Сле­за Ма­рии Стюарт

Вик­то­рия, 27 лет Старин­ный ку­лон – ре­лик­вия, ко­то­рую пе­ре­да­ва­ли из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние в на­шем ро­ду, – не при­нес мне се­мей­но­го сча­стья, и де­тей я не мог­ла иметь, но од­на­жды...

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Ка­кая кра­си­вая ве­щи­ца! На­вер­ное, ста­рин­ная! Про­дай мне! — по­про­си­ла Лен­ка, с за­ви­стью гля­дя на ку­лон у ме­ня на шее. — Не мо­гу! Это се­мей­ная ре­лик­вия! — от­мах­ну­лась я. Ко­гда по­дру­га зли­лась, ста­но­ви­лась по­хо­жей на ди­кую кош­ку. В та­кие мо­мен­ты мне ка­за­лось, она во­твот за­ши­пит. — Не оби­жай­ся! Про­сто ба­буш­ка пе­ред смер­тью про­си­ла ни­ко­му его не про­да­вать! К то­му же это не брил­ли­ант, а стек­лян­ный пу­зы­рек в зо­ло­той опра­ве! Ку­лон при­над­ле­жал мо­е­му пред­ку, шот­ланд­ско­му ари­сто­кра­ту! Он был од­ним из мно­го­чис­лен­ных лю­бов­ни­ков го­ре­мыч­ной Ма­рии Стюарт! На­ка­нуне ее каз­ни при­ка­зал слу­жан­ке со­брать слезы королевы в ми­ни­а­тюр­ный пу­зы­рек, сде­лал из него ку­лон и всю жизнь но­сил на шее! Че­рез пол­то­ра сто­ле­тия его по­то­мок при­был в Рос­сий­скую име­рию. На сва­дьбе по­да­рил па­мят­ную ве­щи­цу неве­сте. С тех пор она пе­ре­да­ет­ся в на­шей се­мье из по­ко­ле­ние в по­ко­ле­ние! Счи­та­ет­ся, что ку­лон по­мо­га­ет об­ре­сти се­мей­ное сча­стье, но мне в это ве­рит­ся с тру­дом! — за­кон­чи­ла я, ста­вя чай­ник на стол. — Эта ста­рин­ная вещь, на­вер­ное, сто­ит ку­чу де­нег. По­че­му не про­дашь? — уди­ви­лась Лен­ка. — Она боль­шой юве­лир­ной ценности не пред­став­ля­ет. Мой рас­сказ — все­го лишь кра­си­вая се­мей­ная легенда, а как на са­мом де­ле раз­ви­ва­лись со­бы­тия — од­но­му бо­гу из­вест­но! — За­то в люб­ви те­бе по­вез­ло! У вас с Вик­то­ром про­сто иде­аль­ный брак! — по­за­ви­до­ва­ла Ле­на. — Да уж, иде­аль­ный! — уста­ло вы­дох­ну­ла я. Мо­ей по­дру­ге бы­ло невдо­мек, что мы с му­жем дав­но жи­вем как со­се­ди. До­маш­ний очаг остыл, ве­тер раз­ме­тал пе­пел, и от бы­лой люб­ви не оста­лось и сле­да. По­сле Лен­ки­но­го ухо­да я с раз­дра­же­ни­ем со­рва­ла с шеи ку­лон. «Пло­хой из те­бя та­лис­ман, сча­стье мое не сбе­рег!» — ска­за­ла, пря­ча его в ящик ко­мо­да. По­сле смер­ти ма­те­ри я по­лу­чи­ла в на­след­ство квар­ти­ру в цен­тре го­ро­да, за­го­род­ный дом, со­лид­ный счет в бан­ке и мер­зав­ца­от­чи­ма в при­да­чу. Узнав, что он не вклю­чен в за­ве­ща­ние, этот

по­до­нок ме­ня из­на­си­ло­вал и на­чал тре­бо­вать, что­бы ста­ла его же­ной. Я ре­ши­ла по­кон­чить с со­бой. Хо­те­ла на­пить­ся таб­ле­ток и бро­сить­ся с мо­ста в ре­ку. Вик­тор шел с тре­ни­ров­ки по бок­су и вта­щил ме­ня на­зад че­рез пе­ри­ла. — Че­го тво­ришь, ду­ра! Мо­ло­дая, кра­си­вая, здоровая! — гарк­нул он. Уткнув­шись но­сом в его про­пах­шую по­том курт­ку, я раз­ре­ве­лась. В этом ко­ре­на­стом несклад­ном парне бы­ло столь­ко уча­стия, что я ему все рас­ска­за­ла. — Ско­ти­на твой от­чим! Не вол­нуй­ся, ре­шим про­бле­му! — за­ве­рил слу­чай­ный зна­ко­мый. Ви­тин стар­ший брат ра­бо­тал в ми­ли­ции. Мой обид­чик по­лу­чил во­семь лет ко­ло­нии, а че­рез год там умер. От­но­ше­ния со спас­шим ме­ня пар­нем раз­ви­ва­лись со ско­ро­стью ку­рьер­ско­го по­ез­да. Вско­ре он пред­ло­жил вый­ти за него за­муж... — Что ж ты, ми­лая, срок про­пу­сти­ла! Аборт позд­но де­лать! — жу­ри­ла по­жи­лая док­тор. Раз­ма­зы­вая по ли­цу тушь, я пу­лей вы­ле­те­ла из ка­би­не­та. Ко­гда лю­би­мый сде­лал пред­ло­же­ние, я по­ня­ла, что бе­ре­мен­на. По сро­кам вы­хо­ди­ло, это ре­бе­нок на­силь­ни­ка-от­чи­ма. И я ти­хо воз­не­на­ви­де­ла несчаст­ное дитя, ко­то­рое но­си­ла под серд­цем. Мне ка­за­лось, во мне си­дит злой гад­кий гном. Сей­час по­ни­маю, что Вик­тор же­нил­ся на мо­их день­гах. Третий ре­бе­нок в се­мье шах­те­ра, он пы­тал­ся вы­бить­ся из ни­ще­ты. Я не хо­те­ла на­чи­нать се­мей­ную жизнь с об­ма­на. Опыт­ные по­дру­ги под­ска­за­ли, как вы­звать вы­ки­дыш. Уже те­ряя со­зна­ние, су­ме­ла по­зво­нить в «ско­рую». При­дя в се­бя в боль­ни­це, услы­ша­ла разговор мед­се­стер. «Со­рва­ла бе­ре­мен­ность, ду­ре­ха! Те­перь оста­нет­ся бес­плод­ной!» На сва­дьбе мою шею укра­шал ме­да­льон из слез Ма­рии Стюарт. Но се­мей­ное сча­стье ока­за­лось недол­гим! По­на­ча­лу все бы­ло от­лич­но, но че­рез пять лет мы ста­ли про­сто со­се­дя­ми по квар­ти­ре и парт­не­ра­ми по биз­не­су. На день­ги, ко­то­рые мать оста­ви­ла мне в на­след­ство, Вик­тор от­крыл сеть фитнес-за­лов и спор­тив­ный ма­га­зин. Я ле­чи­лась от бес­пло­дия, по­ка не по­ня­ла, что бес­по­лез­но. На сур­ро­гат­ную мать су­пруг не со­гла­сил­ся, стал ме­нять де­виц как пер­чат­ки. А мне уже бы­ло все рав­но. — Хва­тит вос­по­ми­на­ний! — ска­за­ла се­бе, вста­вая с крес­ла. У вхо­да в ка­фе кто-то вы­рвал у ме­ня су­моч­ку. Проходивший ми­мо па­рень по­ва­лил гра­би­те­ля на зем­лю, вы­зва­ли по­ли­цию. Стран­ный ока­зал­ся гра­би­тель. Ин­те­рес­ный муж­чи­на лет под со­рок, Сер­гей мог увлечь лю­бую жен­щи­ну. По­че­му же вы­брал та­кой стран­ный вид обо­га­ще­ния — гра­беж сре­ди бе­ла дня? Этот во­прос не да­вал мне по­коя. Ре­ши­ла вы­яс­нить и по­про­си­ла сви­да­ния. — День­ги нуж­ны для спа­се­ния доч­ки, — уста­ло за­явил муж­чи­на, — но те­перь… — он об­ре­чен­но мах­нул ру­кой и от­вер­нул­ся. — Ну что, се­анс ду­шев­но­го ма­зо­хиз­ма окон­чен? — спро­си­ла ожи­дав­шая на ули­це Лен­ка. Что при­ве­ло ме­ня в от­де­ле­ние дет­ской он­ко­ло­гии, где ле­чи­лась Га­ля, дочь Сер­гея, не мо­гу объ­яс­нить до сих пор. То­му, кто не ви­дел это­го страш­но­го, оку­тан­но­го смер­тью ме­ста, сле­ду­ет усерд­но мо­лить­ся, что­бы ни он, ни близ­кие ни­ко­гда его не уви­де­ли. На кро­ва­ти си­де­ла ма­лень­кая ху­день­кая лы­сая гла­за­стая дев­чуш­ка. Мне по­ка­за­лось, что это при­ше­лец из ино­го ми­ра, на­столь­ко не по­хо­жа бы­ла она на зем­но­го ре­бен­ка. Ск­ло­нив­шись над аль­бо­мом, во­ди­ла ка­ран­да­шом. — Что ты ри­су­ешь? — спро­си­ла, пы­та­ясь най­ти под­ход к де­воч­ке. — Свою мо­гил­ку! — от­ве­тил ре­бе­нок. — Ес­ли дя­дя Се­ре­жа заработает день­ги, я бу­ду жить, а ес­ли нет, нуж­но го­то­вить­ся к по­хо­ро­нам! — рас­суж­да­ла она. Оста­вив на тум­боч­ке па­кет с ба­на­на­ми, я в ужа­се вы­бе­жа­ла из па­ла­ты. Ле­ча­щий врач со­об­щил, что Сер­гей — от­чим де­воч­ки, про­ще го­во­ря, со­жи­тель ее по­гиб­шей ма­те­ри. Га­ля не без­на­деж­на, ее мо­жет спа­сти опе­ра­ция за границей. Ис­пол­нен­ная ре­ши­мо­сти, я от­пра­ви­лась до­мой. — Знаю, у те­бя сын на сто­роне! Я от­пус­каю те­бя, — ска­за­ла му­жу, — но на опре­де­лен­ных усло­ви­ях… Офор­мив раз­вод, по­спеш­но про­да­ла ма­га­зин, и, сла­ва бо­гу, на опе­ра­цию в швей­цар­скую кли­ни­ку мы успе­ли во­вре­мя. Че­рез год упор­но­го ле­че­ния у Га­ли на­сту­пи­ла ре­мис­сия. Де­воч­ка окреп­ла и на­зы­ва­ет ме­ня ма­мой. Как сло­жат­ся на­ши от­но­ше­ния с ее от­чи­мом — не знаю. Ме­да­льон «Сле­за Ма­рии Стюарт» я по­да­ри­ла Га­лоч­ке на день рож­де­ния. Очень хо­чу, что­бы он при­нес мо­ей при­ем­ной до­че­ри сча­стье и лю­бовь.

Не хо­те­лось на­чи­нать се­мей­ную жизнь с об­ма­на, по­это­му я ре­ши­лась на аборт Де­воч­ка на­по­ми­на­ла ино­пла­не­тян­ку, но боль­ше по­ра­жа­ло ее от­но­ше­ние к смер­ти

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.