От ста­ро­сти ле­кар­ства нет

Ма­рия, 80 лет Жизнь про­жи­ла – буд­то раз в ок­но гля­ну­ла, ско­ро и на по­кой пора

Istorii Iz Zhizni - - О Тех, Кому За... -

Прос­ну­лась ра­но. Бес­сон­ни­ца про­кля­тая со­всем одо­ле­ла. Рань­ше ви­де­ла сны, а недав­но они пе­ре­ста­ли снить­ся. Со­всем. Без них как-то... тре­вож­но, что ли. С тру­дом под­ня­лась, се­ла на кро­ва­ти, спу­сти­ла су­хие но­ги в ко­рич­не­вых стар­че­ских пят­нах. Го­ло­ва кру­жи­лась, в ней гу­де­ло, буд­то ехал тя­же­ло гру­же­ный по­езд. До­ста­ла таб­лет­ку. Ле­кар­ствам не ве­ри­ла, но при­ни­ма­ла ча­ще от при­выч­но­го «на­до», чем от ве­ры в ис­це­ле­ние. По­сле смер­ти му­жа при­шлось на­чать по­хо­ды в по­ли­кли­ни­ку. Его смерть со­всем под­ко­си­ла ме­ня. Си­де­ли на кухне, стро­и­ли пла­ны, как ве­че­ром прой­дем­ся в пар­ке. Ми­ша встал из-за сто­ла и вдруг... упал. Я тут же вы­зва­ла «ско­рую», но бы­ло уже позд­но. Врач за­сви­де­тель­ство­вал смерть от острой ко­ро­нар­ной недо­ста­точ­но­сти. С это­го дня все пе­ре­ста­ло ме­ня ин­те­ре­со­вать. По­дру­ги убеж­да­ли, что я долж­на жить, а ра­ди че­го? Един­ствен­ный сын Ко­стя с же­ной Ве­рой и внуч­кой Зо­ей по­гиб­ли в ав­то­ка­та­стро­фе — ко­гда спе­ши­ли ко мне на день рож­де­ния. Они не про­пус­ка­ли его ни­ко­гда. Вез­ли с со­бой подарки и хо­ро­шее на­стро­е­ние. Так и не до­вез­ли. За­бра­ли с со­бой. При­хва­ти­ло ме­ня то­гда силь­но. Гро­зи­ли и не вы­пи­сать из боль­ни­цы. Ну а как же, все ушло, всё за­бра­ли... За­чем их? По­че­му не ме­ня? По­сте­пен­но, с го­да­ми, ста­ла за­ти­хать боль от по­те­ри. Ес­ли боль­шин­ство жен­щин жи­вут ра­ди де­тей и вну­ков, то у ме­ня нет та­кой «за­цеп­ки». Я во­об­ще не по­ни­маю, для че­го про­дол­жаю коп­тить небо. Не пы­та­лась уй­ти из жиз­ни са­ма, грех это. Лю­ди го­во­рят, Бог не да­ет ис­пы­та­ний не по си­лам! Каж­дой ду­ше уго­то­ва­на своя судь­ба и опре­де­ле­но, как она про­жи­вет. Опре­де­лен и час ухо­да. Мо­лю Бо­га, что­бы жизнь за­кон­чи­лась быст­рее, что­бы встре­тить­ся с род­ны­ми там, на Не­бе­сах. Ста­ла по­ти­хонь­ку со­би­рать­ся в оче­ред­ной по­ход в по­ли­кли­ни­ку. Вы­хо­ди­ла так, что­бы не спе­шить. В кон­це ули­цы неболь­шой парк. Там мы с му­жем лю­би­ли по­си­деть. Рань­ше лю­би­ли. Те­перь при­хо- дит­ся про­сто де­лать пе­ре­дыш­ку. Как-то по до­ро­ге в ту же боль­ни­цу при­хва­ти­ло серд­це. Оно, бед­ное, уже не справ­ля­ет­ся… И се­го­дня устро­и­лась на лю­би­мой ска­мей­ке, кро­ши­ла ку­соч­ки хле­ба вез­де­су­щим го­лу­бям и вспо­ми­на­ла на­шу с су­пру­гом жизнь. Ка­ким тан­цо­ром знат­ным Ми­ша в мо­ло­до­сти был! Ка­за­лось, для ме­ня од­ной тан­це­вал. Ах, как тан­це­вал! Но­ги уже не слу­ша­лись, а все вы­де­лы­вал ко­лен­ца, за­ки­нув ру­ки за го­ло­ву, плав­но шел по кру­гу, уда­рял ла­до­ня­ми по го­ле­ни­щам са­пог, по по­лу пе­ред со­бой. Гар­монь тво­ри­ла невоз­мож­ное. Гар­мо­нист взмок, но де­ло свое знал. То­гда это был мо­мент ис­ти­ны. Долж­на бы­ла сде­лать вы­бор. Я, не знав­шая со­пер­ниц сре­ди по­друг, вы­би­ра­ла. И вы­брать бы­ло из ко­го. Все пар­ни хо­ро­ши. Да, вре­ме­на бы­ли... Это сколь­ко ж лет про­шло? Ше­сть­де­сят по­чти. А как буд­то вче­ра... В по­ли­кли­ни­ке мне пло­хо. Вра­чи смот­рят на нас, ста­ри­ков, как на ненуж­ный хлам, ка­кое уж тут вы­здо­ров­ле­ние. Не люб­лю и дол­го­го ожи­да­ния в оче­ре­ди сре­ди та­ких же, как са­ма, немощ­ных ста­ри­ков и ста­рух. По­след­них боль­ше, это я недав­но вы­чи­та­ла в остав­лен­ном кем-то жур­на­ле. По ста­ти­сти­ке, на од­но­го пен­си­о­не­ра-муж­чи­ну при­хо­дит­ся до трех с по­ло­ви­ной жен­щин. На­до же, вы­счи­та­ли — с по­ло­ви­ной. Не лю­би­ла хо­дить к вра­чам, но яв­ля­лась в на­зна­чен­ный срок. Пе­ре­до мной в оче­ре­ди две ба­буль­ки. Это на доб­рый час. Мы, ста­ри­ки, обо­жа­ем бол­тать с док­то­ром о бо­ляч­ках — и сво­их, и чу­жих. Вре­мя тя­ну­лось мед­лен­но. От боль­шо­го ко­ли­че­ства на­ро­да воз­дух спер­тый, ды­шать тя­же­ло. В та­ких слу­ча­ях на­чи­на­ло ска­кать дав­ле­ние. Хо­тя оно дав­но уже не слу­ша­лось ни­ка­ких ле­карств. На­ко­нец за­шла. — Ну что, Ка­тя, на­шла ре­зуль­та­ты? — Да нет ни­где… Во всех пап­ках смот­ре­ла по два ра­за. — Ищи хо­ро­шень­ко, долж­ны быть. — И за тот ме­сяц про­ве­ри­ла, нету… — Стран­но. Марь Ван­на, из­ви­ни­те, не на­ша ви­на, нет ва­ших ана­ли­зов. Сда­ди­те еще раз? На лю­бой, удоб­ный для вас день, та­лон­чи­ки дам… — Лад­но, вид­но, не на­до уже... Вста­ла. Мед­лен­но по­шла к две­ри. По­про­ща­лась и за­кры­ла ее за со­бой. Ни­кто и не со­би­рал­ся до­го­нять. По­ня­ла вдруг, что ни­ко­гда не при­ду боль­ше сю­да. Ни сда­вать ана­ли­зы, ни по­лу­чать от­ве­ты. Ни­ко­гда! Все это ерун­да. Не вы­ле­чат ме­ня, так же, как и всех осталь­ных, по­след­них из мо­ги­кан. Ди­а­гноз у всех один — ста­рость. И как след­ствие — ненуж­ность. От это­го ле­кар­ства нет...

По до­ро­ге кор­ми­ла птиц и вспо­ми­на­ла на­шу с Ми­шей жизнь: буд­то вче­ра все бы­ло

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.