Наш про­щаль­ный ужин

Бо­рис, 39 лет На­таш­ка упре­ка­ла ме­ня в том, что не сде­лал ка­рье­ры и ни­че­го в жиз­ни не до­стиг, я чув­ство­вал се­бя уни­жен­ным и бес­по­мощ­ным...

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Янерв­ни­чал. Разговор с На­та­льей пред­сто­ял тя­же­лый: ведь она, кра­си­вая, успеш­ная, со­сто­я­тель­ная, да­же мыс­ли не до­пус­ка­ла, что я мо­гу оста­вить ее. Тем бо­лее что в ее гла­зах я вы­гля­дел аб­со­лют­ным ни­что­же­ством, не спо­соб­ным на по­сту­пок. По­след­ние де­сять лет наш брак дер­жал­ся на На­таш­ки­ном пре­вос­ход­стве и мо­ей по­кор­но­сти. В ком­па­нии же­на де­мон­стра­тив­но жа­ле­ла ме­ня, пе­чаль­но раз­во­дя ру­ка­ми: мол, что де­лать — та­кой мне до­стал­ся, это мой крест! Я чув­ство­вал се­бя уни­жен­ным, но не пе­ре­чил — соб­ствен­но, мне про­сто нечем бы­ло крыть: ведь не сде­лал сног­ши­ба­тель­ной ка­рье­ры, как она, и за­ра­ба­ты­вал ра­за в три мень­ше. Два­жды пы­тал­ся от­крыть соб­ствен­ное де­ло, да толь­ко без­успеш­но. На­та хва­та­лась за го­ло­ву и кри­ча­ла: «Си­ди луч­ше до­ма, несча­стье мое, ина­че ты ме­ня ра­зо­ришь!» Хо­тя я от­нюдь не был та­ким уж «несча­стьем», как по­ла­га­ла су­пру­га. Окон­чил тех­ни­че­ский вуз, ра­бо­тал ин­же­не­ром, и не моя ви­на, что од­на­жды завод закрыли. С тех пор на­ча­лись мои ски­та­ния: я пы­тал­ся ра­бо­тать и ме­не­дже­ром, и стра­хо­вым аген­том, и ин­же­не­ро­м­ре­монт­ни­ком, и да­же сан­тех­ни­ком. Но все мои на­чи­на­ния раз­би­ва­лись о пре­зри­тель­ный взгляд же­ны: — Муж — сантехник. До­жи­лась… — ка­ча­ла она об­ре­чен­но го­ло­вой. — Стыд­но ко­му­то ска­зать! И это че­ло­век с выс­шим об­ра­зо­ва­ни­ем! — А ты ни­ко­му не го­во­ри, ес­ли так стыд­но! — злил­ся я. — Меж­ду про­чим, на За­па­де богатые до­мо­вла­дель­цы пред­по­чи­та­ют иметь имен­но сан­тех­ни­ков в дру­зьях! — Так мы же не на За­па­де, Бо­рень­ка, мы в Укра­ине — и здесь пред­по­чти­тель­нее дру­жить с людь­ми бо­лее представительных про­фес­сий — с биз­не­сме­на­ми, де­пу­та­та­ми, те­ле­ви­зи­он­щи­ка­ми, врачами, на ху­дой ко­нец! Это бы­ла еще од­на На­та­льи­на чер­та, ко­то­рая вы­во­ди­ла ме­ня из се­бя: у нее не бы­ло про­сто по­друг, она окру­жа­ла се­бя ис­клю­чи­тель­но «нуж­ны­ми людь­ми». Ма­ло то­го, пре­се­ка­ла и мое об­ще­ние со ста­ры­ми дру­зья­ми, до­воль­но бес­це­ре­мон­но вы­тес­няя их из на­ше­го до­ма и из мо­ей жиз­ни. — Ну она у те­бя и ме­ге­ра, — по­сме­и­вал­ся Жень­ка, быв­ший од­но­класс­ник. — Как толь­ко с ней жи­вешь? — Да нор­маль­ная она жен­щи­на, про­сто несчаст­ная… — за­щи­ща­ла На­таш­ку Ли­за, Жень­ки­на же­на. Она, ро­див му­жу тро­их вос­хи­ти­тель­ных на­след­ни­ков, всех без­дет­ных жен­щин счи­та­ла несчаст­ны­ми. Но На­та­ша де­тей не хо­те­ла — и это был еще один ка­мень пре­ткно­ве­ния в на­шем бра­ке. — Ты сам, как ре­бе­нок, Бо­рис, — го­во­ри­ла она. — За­чем мне еще де­ти? Ко­гда в мо­ей жиз­ни по­яви­лась Анюта, я рас­те­рял­ся. Хруп­кий, бес­по­мощ­ный цве­ток, по­сто­ян­но нуж­да­ю­щий­ся в за­щи­те. Но ведь су­пру­га счи­та­ла, что сам я ни­че­го не мо­гу. За­то Анюта ду­ма­ла по-дру­го­му: она, на­обо­рот, сра­зу уве­ро­ва­ла в ме­ня. Ее со­вер­шен­но не сму­ща­ло, что недо­ста­точ­но за­ра­ба­ты­ваю и за­ни­маю непре­стиж­ную долж­ность. — Про­сто ты недо­оце­нен, — го­во­ри­ла де­вуш­ка. — Сей­час вре­мя та­кое: ес­ли не уме­ешь тол­кать­ся лок­тя­ми, то те­бя и не за­ме­тят. А ты вос­пи­тан-

Аня во­шла в мою жизнь, и я по­нял, что хо­чу до кон­ца дней быть с ней

ный, ин­тел­ли­гент­ный — та­ким во все вре­ме­на боль­ше всех до­ста­ва­лось, — она неж­но об­ни­ма­ла ме­ня и до­бав­ля­ла: — Бо­рень­ка, это же про­сто чу­до, что я те­бя встре­ти­ла. И за что мне та­кое сча­стье? Зна­е­те, ес­ли кто-то откровенно счи­та­ет вас сво­им сча­стьем — это окры­ля­ет. Ра­ди Аню­ты я го­тов был зем­лю рыть. И кое-что да­же уда­ва­лось… Ме­ня, на­при­мер, неожи­дан­но по­вы­си­ли в долж­но­сти, на­зна­чив на­чаль­ни­ком от­де­ла. — Борь­ка, по­здрав­ляю! Ты мо­лод­чи­на, — по­вис­ла у ме­ня на шее Анюта. — Гос­по­ди, ну и день­ги — ку­рам на смех, — скри­ви­ла гу­бы же­на. Не­смот­ря на без­об­лач­ность на­ших от­но­ше­ний с Аней, был мо­мент, ко­то­рый ее пе­ча­лил и ко­то­рый я из­бе­гал озву­чи­вать: она, как лю­бая лю­бя­щая жен­щи­на, хо­те­ла иметь де­тей. Я, соб­ствен­но, то­же это­го хо­тел, но ре­бе­нок озна­чал бы раз­вод с На­таш­кой. А я бо­ял­ся — гос­по­ди, как я бо­ял­ся! — да­же не са­мо­го раз­во­да, а раз­го­во­ра, ко­то­рый дол­жен был пред­ше­ство­вать это­му ре­ше­нию. У ме­ня да­же сжи­ма­лось все внут­ри при од­ной мыс­ли об этом. Но в по­след­нее вре­мя все ча­ще груст­нел Аню­тин взгляд, все ре­же она про­си­ла ме­ня о по­мо­щи, все мол­ча­ли­вее ста­но­ви­лась… Я чув­ство­вал, что те­ряю ее. А ко­гда лю­би­мая со­об­щи­ла, что со­би­ра­ет­ся уехать на па­ру лет по­ра­бо­тать за гра­ни­цу, по­нял, что это ко­нец. — По­че­му рань­ше не ска­за­ла? Не по­со­ве­то­ва­лась? Я что, уже ни­че­го для те­бя не зна­чу?! — нерв­ни­чал я. Анюта толь­ко ви­но­ва­то слу­ша­ла, от­во­дя глаза в сто­ро­ну. — Ну что мол­чишь? Ты уедешь — а как же мы? — на­ста­и­вал я. — Кто это — «мы», Бо­ря? — бед­няж­ка под­ня­ла на ме­ня глаза, пол­ные слез. Я при­жал Аню­ту к се­бе, она не вы­дер­жав, все-та­ки всхлип­ну­ла. — Обе­щаю: очень ско­ро я все ре­шу… — Мне ле­теть че­рез три неде­ли — на­де­юсь, это­го вре­ме­ни те­бе хва­тит, — вздох­ну­ла она... Три неде­ли бы­ли на ис­хо­де — у ме­ня оста­ва­лось все­го два дня, что­бы при­нять са­мое важ­ное ре­ше­ние в мо­ей жиз­ни. Я вер­тел в ру­ках те­ле­фон, от­тя­ги­вая мо­мент, ко­гда нуж­но бу­дет на­брать но­мер же­ны. Неожи­дан­но она по­зво­ни­ла са­ма: — Ты на ра­бо­те? — Ну да — где же мне еще быть… — я по­чув­ство­вал, что крас­нею. — Слу­шай, есть пред­ло­же­ние: да­вай по­ужи­на­ем се­го­дня в ре­сто­ране? Как ты на это смот­ришь? — Нор­маль­но смот­рю, — опе­шил я от неожи­дан­но­сти. — То­гда в во­семь в «Под­ко­ве»… На­таш­ка умыш­лен­но вы­бра­ла один из са­мых до­ро­гих ре­сто­ра­нов, зная, что его цены мне не по кар­ма­ну, — это был еще один спо­соб уни­зить нера­ди­во­го му­жа… Мы си­де­ли друг на­про­тив дру­га — та­кие близ­кие, та­кие чу­жие лю­ди. Же­на вы­гля­де­ла, как все­гда, без­упреч­но. — Но­вое пла­тье? Те­бе идет, — по­пы­тал­ся сде­лать ком­пли­мент. — Из­де­ва­ешь­ся? Ему уже пол­го­да, — от­ве­ти­ла она с раз­дра­же­ни­ем. — На­та­ша, я дол­жен те­бе кое-что ска­зать… — не в си­лах боль­ше сдер­жи­вать­ся, ре­шил­ся я. — Нет, это ты ме­ня по­слу­шай, Бо­рис, — пе­ре­би­ла На­та­лья, а за­тем по­сле­до­вал дол­гий и му­чи­тель­ный ана­лиз на­шей с ней се­мей­ной жиз­ни, из ко­то­ро­го вы­хо­ди­ло, что она кру­гом пра­ва… — Я дол­го тер­пе­ла, — под­ве­ла на­ко­нец итог су­пру­га, — но боль­ше не мо­гу. Бо­ря, да­вай раз­ве­дем­ся... Труд­но се­бе пред­ста­вить бо­лее счаст­ли­во­го че­ло­ве­ка, чем я в то мгно­ве­ние. Что­бы не за­сме­ять­ся от сча­стья, за­крыл ли­цо ру­ка­ми. — Ну не пе­ре­жи­вай так, — На­таш­ка кос­ну­лась мо­е­го ру­ка­ва. — Бо­рис, да­вай без ис­те­рик! Я при­гла­сил офи­ци­ан­та и по­про­сил его при­не­сти бу­тыл­ку са­мо­го до­ро­го­го шам­пан­ско­го. — За те­бя! Будь счаст­ли­ва! — осу­шил бо­кал, по­це­ло­вал На­та­ше ру­ку и, счастливый, по­ки­нул ре­сто­ран, на­прав­ля­ясь на­встре­чу но­вой жиз­ни.

Срок, дан­ный мне Аней, ис­те­кал, а с же­ной я так и не смог по­го­во­рить

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.