А жизнь-то на­ла­жи­ва­ет­ся

Кон­стан­тин, 42 го­да На­вер­ное, в жиз­ни каж­до­го бывает чер­ная по­ло­са, од­на­жды она на­стиг­ла и ме­ня...

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Это и в са­мом де­ле бы­ла от­вра­ти­тель­ная пят­ни­ца. Утром я по­ру­гал­ся с те­щей, ко­то­рая при­е­ха­ла на две неде­ли еще ме­сяц на­зад. Опаз­ды­вал на ра­бо­ту, а она ста­ла вор­чать, что да­же та­рел­ку не мо­гу за со­бой по­мыть, у ее до­че­ри из-за ме­ня кош­мар­ная жизнь, мол, удив­ле­на, как та еще со мной не раз­ве­лась... В ито­ге я не вы­дер­жал и ска­зал, что ес­ли бы в на­шу жизнь не лез­ли, она бы­ла бы го­раз­до счаст­ли­вее. А вся­ки­ми нра­во­уче­ни­я­ми до раз­во­да та­ки мож­но до­ве­сти. За­ду­мав­шись о на­ших от­но­ше­ни­ях с дра­жай­шей те­щей, на во­прос ше­фа «Где Гри­нен­ко?» ав­то­ма­ти­че­ски от­ве­тил, что он еще не при­шел, то есть фак­ти­че­ски сдал луч­ше­го дру­га. Тот оби­дел­ся и на­звал ме­ня пре­да­те­лем, а я про­кли­нал свою за­мед­лен­ную ре­ак­цию. Нет бы при­ду­мать, что Паш­ка в ку­рил­ку вы­шел или за ко­фе… А ко­гда вер­нул­ся домой, в при­хо­жей бы­ли вы­став­ле­ны сум­ки. А это мог­ло озна­чать толь­ко од­но! — Мама? Уез­жа­е­те? — спро­сил я, пы­та­ясь изоб­ра­зить огор­че­ние. Од­на­ко ока­за­лось, что те­ща оста­ет­ся, а вы­про­ва­жи­ва­ют ме­ня. — Ну и лад­но, — про­бор­мо­тал оби­жен­но и ушел с гор­до под­ня­той го­ло­вой. Так как дру­га я по­те­рял, ре­шил снять но­мер в го­сти­ни­це, неда­ле­ко от ра­бо­ты. Рас­па­ко­вал сум­ку, сел на кро­вать, про­ве­рил спи­сок ка­на­лов в те­ле­ви­зо­ре. На ду­ше бы­ло хре­но­во, и я ре­шил, что на­до вы­пить. По­зво­нил на ре­сеп­шен и по­про­сил при­не­сти в но­мер бу­тыл­ку вод­ки. По­чти сра­зу по­явил­ся тот же па-

рень, что по­мо­гал за­но­сил сум­ки. Плес­нул я в ста­кан бе­лень­кой и за­ду­мал­ся. Один, да­же вы­пить не с кем. По­сле пер­вой ме­ня одо­ле­ла пе­чаль. По­ду­мал, что ес­ли не вы­го­во­рюсь, сой­ду с ума. Сно­ва по­зво­нил на ре­сеп­шен. — У вас что-то слу­чи­лось? — воз­ник на по­ро­ге ра­бот­ник оте­ля. — Те­бя как зо­вут? — Бо­рис, а в чем де­ло? Я за­явил ему, что по­сколь­ку мы ви­дим­ся уже тре­тий раз, то мож­но ска­зать, зна­ко­мы. А раз так, мо­жем вме­сте вы­пить. — Вхо­ди, не бой­ся. Он нере­ши­тель­но сде­лал шаг. Я от­крыл бу­маж­ник и про­тя­нул день­ги. — Со­ста­вишь мне ком­па­нию? — Я не предо­став­ляю та­ко­го ро­да услу­ги! — воз­му­тил­ся он. — Ты что, чу­вак, — те­перь мне при­шлось крас­неть. — Я про­сто хо­чу, что­бы ты бу­тыл­ку ку­пил. — А-а… — вы­дох­нул па­рень с обв­низ лег­че­ни­ем и тут же до­ба­вил офи­ци­аль­ным то­ном: — Мне нель­зя пить во вре­мя де­жур­ства. Уво­лят, а я сту­дент, под­ра­ба­ты­ваю. И тут я не вы­дер­жал и всхлип­нул: ни­кто не хо­чет иметь со мной де­ла. Ни­ко­му в этом ми­ре я не ну­жен. На­вер­ное, Ась­ка, те­ща и Паш­ка пра­вы. Я пло­хой че­ло­век! — Ну, лад­но, — неожи­дан­но ска­зал Бо­ря, огля­ды­ва­ясь на дверь. — Но толь­ко од­ну рюм­ку. От ра­до­сти мне за­хо­те­лось его об­нять, но тут же со­об­ра­зил, что Бо­рис опять нач­нет ме­ня по­до­зре­вать в нетра­ди­ци­он­ной ори­ен­та­ции, по­это­му про­сто на­лил ему рюм­ку. По­сле вто­рой я рас­ска­зал обо всем, что со мной слу­чи­лось. Но ед­ва пе­ре­ска­зал по­ло­ви­ну раз­го­во­ра с те­щей, как Бо­рю вы­зва­ли к ад­ми­ни­стра­то­ру. Он по­обе­щал вер­нуть­ся, по­сле то­го как ула­дит де­ла. И прав­да, не про­шло и де­ся­ти ми­нут, как при­шел с бу­тер­бро­да­ми и па­рой огур­цов. Я про­дол­жил свой неве­се­лый рас­сказ, а мой со­бу­тыль­ник встав­лял в него ком­мен­та­рии. Для про­дол­же­ния истории по­на­до­би­лась вто­рая пол­лит­ров­ка. Как мы ее при­го­во­ри­ли — не пом­ню, но пом­ню, что рас­ска­зы­ва­ли био­гра­фии… А по­том я проснул­ся. В одеж­де, на го­сти­нич­ной кро­ва­ти. Бо­лее жут­ко­го по­хме­лья в жиз­ни не ис­пы­ты­вал. Во рту су­ше, чем в Са­ха­ре, в го­ло­ве за­се­ли тру­до­лю­би­вые дят­лы, и каж­дый их удар от­зы­вал­ся ад­ской бо­лью в моз­гу, от че­го го­ло­ва рас­ка­лы­ва­лась. Хо­тя где там моз­ги! Ес­ли умуд­рил­ся до­пить­ся до та­ко­го со­сто­я­ния, то с ум­ствен­ны­ми спо­соб­но­стя­ми у ме­ня точ­но на­пря­жен­ка. Сфо­ку­си­ро­вать­ся на про­ис­хо­дя­щем уда­лось не сра­зу. А ко­гда со­брал в куч­ку остат­ки мыс­лей, ме­ня охва­тил страх. Что я на­де­лал! Не толь­ко по­те­рял дру­га, по­ру­гал­ся с же­ной и оби­дел те­щу, но и на­по­ил сту­ден­ти­ка на де­жур­стве! Хоть бы у него из-за это­го непри­ят­но­стей не бы­ло. «А вдруг пар­ня уво­ли­ли?» — ек­ну­ло в ду­ше. Я по­плел­ся в душ, а по­том ре­шил вы­яс­нить, что с Бо­рей. Спу­стил­ся и спро­сил ад­ми­ни­стра­то­ра. — Бо­рис? — пе­ре­спро­си­ла она. — Не знаю, что с ним, ди­рек­тор его кем-то за­ме­нил, — по­яс­ни­ла крат­ко, и я да­же схва­тил­ся за стой­ку. Слу­чи­лось! Из-за ме­ня! Выг­на­ли с ра­бо­ты! Опу­стив го­ло­ву, по­плел­ся в свой но­мер. Че­рез час кто-то по­сту­чал в дверь. Я неохот­но от­крыл и уви­дел… Бо­ри­са! Чест­но го­во­ря, спер­ва по­ду­мал, он при­шел, что­бы дать мне в мор­ду. Ну что ж, спра­вед­ли­во! Но па­рень ра­дост­но про­тя­нул ру­ку. — Спа­си­бо вам! — про­из­нес, улы­ба­ясь. — Вы вче­ра рас­ска­за­ли о пер­вой люб­ви, той, ко­то­рую по­те­ря­ли, по­то­му что так и не от­ва­жи­лись признать­ся. Так вот, я ре­шил: не до­пу­щу та­кой ошиб­ки. Все это вре­мя бо­ял­ся, что Ира бу­дет сме­ять­ся на­до мной. И зна­е­те, бла­го­да­ря вам я про­вел ночь с де­вуш­кой мо­ей меч­ты! Ну, и несколь­ким рюм­кам, ко­то­рые до­ба­ви­ли сме­ло­сти, — уточ­нил. — О чем я рас­ска­зы­вал? — опе­шил. — Со­вер­шен­но не пом­ню, что­бы го­во­рил о пер­вой люб­ви. — Поговорим об этом за рю­моч­кой чая, — за­явил Бо­ря, вы­ни­мая из-за па­зу­хи бу­тыл­ку. Ока­за­лось, он по­шел к де­вуш­ке, в ко­то­рую был влюб­лен, но стес­нял­ся признать­ся. Вы­яс­ни­лось, что чув­ства вза­им­ны, и сту­дент остал­ся у нее на ночь. За­тем по­зво­нил ше­фу, при­ду­мал про отрав­ле­ние, и ему при­сла­ли за­ме­ну. — Ну и ис­пу­гал ты ме­ня, па­рень! — с об­лег­че­ни­ем вздох­нул я, а по­том по­ду­мал, что, на­вер­ное, мир не та­кой уж пло­хой, слу­ча­ет­ся в нем и что-то хо­ро­шее. По­сле ухо­да Бо­ри я сло­жил ве­щи, в цве­точ­ном ма­га­зине ку­пил два бу­ке­та. Вер­нув­шись домой, по­про­сил про­ще­ния у Аси и ее ма­мы, за что был при­нят об­рат­но. По­том ку­пил че­рез Ин­тер­нет два би­ле­та на фут­боль­ный матч и на сле­ду­ю­щий день вру­чил их Паш­ке. Он вер­нул один мне, бурк­нув, что без мо­их ком­мен­та­ри­ев, смот­реть не ин­те­рес­но. Ка­жет­ся, жизнь на­ла­жи­ва­ет­ся, чер­ная по­ло­са за­кон­чи­лась.

В ду­ше по­хо­ло­де­ло: «Не­уже­ли пар­ня из-за ме­ня уво­ли­ли?» Од­ни несча­стья при­но­шу!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.