Не про­пу­сти­те!

На­деж­да, 20 лет Из-за неболь­шой раз­ни­цы в воз­расте мы с пле­мяш­кой бы­ли не раз­лей во­да. А по­том в мо­ей жиз­ни по­яви­лись Игорь и сы­нок Ми­ро­слав...

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Вд­верь по­зво­ни­ли. В гла­зок я уви­де­ла сест­ру и за­мер­ла, ре­шая, как по­сту­пить. Оль­га по­зво­ни­ла вновь — на­стой­чи­во, да­же ис­те­рич­но. При­шлось от­крыть… Мы сто­я­ли на­про­тив — две род­ные сест­ры, ста­ра­ясь не смот­реть друг на дру­га. Бо­ко­вым зре­ни­ем я все же уло­ви­ла, что Оль­га непри­выч­но блед­на, и у нее тря­сут­ся ру­ки. Са­ма я вы­гля­де­ла не луч­ше: ли­цо рас­пух­ло, гла­за за­плы­ли от слез, от пе­ре­не­сен­но­го шо­ка под­ня­лось дав­ле­ние, от­че­го ще­ки по­лы­ха­ли нездо­ро­вым ру­мян­цем. — Пу­сти, на­до по­го­во­рить, — без вся­ких ре­ве­ран­сов за­яви­ла Оля, от­тал­ки­вая ме­ня. — Ты од­на? — дер­ну­лась бы­ло я. — Да. Ус­по­кой­ся, мы по­ло­жи­ли ее в боль­ни­цу. — Се­ст­ри­ца по­мол­ча­ла. — На об­сле­до­ва­ние… Ее… Так Оль­га ска­за­ла о сво­ей

до­че­ри, мо­ей пле­мян­ни­це. Ви­о­лет­та, Ле­та, Ле­точ­ка — моя лю­би­мая иг­руш­ка, род­ной че­ло­ве­чек. Я не спус­ка­ла ее с рук с то­го са­мо­го мо­мен­та, ко­гда Оля при­нес­ла из род­до­ма. Мне ед­ва ис­пол­ни­лось де­сять — и вид это­го ро­зо­во­го пуп­са, пус­ка­ю­ще­го пу­зы­ри и тя­ну­ще­го ко мне свои шел­ко­вые ла­до­шки, вы­звал во мне при­лив неж­но­сти и ка­кой-то прон­зи­тель­ной, неве­до­мой ра­нее жа­ло­сти, тя­ну­щей­ся от пуп­ка. — Ты че­го, Надь­ка? — рас­сме­я­лась то­гда Оль­га. — Она та­кая ма­лень­кая, — про­шеп­та­ла я, — та­кая без­за­щит­ная. — Ну, зна­чит, ты долж­на стать ей за­щи­той, — вклю­чил­ся в раз­го­вор Да­вид, Оль­гин су­пруг. И я ста­ла для пле­мяш­ки не толь­ко за­щи­той — за­ме­ни­ла ей и сест­ру, и мать, и от­ца. Как толь­ко за­кан­чи­ва­лись уро­ки, я мча­лась домой, не об­ра­щая вни­ма­ния на при­зы­вы по­друг по­гу­лять, — ведь до­ма жда­ла жи­вая кук­ла, уже узна­ю­щая ме­ня и улы­ба­ю­ща­я­ся без­зу­бым ртом, ко­гда я по­яв­ля­лась на по­ро­ге. — По­вез­ло тебе, Оль­га, с нянь­кой, — сме­я­лась мама. А Да­вид рев­но­вал, упре­кая же­ну: — Доч­ка с Надь­кой боль­ше вре­ме­ни про­во­дит, чем с нами. Это бы­ла прав­да — с Ле­точ­кой мы бы­ли нераз­луч­ны: без ме­ня она не ела, не за­сы­па­ла, я за­би­ра­ла ее из дет­ско­го са­да, во­ди­ла в парк и на дет­скую пло­щад­ку, чи­та­ла ей лю­би­мые книж­ки. Раз­ва­лив­шись на ков­ре, мы вме­сте раз­ри­со­вы­ва­ли кар­тин­ки, ле­пи­ли из гли­ны, смот­ре­ли муль­ти­ки, иг­ра­ли в иг­ры на план­ше­те. Пер­вый раз в жиз­ни она по­бы­ва­ла в цир­ке со мной, уви­де­ла смеш­ных обе­зьян в зоо­пар­ке — то­же со мной… Два го­да на­зад я за ру­ку от­ве­ла Ле­точ­ку в пер­вый класс. А че­рез ме­сяц вы­шла за­муж и пе­ре­еха­ла к му­жу… Пер­вые стран­но­сти на­ча­лись бук­валь­но сра­зу по­сле мо­е­го отъ­ез­да. Вер­нув­шись од­на­жды из шко­лы, Ви­о­лет­та из-за ка­ко­гоМо­е­му то пу­стя­ка разо­зли­лась и с ку­ла­ка­ми на­бро­си­лась на ба­буш­ку. Оль­га от­лу­пи­ла дочь и по­ста­ви­ла в угол. У Ле­ты слу­чи­лась ис­те­ри­ка. Се­ст­ра по­зво­ни­ла в час но­чи, умо­ляя при­е­хать. Не успе­ла я пе­ре­сту­пить по­рог, пле­мяш­ка по­вис­ла у ме­ня на шее, всхли­пы­вая, за­ры­лась в объ­я­ти­ях. — Не бро­сай, толь­ко не бро­сай ме­ня, Надь, — при­чи­та­ла она. Че­рез час, обес­си­лен­ная от слез, усну­ла на мо­их ру­ках. Учи­лась Ле­та пло­хо, без ин­те­ре­са. На вы­ход­ные про­си­ла Олю от­пра­вить ее к нам с Иго­рем. С нами бы­ла ак­тив­на, ве­се­ла, ша­лов­ли­ва, как лю­бой ре­бе­нок. Муж не воз­ра­жал про­тив ее по­се­ще­ний, но рев­ни­вое от­но­ше­ние Ле­точ­ки ко мне его на­сто­ра­жи­ва­ло. — По­слу­шай, На­день­ка, она же ни­ко­го к тебе не под­пус­ка­ет, это ненор­маль­но, — го­во­рил он. — Пря­мо буль­те­рьер ка­кой-то! А по­том ро­дил­ся Ми­ро­ся — наш с Иго­рем сы­ниш­ка. Я рас­смат­ри­ва­ла его на­мор­щен­ный ло­бик, вздер­ну­тые в недо­уме­нии бров­ки, пыт­ли­вые глаз­ки — и чув­ство ще­мя­щей жа­ло­сти вновь на­пол­ня­ло ду­шу. На пле­мяш­ку вре­ме­ни не оста­ва­лось — все внимание по­гло­щал ма­лень­кий Ми­рон. Ле­точ­ка, как нам ка­за­лось, с рож­де­ни­ем дво­ю­род­но­го бра­тиш­ки по­взрос­ле­ла, осте­пе­ни­лась, при­тих­ла. Те­перь она бы­ва­ла у нас все ре­же — са­ди­лась чин­но в крес­ло и мол­ча из­да­ле­ка на­блю­да­ла, как я во­зи­лась с ма­лы­шом. Ин­ци­дент про­изо­шел на­ка­нуне ве­че­ром. Мы с Иго­рем и трех­ме­сяч­ным сы­ном при­шли на­ве­стить ма­му. По­ка я и Оль­га хло­по­та­ли на кухне, муж­чи­ны вы­шли на бал­кон по­ку­рить, а ма­му­ля от­ды­ха­ла в го­сти­ной пе­ред те­ле­ви­зо­ром. При­смот­реть за спя­щим Ми­ро­ном по­про­си­ли Ле­точ­ку. Че­рез ка­кое-то вре­мя я по­чув­ство­ва­ла необъ­яс­ни­мую тре­во­гу и ста­ла за­ды­хать­ся. Ки­ну­лась в ком­на­ту, где спал сын. взгля­ду пред­ста­ла страш­ная кар­ти­на: Ви­о­лет­та, по­ло­жив на ли­чи­ко Ми­ре по­душ­ку, пы­та­лась его за­ду­шить. От­та­щив ее за во­ло­сы, я бро­си­лась к кро­хе. К сча­стью, все обо­шлось: Ми­ро­ся про­каш­лял­ся и за­шел­ся пла­чем. В этот са­мый мо­мент Ле­та упа­ла на пол и за­би­лась в ис­те­ри­ке: — Я хо­чу, что­бы его не бы­ло! Пусть он умрет! — она хва­та­ла ме­ня за но­ги, при­жи­ма­ясь к мо­им ко­ле­ням. — Ты моя, слы­шишь?! Толь­ко моя, Надь­ка! На кри­ки сбе­жал­ся весь дом. Игорь немед­лен­но увез ме­ня и Ми­ро­на домой… — Муж до­ма? — по­ин­те­ре­со­ва­лась Оль­га, про­хо­дя на кух­ню. — Нет. Еще но­чью уехал к ма­те­ри в Харь­ков, — я су­до­рож­но сглот­ну­ла, — и Ми­ро­на за­брал с со­бой. — Как... Как он? — у сест­ры за­дро­жа­ли гу­бы. — Нор­маль­но, — про­шеп­та­ла я. — Игорь ска­зал, что сю­да не вер­нет­ся и сы­на не от­даст. А у ме­ня мо­ло­ко про­па­ло… — я не вы­дер­жа­ла и сно­ва раз­ры­да­лась. Оля кач­ну­лась и при­жа­лась ко мне всем те­лом: — Про­сти ме­ня, сест­рен­ка, — про­шеп­та­ла она. Я чув­ство­ва­ла, как ее те­ло со­дро­га­ет­ся от без­звуч­ных ры­да­ний. Ви­о­лет­та бы­ла ее един­ствен­ным ре­бен­ком — Оль­га ро­ди­ла ее в трид­цать три. В по­след­нее вре­мя она ви­де­ла, что с де­воч­кой тво­рит­ся что-то нелад­ное, но Да­вид, муж, счи­тал, что Ле­та про­сто из­ба­ло­ва­на и, вме­сто то­го что­бы уде­лять до­че­ри боль­ше вни­ма­ния, был с ней стро­же и нетер­пи­мее. — Что же нам де­лать, Оля? — пла­ка­ла я не пле­че сест­ры. — Тебе луч­ше уехать, — от­ве­ти­ла она ре­ши­тель­но. — Ку­да?! — со­вет был неожи­дан­ным. — Ка­за­лось, она бу­дет уго­ва­ри­вать по­ехать к Ви­о­лет­те. — В Харь­ков, на­вер­ное. Ту­да, где твоя се­мья — муж и ре­бе­нок. — А как же Ле­та? — Ей при­дет­ся при­нять неиз­беж­ное — и по­взрос­леть, — се­ст­ра сно­ва об­ня­ла ме­ня.

Мы вме­сте ри­со­ва­ли, чи­та­ли, гу­ля­ли, ели, без ме­ня Ви­о­лет­та не мог­ла да­же уснуть Со стра­хом ду­ма­ла: за­меш­кай­ся я хо­тя бы на ми­ну­ту, мог­ло слу­чить­ся несча­стье

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.