го­во­ря уже о род­ствен­ни­ке... — И по­сколь­ку я ра­бо­таю в по­ли­ции, мож­но ула­дить сво­и­ми си­ла­ми. — До­гад­ли­вый ты мой! Те­туш­ка за­ла­мы­ва­ла ру­ки. — Олег, на те­бя вся на­деж­да. Най­ди вора! — умо­ля­ла она. — Хо­тя я уве­ре­на, что это Лид­ка. — По­че­му она? — по­жал пле­ча­ми. Те­тя мо­ей неве­сты энер­гич­но за­мо­та­ла го­ло­вой. — Она, боль­ше неко­му! Эта ваза ей все­гда нра­ви­лась. Я тя­же­ло вздох­нул и спро­сил: — Где сто­я­ла ваза? Ме­ня под­ве­ли к пу­стой эта­жер­ке. Я сде­лал ум­ное ли­цо, не по­ни­мая, как вы­кру­тить­ся из неле­пой си­ту­а­ции, и про­мям­лил: — Ну, на­вер­ное, на­до по­звать всех, кто вче­ра был и до­про­сить... По­го­во­рить... По­ля с те­тей по­зво­ни­ли даль­не­му род­ствен­ни­ку Ми­ха­и­лу. По­том по­зва­ли со­се­дей. Ва­лен­ти­на с Ли­дой сра­зу ста­ли ру­гать­ся. — У те­бя хва­та­ет со­ве­сти ме­ня об- ви­нять? — над­са­жи­ва­лась Ва­ли­на сест­ра. — Да я чужого в жиз­ни не возь­му, ско­рее свое от­дам! За­чем мне твоя ваза, ска­жи? Что мне с ней де­лать? Ть­фу! А еще сест­ра, на­зы­ва­ет­ся. — Как что де­лать? Про­дать! А кто то­гда взял? Ко­му она нуж­на? — ры­да­ла те­тя Ва­ля. — По­еха­ли ко мне, — за­яви­ла Ли­да. — Пе­ре­вер­ни всю квар­ти­ру — уви­дишь, что про­па­жи у ме­ня нет! Со­се­ди Иван и Настя, а так­же Ми­ха­ил Пет­ро­вич бы­ли не­до­воль­ны, что их втя­ги­ва­ют в та­кую некра­си­вую ис­то­рию, и ни­ку­да ехать не хо­те­ли. Од­на­ко Ли­дия тре­бо­ва­ла устро­ить у нее обыск и снять по­до­зре­ния. При­шлось от­пра­вить­ся всем... Хозяйка от­кры­ва­ла шка­фы и кла­дов­ки, вы­ва­ли­ва­ла их со­дер­жи­мое на пол, при этом при­го­ва­ри­вая: — Ищи, Ва­ля. По­луч­ше ищи, вдруг най­дешь! Я знал, что ва­зы тут нет, но сде­лать ни­че­го не мог. Ко­гда им­до­ро­гую.

Род­ствен­ни­ца По­ли в ис­те­ри­ке об­ви­ня­ла в кра­же сест­ру, та со­гла­си­лась на обыск

Те­тя Ва­ля на­зна­чи­ла ве­сти рас­сле­до­ва­ние ме­ня, и я не знал, как по­сту­пить пра­виль­но

Ре­шил со­брать всех участ­ни­ков опе­ра­ции и объ­явить ре­зуль­тат мо­е­го рас­сле­до­ва­ния

про­ви­зи­ро­ван­ный обыск за­кон­чил­ся, объ­явил: — Те­перь на­до у всех осталь­ных по­ис­кать. Воз­ра­же­ния есть? — Валь­ка! По-тво­е­му, я вор?! — вски­нул­ся по­жи­лой родственник. — Ни­кто ме­ня еще так не оби­жал. Лад­но, про­верь­те. Мне нече­го скры­вать! Об­ша­ри­ли его квар­ти­ру, ко­неч­но, ни­че­го не нашли. То­гда со­се­ди вста­ли в по­зу: — Ва­лен­ти­на, те­перь ты нас на­зна­чишь во­ра­ми, что ли? — Не я, — про­ле­пе­та­ла она, — а ра­бот­ник по­ли­ции... — На кой мне твоя ваза? — пре­зри­тель­но бро­сил Иван. — У ме­ня стек­ля­шек — за­ва­лись! —И у ме­ня, — до­ба­ви­ла со­сед­ка. — Это ста­рин­ная ваза! Очень до­ро­гая! Вы ни­че­го не по­ни­ма­е­те! Настя ло­гич­но за­ме­ти­ла: — Ес­ли не по­ни­ма­ем, зна­чит, и не кра­ли. За­чем же во­ро­вать то, в чем во­об­ще не раз­би­ра­ешь­ся? Те­тя Ва­ля рас­те­ря­лась. Я ска­зал: — По­тер­пи­те. Род­ствен­ни­ков про­ве­ря­ли, так что... — Да-да! — вос­клик­ну­ла Ли­да. — Нас обыс­ки­ва­ли — и вы да­вай­те, от­кры­вай­те за­кро­ма! Все это мне жут­ко не нра­ви­лось, но ес­ли уж на­чал... У со­се­дей, как и сле­до­ва­ло ожи­дать, про­па­жи то­же не об­на­ру­жи­лось. Ли­дия, при­щу­рив­шись, мсти­тель­но про­из­нес­ла: — Ва­леч­ка, а ты уве­ре­на, что не за­су­ну­ла свое сокровище ку­да­ни­будь? Как у те­бя с го­ло­вой? То­ро­пясь вста­вить сло­во, по­ка ско­рая на слезы те­тя не за­пла­ка­ла, я объ­явил: — Зна­чит, так. Завтра со­би­ра­ем­ся у Ва­лен­ти­ны, и я объ­яв­лю ре­зуль­та­ты рас­сле­до­ва­ния. Ва­ля про­си­я­ла. По­ля, ко­то­рая все вре­мя с вол­не­ни­ем дер­жа­ла ме­ня за ру­ку, хмык­ну­ла: — Ух ты! Как Пуаро, да? Устро­ишь со­бра­ние по­до­зре­ва­е­мых и на­зо­вешь пре­ступ­ни­ка? С тем и разо­шлись. На­зав­тра, за­брав по пу­ти неве­сту, при­е­хал к те­те Ва­ле. Она сго­ра­ла от лю­бо­пыт­ства. Ко­гда все со­бра­лись, я, за­и­ка­ясь от вол­не­ния, объ­явил: — Не бу­ду хо­дить во­круг да око­ло... — с тру­дом про­гло­тил слю­ну. — Ко­ро­че, на са­мом де­ле пре­ступ­ник я! — По­вис­ло тя­же­лое мол­ча­ние. — Ну... так по­лу­чи­лось, что я слу­чай­но толк­нул эта­жер­ку, ваза упа­ла и раз­би­лась. Что де­лать? Я у вас впер­вые, и во­об­ще, мне же на­до бы­ло про­из­ве­сти хо­ро­шее впе­чат­ле­ние! А тут бац — и оскол­ки! Про­сти­те, рас­те­рял­ся и стру­сил. Не хва­ти­ло сме­ло­сти при­знать­ся сра­зу. — Бо­же, ка­кое иезу­ит­ство! — про­тя­ну­ла Ли­да. — Ты же нас всех за­ста­вил ду­мать друг на дру­га! — до­ба­вил Ми­ха­ил Пет­ро­вич. Иван, по­жав пле­ча­ми, ска­зал: — Ну так он же по­ли­цей­ский. Они все лов­ка­чи. — Од­на­ко ты ма­стер ин­три­ги, — вос­хи­щен­но про­из­нес­ла со­сед­ка. — И вправду ти­пич­ный по­ли­цей­ский! Те­бе до­ро­га в сле­до­ва­те­ли, успех обес­пе­чен. Воз­му­ще­ние пе­ре­шло в смех, на­пря­же­ние ушло. Я рас­сла­бил­ся. — А где оскол­ки? — рас­те­рян­но спро­си­ла Ва­лен­ти­на. — Сло­жил в па­кет и спря­тал на бал­коне. По­лин­ка схва­ти­ла ме­ня за ру­ку, по­та­щи­ла в при­хо­жую и стук­ну­ла. — Как те­бе не стыд­но! За то, что раз­бил ва­зу и не при­знал­ся, я те­бя раз­люб­лю! — вы­да­ла она, а я ока­ме­нел. — Но ты так изоб­ре­та­тель­но вел след­ствие, так лов­ко за­мо­ро­чил всем го­ло­вы, что, по­жа­луй, по­люб­лю сно­ва, — про­дол­жи­ла ми­лая. — И учти: у те­ти те­бе еще дол­го про­ще­ния вы­ма­ли­вать! — Я ей но­вую ва­зу куплю...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.