Милый, хо­чу к ма­ме!

По­ли­на, 22 го­да Жить вме­сте с лю­би­мым ка­за­лось так ро­ман­тич­но... Ни­кто мне не го­во­рил, что это тя­же­лый каж­до­днев­ный труд

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Милый, хо­чу к те­бе! — про­вор­ко­ва­ла я в труб­ку и вздох­ну­ла: — Но, ка­жет­ся, я за­стря­ла тут как ми­ни­мум до сле­ду­ю­щей неде­ли. Тет­ка по­про­си­ла нас по­мочь с ремонтом. — Ты уже рас­ска­за­ла ма­ме? — спро­сил Олег. — Нет, — ви­но­ва­то ска­за­ла я.— Не бы­ло под­хо­дя­ще­го мо­мен­та. — Лад­но. Но не тя­ни с этим, окей? Люб­лю те­бя. —И я те­бя, милый. На­жав «от­бой», я об­хва­ти­ла го­ло­ву ру­ка­ми. Бой­френд на­пом­нил мне о том, от че­го вот уже вто­рую неде­лю я пы­та­лась от­мах­нуть­ся, от­ло­жить на по­том. Ко­неч­но, от это­го ни­ку­да не сбе­жишь: ско­ро мы с ма­мой вер­нем­ся из де­рев­ни до­мой, и то­гда мне при­дет­ся все ей рас­ска­зать... Я бук­валь­но слы­ша­ла раз­дра­жа­ю­ще-нра­во­учи­тель­ный тон, ко­то­рым она бу­дет за­да­вать эти ду­рац­кие во­про­сы: «Ты все хо­ро­шо об­ду­ма­ла? Ку­да спе­шить? Ты уве­ре­на, что не со­вер­ша­ешь ошибки?» Мо­жет, Олег прав, и мне не сто­и­ло от­тя­ги­вать этот мо­мент, а на­брать­ся сме­ло­сти и од­ним дви­же­ни­ем со­рвать пла­стырь?.. — Ма­муль, мы с Оле­гом ре­ши­ли жить вме­сте, — со­об­щи­ла я и, сце­пив ру­ки в за­мок, до­ба­ви­ла: — И уже сня­ли квар­ти­ру. Ма­ма от­ло­жи­ла се­ка­тор, ко­то­рым стриг­ла ро­зо­вые ку­сты в са­ду, и посмот­ре­ла на ме­ня круг­лы­ми от удив­ле­ния гла­за­ми. — Гос­по­ди, По­ля! Ты не шу­тишь? «Ну вот, на­чи­на­ет­ся», — об­ре­чен­но по­ду­ма­ла я. — Те­бе не ка­жет­ся, что вам еще ра­но жить вме­сте? Вы толь­ко пол­го­да как встре­ча­е­тесь! Раз­ве за этот ко­рот­кий срок мож­но узнать че­ло­ве­ка? — Мы и ре­ши­ли съе­хать­ся, что­бы по­луч­ше друг дру­га узнать, — сдер­жан­но от­ве­ти­ла я. — Ты по­ня­тия не име­ешь, о чем го­во­ришь, — ма­ма рас­стро­ен­но по­ка­ча­ла го­ло­вой.— Стро­ить сов­мест­ный быт слож­но. А ты ведь при­вык­ла, что мы те­бе все на блю­деч­ке с го­лу­бой ка­е­моч­кой...

Ма­ма рас­стро­и­лась, ко­гда я со­об­щи­ла, что мы с лю­би­мым ре­ши­ли жить вме­сте По­ня­тия не име­ла, сколь­ко все­го на­до при­об­ре­сти, что­бы жить ком­форт­но

Я слу­ша­ла ее, не спо­ря, но в ду­ше бы­ла уве­ре­на: ма­ма ошибается. Мы с Оле­гом лю­бим друг дру­га, и это глав­ное. Не­уже­ли два лю­бя­щих че­ло­ве­ка не до­го­во­рят­ся, чья оче­редь го­то­вить и вы­но­сить му­сор? Ерун­да все это! — Лад­но, — мах­ну­ла ру­кой мать, вы­дох­нув­шись че­рез два­дцать ми­нут нра­во­уче­ний.— В кон­це кон­цов, те­бе по­чти два­дцать два, ты име­ешь пра­во са­мо­сто­я­тель­но при­ни­мать ре­ше­ния. Моя за­да­ча — убе­речь те­бя от невер­ных... Я ви­жу, ты со­всем ме­ня не слы­шишь... Бог с ва­ми, жи­ви­те. На но­во­се­лье хоть по­зо­вешь-то? И вот я по­сре­ди ком­на­ты, за­гро­мож­ден­ной ко­роб­ка­ми и па­ке­та­ми с ве­ща­ми, и не мог­ла по­ве­рить, что это на­ко­нец слу­чи­лось. — Мы вме­сте, — про­шеп­та­ла, при­льнув к Оле­гу. — Те­перь я бу­ду ви­деть те­бя каж­дое утро, за­сы­пать ря­дом... Как я счаст­ли­ва! — Я то­же, дет­ка, — улыб­нул­ся он. За обу­строй­ство на­ше­го гнез­дыш­ка я взя­лась про­сто с ка­ким-то неисто­вым эн­ту­зи­аз­мом. Олег ухо­дил на ра­бо­ту, а я при­ни­ма­лась рас­па­ко­вы­вать, мыть, чи­стить, рас­кла­ды­вать по пол­кам и со­став­лять бес­ко­неч­ные спис­ки, что еще необ­хо­ди­мо ку­пить. Непри­ят­ным от­кры­ти­ем ста­ло то, что все в до­ме — на­чи­ная от со­ли и за­кан­чи­вая туа­лет­ной бу­ма­гой — нуж­но по­ку­пать. В на­шей се­мье хо­зяй­ством за­ни­ма­лась ма­ма, и по­то­му я в свои два­дцать два бы­ла уве­ре­на, что все про­сто ма­те­ри­а­ли­зу­ет­ся на пол­ках. К кон­цу дня я на­столь­ко уста­ва­ла, что, ко­гда Олег воз­вра­щал­ся с ра­бо­ты, еле пе­ре­дви­га­ла но­га­ми. — Ужи­на нет, — ви­но­ва­то со­об­ща­ла я ему. — Мо­жет, за­ка­жем тай­скую лапшу? — Окей, не про­бле­ма, дет­ка. Так про­шла пер­вая неде­ля на­шей сов­мест­ной жиз­ни. На­ко­нец разо­брав ко­роб­ки и раз­ло­жив ве­щи по ме­стам, я на­де­я­лась, что все слож­ное по­за- ди, и вот сей­час она и нач­нет­ся, на­сто­я­щая се­мей­ная жизнь — с ко­фе в по­стель, уют­ны­ми ужи­на­ми при све­чах, об­ни­маш­ка­ми за про­смот­ром филь­мов... Но ока­за­лось, кар­тин­ка, ко­то­рую я на­ри­со­ва­ла в го­ло­ве, во­все не сов­па­да­ет с той, что пред­ла­га­ла мне ре­аль­ность. — Я те­бя ча­ще ви­де­ла, ко­гда мы про­сто встре­ча­лись, — жа­ло­ва­лась я бой­френ­ду. — То­гда мы хоть ку­да-то хо­ди­ли: в кино, ка­фе, бо­улинг, раз­го­ва­ри­ва­ли и ве­се­ли­лись. Сей­час ты при­хо­дишь, ужи­на­ешь и сра­зу са­дишь­ся за комп. — Я не мо­гу уде­лять те­бе все свое сво­бод­ное вре­мя, — по­жи­мал пле­ча­ми Олег. — Устаю на ра­бо­те, и мне нуж­но немно­го от­дох­нуть, пе­ре­клю­чить моз­ги. — Но я ду­ма­ла, от­ды­хать мы бу­дем вме­сте... — Да, и все вре­мя дер­жать­ся за ру­ки, — на­чи­нал злить­ся он. — Ты во­об­ще, ка­жет­ся, пред­став­ля­ла все ина­че: по­ни, ра­дуж­ные еди­но­ро­ги и мар­ме­лад­ное кон­фет­ти про­сто с неба. Но ре­аль­ная жизнь немно­го дру­гая, По­ля. Да, это я по­ня­ла. Ка­кие еще по­ни и еди­но­ро­ги, ко­гда при­хо­дит­ся спо­рить о том, чья оче­редь чи­стить уни­таз? О ка­кой ро­ман­ти­ке го­во­рить, ко­гда каж­дый день он бур­чит, что при­хо­дит­ся про­чи­щать сток от мо­их во­лос, а я со­би­раю по квар­ти­ре его гряз­ные нос­ки? Не ду­ма­ла, что при­знаю это, но, ка­жет­ся, ма­ма бы­ла пра­ва — я со­вер­шен­но не го­то­ва к са­мо­сто­я­тель­ной жиз­ни. — Как де­ла? — буд­то по­чув­ство­вав, по­зво­ни­ла она. — Нор­маль­но, — от­ве­ти­ла я уклон­чи­во. — А по го­ло­су не ска­жешь... При­е­хать к те­бе? Я по­ду­ма­ла: в ра­ко­вине немы­тая по­су­да, на ди­ване — го­ра бе­лья по­сле стир­ки. Вот бу­дет раз­гон! — При­ез­жай, — не сдер­жав­шись, всхлип­ну­ла. — Я со­ску­чи­лась! Я бы­ла уве­ре­на: при­е­хав, ма­ма за­ве­дет лю­би­мую пла­стин­ку о том, что мы с Оле­гом слиш­ком ра­но съехались, нуж­но бы­ло луч­ше узнать друг дру­га, что я не го­то­ва к са­мо­сто­я­тель­ной жиз­ни. Но вме­сто это­го она по­мог­ла мне с бе­льем, от­чи­сти­ла ско­во­род­ку до блес­ка, по­мы­ла ду­хов­ку и при­го­то­ви­ла мой лю­би­мый плов. — На­вер­ное, в том, что ты так бес­по­мощ­на в бы­ту есть и моя ви­на, — при­зна­лась ма­ма, ко­гда мы се­ли пить ко­фе. — Мы с от­цом всю жизнь бе­рег­ли те­бя: еще успе­ешь, мол, на­ра­бо­тать­ся. — Все нор­маль­но, мам. Я справ­ля­юсь. Про­сто я ду­ма­ла: глав­ное — мы вме­сте, сов­мест­ная жизнь — это за­бо­та друг о дру­ге, ро­ман­ти­ка и все та­кое. А ока­за­лось — сплош­ная стир­ка, убор­ка, го­тов­ка... — Не без это­го, ко­неч­но. Про­сто те­бе еще нуж­но при­вык­нуть к этой стир­ке, убор­ке, го­тов­ке и по­том, ко­гда это ста­нет при­выч­ной ру­ти­ной и бу­дет вы­пол­нять­ся на ав­то­ма­те, ты уви­дишь, что за этим всем пря­чет­ся и лю­бовь, и ро­ман­ти­ка, и за­бо­та. Про­сто нуж­но немнож­ко по­тер­петь. Глав­ное — не сда­вать­ся! Я об­ня­ла ма­му. Не­уже­ли ко­гда­то и я ста­ну та­кой же муд­рой? Ко­гда Олег вер­нул­ся с ра­бо­ты, я на­кор­ми­ла его ужи­ном и, под­пе­рев ще­ку ла­до­нью, слу­ша­ла, как про­шел его день. Но мыс­ли мои бы­ли да­ле­ко: я все ду­ма­ла, как ма­ма успе­ва­ла все это — быть хо­ро­шей хо­зяй­кой, же­ной, хо­дить на ра­бо­ту, вос­пи­ты­вать ме­ня и бра­та? По­ка это бы­ло для ме­ня тай­ной, по­кры­той мра­ком. Но я на­де­я­лась ра­но или позд­но раз­га­дать се­крет... — О чем ду­ма­ешь? — спро­сил Олег, за­ме­тив, что я по­чти не слу­шаю его. — Чест­но? — Угу. — Милый, я хо­чу к ма­ме, — груст­но улыб­ну­лась я. — Но, ко­неч­но, оста­нусь с то­бой.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.