С ней не все в по­ряд­ке

Вар­ва­ра, 23 го­да Се­мья Мак­са при­ня­ла ме­ня очень доб­ро­же­ла­тель­но, ба­буш­ка рас­ска­за­ла смеш­ную ис­то­рию, по­том еще раз ее же...

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Ва­рю­ша, ка­кие смот­ри­ны! — го­ря­чо опро­верг Макс мое пред­по­ло­же­ние. — Про­сто хо­чу по­хва­стать­ся то­бой пе­ред сво­ей се­мьей. Ведь ку­да это го­дит­ся — пя­тый ме­сяц встречаемся, а до сих пор с мо­ей род­ней не по­зна­ко­ми­лась. Ма­ма да­же оби­жа­ет­ся, что я от них до сва­дьбы со­би­ра­юсь лю­би­мую скры­вать. — Зна­чит, все-та­ки смот­ри­ны… — об­ре­чен­но про­тя­ну­ла я. — Раз ты на­ста­и­ва­ешь, пусть бу­дет так, — хо­хот­нул милый. — Но от­не­сись к пред­сто­я­ще­му ви­зи­ту фи­ло­соф­ски. — Я не фи­ло­соф, а будущий врач. — Без раз­ни­цы. Ведь не толь­ко мои близ­кие бу­дут оце­ни­вать те­бя, но и на­обо­рот. Я шут­ли­во от­ве­си­ла Мак­су щел­бан и рас­сме­я­лась, но на ду­ше бы­ло тре­вож­но: а по­нрав­люсь ли я его ма­ме? А най­дем ли мы с ней об­щий язык? Све­кровь же при же­ла­нии мо­жет отра­вить жизнь невест­ке и да­же раз­ру­шить брак сы­на. …И вот насту­пил день Х. Чем мень­ше вре­ме­ни оста­ет­ся до пя­ти ве­че­ра, тем боль­ше манд­раж. Макс ви­дит, как ме­ня кол­ба­сит, пы­та­ет­ся успо­ко­ить: — Пе­ре­стань тря­стись, ты же не эк­за­мен идешь сда­вать! — Луч­ше пять раз сдать ана­то­мию про­фес­со­ру Ле­вин­зо­ну, чем вы­дер­жать од­ни смот­ри­ны, — взды­хаю, при­дир­чи­во рас­смат­ри­вая се­бя в зер­ка­ло. — Это Ле­вин­зон, ко­то­ро­го весь ваш мед как ог­ня бо­ит­ся? — Он са­мый. Я у него лишь с пя­той по­пыт­ки чет­вер­ку по­лу­чи­ла, а пя­те­рок он во­об­ще ни­ко­гда ни­ко­му не ста­вит. — Монстр ка­кой-то! Но мои «де­воч­ки» те­бе с хо­ду «от­лич­но» по­ста­вят! Ав­то­ма­том. — Ав­то­ма­том — это ко­гда от­ве­чать во­об­ще не при­хо­дит­ся. А ме­ня по-лю­бо­му ждет пе­ре­крест­ный до­прос, — тоск­ли­во про­бор­мо­та­ла, огла­див ла­до­ня­ми на бед­рах ма­лень­кое черное пла­тье. — Как я вы­гля­жу? — Нор­маль­но. Но ма­ма с те­тей мо­гут ре­шить, ты в тра­у­ре, нач­нут вы­ра­жать со­бо­лез­но­ва­ния. — Луч­ше? — спро­си­ла, сме­нив

пла­тье на ма­ли­но­вый са­ра­фан. — За­ши­бись! — одоб­рил Макс. — У те­бя в нем та­кие сись­ки! Моя сест­ру­ха со сво­ей «ну­ле­воч­кой» про­сто об­за­ви­ду­ет­ся!!! Я не хо­те­ла, что­бы бу­ду­щая зо­лов­ка ис­пы­ты­ва­ла ко мне нега­тив­ные эмо­ции, и по­пле­лась пе­ре­оде­вать­ся в третий раз. — А так ты по­хо­жа на пас­туш­ку из Про­ван­са, — оце­нил мой оче­ред­ной об­раз лю­би­мый. — Но бабуля сто­про­цент­но бу­дет в вос­тор­ге. Она обо­жа­ет пла­тья в цве­точ­ки и с кру­жав­чи­ка­ми… «Пастуш­ка так пастуш­ка, — окон­ча­тель­но ре­ши­ла оста­но­вить­ся на по­след­нем ва­ри­ан­те. Род­ствен­ни­цы Мак­са встре­ти­ли ме­ня очень доб­ро­же­ла­тель­но. А ко­гда уви­де­ла за­став­лен­ный вкус­но­стя­ми стол... — Ви­дишь, ка­кой в честь те­бя пир за­ка­ти­ли, — Макс схва­тил с блю­да ку­сок бу­же­ни­ны. — Сы­нок, не сму­щай де­воч­ку, — сде­ла­ла ему за­ме­ча­ние ма­ма. — И сле­ди, по­жа­луй­ста, за сво­и­ми ма­не­ра­ми, — до­ба­ви­ла тет­ка. За сто­лом ца­ри­ла та­кая непри­нуж­ден­ная ат­мо­сфе­ра, что на­тя­ну­тая до упо­ра пру­жи­на внут­ри быст­ро ослаб­ла, я пе­ре­ста­ла чув­ство­вать се­бя не в сво­ей та­рел­ке, ста­ла охот­но от­ве­чать на во­про­сы, са­ма рас­ска­зы­вать о родителях, дру­зьях, увле­че­ни­ях, учебе в ин­сти­ту­те… Сме­я­лась чу­жим шут­кам, шу­ти­ла и, ко­неч­но, на­хва­ли­ва­ла уго­ще­ние — оно, по­верь­те, то­го сто­и­ло. — На­день­ка, а ты уме­ешь го­то­вить? — спро­си­ла ба­буш­ка Мак­си­ма — ху­до­ща­вая жен­щи­на с ко­ро­лев­ской осан­кой. — Ба, На­дей зва­ли мою од­но­класс­ни­цу, в ко­то­рую я был влюб­лен в де­ся­том, а мою неве­сту зо­вут Ва­ря, — по­пра­вил Макс. Ли­лия Ан­дре­ев­на (так зва­ли ста­руш­ку) цар­ствен­но кив­ну­ла и по­ло­жи­ла се­бе на та­рел­ку чет­вер­тую по сче­ту ку­ри­ную кот­ле­ту — я не спе­ци­аль­но счи­та­ла, слу­чай­но об­ра­ти­ла вни­ма­ние. Ока­за­лось, не я од­на. — Мам, мы с Зо­ей и Ка­тей столь­ко все­го на­го­то­ви­ли, а ты толь­ко кот­ле­ты ешь. По­ло­жить ка­ко­го­ни­будь са­ла­та? Или фар­ши­ро­ван­ной рыбки? Па­ш­те­та? — Ты луч­ше сле­ди, что­бы у На­ди та­рел­ка не пу­сто­ва­ла, — с неожи­дан­ной зло­стью огрыз­ну­лась ба­буль­ка и по­тя­ну­лась за пя­той кот­ле­той. Но спу­стя ми­ну­ту рас­плы­лась в улыб­ке и ста­ла рас­ска­зы­вать се­мей­ную бай­ку, как ее по­кой­ный муж при­нес с ры­бал­ки че­ты­рех­ки­ло­грам­мо­вую ры­би­ну и по­ве­дал до­мо­чад­цам це­лую ис­то­рию в ду­хе Хе­мин­гу­эя «Ста­рик и мо­ре», как дол­го при­шлось бо­роть­ся с ры­би­ной, пре­жде чем уда­лось вы­та­щить из во­ды. А по­том ока­за­лось, что это мор­ская фо­рель, ко­то­рую де­душ­ка Мак­са ку­пил в ма­га­зине, что­бы не явить­ся без уло­ва. Я уди­ви­лась: в на­ча­ле за­сто­лья она уже рас­ска­зы­ва­ла это, а те­перь вдруг опять. — Ба, опять два­дцать пять, сме­ни пла­стин­ку, — доб­ро­душ­но обо­рва­ла ее внуч­ка. — Мы эту эпо­пею уже сто раз слы­ша­ли. — А На­день­ка не слы­ша­ла! — она упор­но про­дол­жа­ла на­зы­вать ме­ня чу­жим име­нем. И тут у ме­ня пе­ред гла­за­ми неожи­дан­но воз­ник лист кон­спек­та по нев­ро­ло­гии, где пе­ре­чис­ля­лись симп­то­мы за­бо­ле­ва­ния. Я пря­мо-та­ки ви­де­ла строки, на­пи­сан­ные мо­им ко­ря­вым по­чер­ком: «уме­рен­ная за­быв­чи­вость», «вне­зап­ная бес­при­чин­ная раз­дра­жи­тель­ность», «по­вто­ре­ние од­ной и той же ис­то­рии сло­во в сло­во», «вы­бор ка­ко­го-то од­но­го ви­да пи­щи и не на­сту­па­ю­щее чув­ство на­сы­ще­ния»… По­ве­де­ние Ли­лии Ан­дре­ев­на иде­аль­но впи­сы­ва­лась во все эти «па­ра­мет­ры». Прав­да, в кон­спек­те бы­ла еще ку­ча симп­то­мов, да и на­зва­ния бо­лез­ни я не вспом­ни­ла… Ни­че­го, при­еду до­мой и по­смот­рю. До­е­ли де­серт, при­шло вре­мя про­щать­ся. Все род­ствен­ни­цы мо­е­го лю­би­мо­го на­пе­ре­бой ще­бе­та­ли, как ра­ды бы­ли по­зна­ко­мить­ся со мной, и о том, что уже счи­та­ют ме­ня чле­ном их се­мьи. В об­щем, прощание бы­ло очень теп­лым. Макс, есте­ствен­но, по­ехал ме­ня провожать. — Ка­жет­ся, с ба­буш­кой что-то не то, — ска­за­ла я, ко­гда мы шли к оста­нов­ке. — Она так и не смог­ла за­пом­нить, как ме­ня зо­вут. И од­ни кот­ле­ты ела… — Да все с ней то! — воз­ра­зил милый. — У ста­ри­ков па­мять во­об­ще не очень, а ба­бу­ле уже семь­де­сят шесть стук­ну­ло. Что же ка­са­ет­ся кот­лет… Я на­при­мер, ко­гда ма­ма со­лян­ку го­то­вит, то­же боль­ше ни­че­го не ем. И не успо­ко­юсь, по­ка всю ка­стрю­лю не схо­мя­чу. Так что не бе­ри дур­но­го в го­ло­ву! Я так и не смог­ла вы­бро­сить «дур­ное» из го­ло­вы. По­это­му, до­брав­шись до­мой, пер­вым де­лом за­лез­ла в кон­спект по нев­ро­ло­гии. На­шла ту лекцию… Ко­неч­но, это же так оче­вид­но! Не­смот­ря на то что ча­сы по­ка­зы­ва­ли уже по­чти двенадцать, я тут же по­зво­ни­ла же­ни­ху: — Максим, ка­жет­ся, у тво­ей ба­буш­ки на­чаль­ная ста­дия бо­лез­ни Альц­гей­ме­ра. — Не вы­ду­мы­вай! — фырк­нул он. — Я ни­че­го не вы­ду­мы­ваю! Не за­бы­вай: все-та­ки я без пя­ти ми­нут врач. Так что со­ве­тую в бли­жай­шее вре­мя по­ка­зать Ли­лию Ан­дре­ев­ну нев­ро­ло­гу. Се­мья Мак­са к со­ве­ту при­слу­ша­лась, мой ди­а­гноз под­твер­дил­ся. Да, бо­лезнь неиз­ле­чи­мая и бу­дет про­грес­си­ро­вать, но, как го­во­рит­ся, пре­ду­пре­жден — зна­чит, во­ору­жен. По край­ней ме­ре, они бу­дут Ли­лию Ан­дре­ев­ну лечить и кон­тро­ли­ро­вать — что­бы од­на­жды не за­бы­ла вы­клю­чить газ или не по­те­ря­лась на неде­лю, вый­дя на ми­нут­ку в ма­га­зин…

Ба­буш­ка Мак­са взя­ла пятую кот­ле­ту, сно­ва на­зва­ла ме­ня На­дей и шик­ну­ла на дочь

В кон­спек­те я на­шла лекцию, убе­ди­лась в сво­ей право­те и тут же по­зво­ни­ла Мак­су

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.