Мой лю­би­мый враг

Ека­те­ри­на, 72 го­да Кто бы ска­зал, что род­ной че­ло­век ста­нет вра­гом, ни­ко­гда бы не по­ве­ри­ла. А те­перь вот на ста­ро­сти вы­нуж­де­на пря­тать­ся, что­бы со­хра­нить се­бе жизнь. Ви­дит Бог, са­ма ви­но­ва­та...

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Вмо­ем воз­расте мно­го сво­бод­но­го вре­ме­ни на раз­мыш­ле­ния. Что еще де­лать, ес­ли быст­ро уста­ешь и хо­чет­ся по­ле­жать? От те­ле­ви­зо­ра я нерв­ни­чать на­чи­наю, а на кни­ги уже зре­ния не хва­та­ет да­же в оч­ках. Вот и вы­хо­дит: при­шла из ма­га­зи­на и при­лег­ла, что­бы си­лы вос­ста­но­вить. Ино­гда зво­ню по­дру­ге, быв­шей кол­ле­ге, то­же пен­си­о­нер­ке. — Але­на, у те­бя то­же так? — Как, Ка­тю­ша? — Уста­ешь? Все, что рань­ше мог­ла сде­лать за час, при­хо­дит­ся вы­пол­нять в пять при­е­мов. — Я уже дав­но при­вык­ла, ми­лая. Это воз­раст. При­ез­жай в го­сти, по­едим све­жень­ко­го с гряд­ки, ви­та­мин­но­го! Она в про­вин­ции жи­вет, в се­ле — гряд­ки, ку­роч­ки, хо­зяй­ство. Я к ней ез­жу, но те­перь все ре­же: тя­же­ло два ча­са в элек­трич­ке вы­тер­петь. — Ну а как там твой Пе­тя, как доч­ка? — спра­ши­ва­ет Але­на. В по­след­нее вре­мя я на Олю и на вну­ка жа­лу­юсь, по­дру­га уже при­вык­ла. Вот и сей­час сно­ва нач­ну ныть и при­чи­тать, боль­ше мне не с кем по­де­лить­ся пе­ре­жи­ва­ни­я­ми... В мо­ло­до­сти мы с му­жем очень хо­те­ли де­тей, но все не вез­ло: у ме­ня бы­ло несколь­ко вы­ки­ды­шей. На­ко­нец, ко­гда я лег­ла на со­хра­не­ние по­чти в са­мом на­ча­ле бе­ре­мен­но­сти, ро­ди­лась Олень­ка. Мы так ра­до­ва­лись! Вра­чи ска­за­ли, что боль­ше я де­тей иметь не смо­гу, и я всю се­бя по­свя­ти­ла доч­ке. Мне ка­за­лось, что луч­шей ма­мы, чем я, на све­те нет. Си­де­ла с ней до пя­ти лет, а су­пруг тру­дил­ся. По­том уже и я на­ча­ла под­ра­ба­ты­вать на пол­став­ки, осталь­ное вре­мя по­свя­ща­ла Оле. — Ты как на­сед­ка, — ино­гда вор­чал муж. — Со­всем не да­ешь ей ша­гу сту­пить. Так она ни­че­му не на­учит­ся! Я от­ма­хи­ва­лась и про­дол­жа­ла окру­жать Олеч­ку за­бо­той. И, ви­ди­мо, до­иг­ра­лась: доч­ка вы­рос­ла ка­приз­ной, ду­ма­ла толь­ко о се­бе и сво­их же­ла­ни­ях. О чем ее ни по­про­сишь — все­гда за­бы­ва­ла, за­то успе­ва­ла с маль­чи­ка­ми встре­чать­ся. И в де­вят­на­дцать лет за­бе­ре­ме­не­ла. Я пла­ка­ла, хва­та­лась за серд­це, пи­ла кап­ли и кри­ча­ла на дочь. — Не на­до бы­ло ба­ло­вать ее, — ска­зал муж. — Те­перь вос­пи­ты­вать — тол­ку ни­ка­ко­го. Луч­ше да­вай ей по­мо­жем, а то пси­ха­нет, уй­дет из до­му, и неиз­вест­но, что слу­чит­ся с ней и на­шим вну­ком. Отец ре­бен­ка ис­чез, Оля ры­да­ла у ме­ня на пле­че. Я гла­ди­ла ее рас­тре­пан­ные во­ло­сы и уте­ша­ла. То­гда же по­обе­ща­ла: вы­рас­тим вну­ка са­ми. Наз­ва­ли его Пе­тей. Я со­сре­до­то­чи­ла всю за­бо­ту на ма­лы­ше. Мы ста­ра­лись удо­вле­тво­рять все его при­хо­ти, прав­да, те­перь это бы­ло слож­но: де­нег не хва­та­ло. Ме­ня на ра­бо­ту уже не бра­ли, тру­дил­ся один

Дочь я ро­ди­ла по­сле вы­ки­ды­шей позд­но. Вра­чи ска­за­ли, де­тей боль­ше не бу­дет

су­пруг, при­чем ему ста­но­ви­лось все тя­же­лее и тя­же­лее тя­нуть се­мью — на­чал бо­леть. Так про­шло несколь­ко лет. Пе­теч­ке тре­бо­ва­лись но­вые иг­руш­ки, до­ро­гие крос­сов­ки, все бо­лее на­во­ро­чен­ные те­ле­фо­ны... А тут неожи­дан­но нас на­стиг удар — мой Ко­ля умер от сер­деч­но­го при­сту­па! Ед­ва я опра­ви­лась от ужас­ной по­те­ри, как про­бле­мы по­сы­па­лись од­на за дру­гой. Внук и так рос непо­слуш­ным, а тут во­об­ще вы­шел из-под кон­тро­ля. — Мама, что де­лать? — за­ла­мы­ва­ла ру­ки дочь. — Учи­те­ля на него жа­лу­ют­ся, он гру­бит, про­пус­ка­ет уро­ки, ме­ня со­всем пе­ре­стал слу­шать­ся! Я в ужа­се мол­ча­ла, так как Оля по­вто­ри­ла мои ошиб­ки: с ма­ло­лет­ства не да­ва­ла Пе­те ша­гу сту­пить без кон­тро­ля и на­став­ле­ний, а те­перь он «со­рвал­ся с крюч­ка» и вел се­бя, как ко­гда-то его мать... — Пе­тень­ка, сде­лай по­ти­ше, — про­си­ла я его. Он вклю­чал свою ужас­ную по­псу с ран­не­го утра, пе­ред шко­лой, или ве­че­ром и слу­шал до по­лу­но­чи. У ме­ня бо­ле­ла го­ло­ва. — А что та­ко­го? — огры­зал­ся он. — Я у се­бя до­ма! Я ста­ра­лась тер­петь, од­на­ко ко­гда Пе­тя на­чал ку­рить и вся квар­ти­ра про­во­ня­ла ды­мом си­га­рет, не вы­дер­жа­ла. Те­перь, по­сле смер­ти му­жа, по­вли­ять на вну­ка или при­пуг­нуть его бы­ло неко­му. Оста­вал­ся один спо­соб — я ор­га­ни­зо­ва­ла раз­мен квар­ти­ры, что­бы Оля и ее сын жи­ли от­дель­но. Бы­ло труд­но, они при­ве­ред­ни­ча­ли, од­на­ко я спра­ви­лась. Ко­неч­но, мы с вну­ком про­дол­жа­ли ви­деть­ся, я ску­ча­ла по нему. Он с удо­воль­стви­ем за­бе­гал ко мне в сво­бод­ное от гу­ля­нок вре­мя, с ап­пе­ти­том упле­тал мои блю­да. Я ра­до­ва­лась... Но толь­ко до тех пор, по­ка не за­ме­ти­ла, что по­сле Пе­ти­ных ви­зи­тов у ме­ня ста­но­вит­ся мень­ше де­нег в ко­шель­ке. Невоз­мож­но бы­ло по­ве­рить, что род­ной вну­чок спо­со­бен на та­кое — во­ро­вать у по­жи­лой ба­буш­ки! Ре­ши­ла про­ве­рить. Спе­ци­аль­но под­сте­рег­ла его и за­сту­ка­ла на го­ря­чем — он рыл­ся в мо­ей сум­ке. — Пе­тя, как тебе не со­вест­но? — про­ле­пе­та­ла я, хва­та­ясь за серд­це. — Тебе по­ка­за­лось! — со зло­стью вы­крик­нул он. Ка­кое-то вре­мя внук не на­ве­щал ме­ня, и я по­ду­ма­ла, что ему ста­ло стыд­но. Признать­ся, я силь­но ску­ча­ла. Несколь­ко раз при­хо­ди­ла мысль: «А что ес­ли я ошиб­лась? Вдруг это я со сво­им скле­ро­зом за­бы­ла, ку­да день­ги по­тра­ти­ла...» Од­на­жды вер­ну­лась из ма­га­зи­на и за­ста­ла в квар­ти­ре двух пар­ней в мас­ках. Од­но­го из них я сра­зу узна­ла... Вы­бе­гая из кух­ни, Пе­тя толк­нул ме­ня. Я пы­та­лась уце­пить­ся за хо­ло­диль­ник, но все рав­но упа­ла и рас­шиб­лась. Даль­ше не пом­ню. На­вер­ное, по­те­ря­ла со­зна­ние, по­то­му что, ко­гда при­шла в се­бя, за ок­ном уже стем­не­ло. Это был на­сто­я­щий шок: тол­кая, внук взгля­нул на ме­ня та­ки­ми хо­лод­ны­ми и злы­ми гла­за­ми, ка­кие по­ка­зы­ва­ют в филь­мах про же­сто­ких убийц. Бо­же мой, и это он еще несо­вер­шен­но­лет­ний! Оля дав­но пе­ре­ста­ла на­ве­щать ме­ня, и я для ви­да по­про­си­ла ее при­вез­ти мне ка­ких-то про­дук­тов, а са­ма на­стро­и­лась по­го­во­рить. Рас­ска­за­ла все, что слу­чи­лось. — Не смей на­го­ва­ри­вать на Пе­теч­ку! — взви­лась дочь. — Это был не он! Он не та­кой! Ты спе­ци­аль­но хо­чешь нас по­ссо­рить, да? — За­чем? Я про­сто не хо­чу, что­бы он вы­рос пре­ступ­ни­ком! Ты же мать, по­вли­яй на него... — Позд­но спо­хва­ти­лась, мама, я уже не мо­гу. При­чем это ты ви­но­ва­та! Выг­на­ла нас с сы­ном! — Как это — выг­на­ла? Мы же раз­ме­ня­лись, я от­да­ла вам две ком­на­ты из трех! Са­ма жи­ву в кле­туш­ке на окра­ине! Как тебе не стыд­но, Оля? Дочь вы­ско­чи­ла, хлоп­нув две­рью. Точ­нее, я жда­ла, что дверь ба­бах­нет о ко­сяк, но не услы­ша­ла зву­ка, а на по­ро­ге по­явил­ся внук с пе­ре­ко­шен­ным от зло­сти ли­цом. Я по­мерт­ве­ла от стра­ха. — Толь­ко по­про­буй за­явить в по­ли­цию — убью! — про­це­дил он. Отой­дя от шо­ка, лег­ла на ди­ван и рас­пла­ка­лась. По­том серд­це под вли­я­ни­ем при­ня­тых ка­пель успо­ко­и­лось, я за­ду­ма­лась. Обра­щать­ся в по­ли­цию? Не бу­ду, не мо­гу по­да­вать за­яв­ле­ние на вну­ка. Да, он сде­лал­ся мо­им вра­гом, но я все рав­но не в со­сто­я­нии его раз­лю­бить. Нель­зя нена­ви­деть род­ную кровь... И от­ку­да все это в нем, от ко­го? Не­ужто я са­ма ви­но­ва­та? На сле­ду­ю­щий день вы­зва­ла зна­ко­мо­го сле­са­ря и сме­ни­ла в квар­ти­ре за­мок, по­то­му что у Пе­ти был ключ. По­том по­зво­ни­ла Алене: — Мож­но, я по­жи­ву у те­бя немно­го? — спро­си­ла. — Ка­тень­ка, жи­ви, сколь­ко хо­чешь! — об­ра­до­ва­лась она. Еха­ла в элек­трич­ке и га­да­ла: что бу­дет? Не мо­гу же я веч­но пря­тать­ся от вну­ка. Ну, по­бу­ду у Але­ны ме­сяц-дру­гой, а по­том? На­де­юсь, Пе­тя уго­мо­нит­ся... А ес­ли нет, при та­ком по­ве­де­нии неиз­беж­но по­па­дет­ся и бу­дет на­ка­зан. По край­ней ме­ре, от при­чи­не­ния вре­да род­ной ба­буш­ке я его убе­рег­ла, а от осталь­ных бед пусть Оль­га хра­нит. И судь­ба.

Вну­ка мы ба­ло­ва­ли, ста­ра­лись да­вать все са­мое луч­шее: жал­ко бы­ло, без от­ца рос

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.