Бо­рись, де­рись, не сда­вай­ся

Ири­на, 45 лет По­сле все­го пе­ре­жи­то­го мне нуж­на бы­ла под­держ­ка, но я не сра­зу по­ня­ла это, спер­ва уда­ри­лась в ал­ко­голь, сма­ко­ва­ла свою де­прес­сию...

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Хо­ро­шо ли мы жи­ли с граж­дан­ским му­жем? Я счи­та­ла, что да… Прав­да, де­тей не бы­ло: это по­след­ствия то­го, что из­ба­ви­лась от на­ше­го с ним ре­бен­ка в мо­ло­до­сти. Но у нена­гляд­но­го ока­за­лась иная точ­ка зре­ния. Два го­да на­зад су­пруг со­об­щил, что встре­тил лю­бовь всей сво­ей жиз­ни. Ма­ло то­го что его но­вая пас­сия бе­ре­мен­на и он ухо­дит, так ме­ня ожи­дал еще один удар: быв­ший взял кре­дит на ма­ши­ну, ко­то­рую оста­вил се­бе, а вы­пла­чи­вать его долж­на бы­ла я. Так он все офор­мил. При­шлось про­дать квар­ти­ру в об­ласт­ном цен­тре, раз­дать дол­ги и вер­нуть­ся в до­мик, остав­ший­ся по­сле смер­ти ма­мы. Ска­зать, что у ме­ня был де­пресс­няк, — не ска­зать ни­че­го. И я вы­бра­ла са­мый про­стой спо­соб из­ба­вить­ся от тя­гост­ных дум — ушла в за­пой. На спирт­ное день­ги бы­ли: про­пи­ва­ла остат­ки сум­мы, по­лу­чен­ной от про­да­жи квар­ти­ры. Как-то си­де­ла в бе­сед­ке за сво­им при­выч­ным за­ня­ти­ем: хле­ба­ла ви­но и ку­ри­ла. Вдруг скрип­ну­ла ка­лит­ка. — При­вет, сест­рич­ка! Что, го­ре за­ли­ва­ешь зе­ле­ным зми­ем? — го­лос слег­ка на­смеш­ли­вый. Я огля­ну­лась: дво­ю­род­ная сест­ра. — Толь­ко не сто­ит чи­тать но­та­ции, — непри­вет­ли­во бурк­ну­ла в от­вет, хо­тя чув­ство­ва­ла се­бя не в сво­ей та­рел­ке, ведь с то­го са­мо­го дня, ко­гда уве­ла ее же­ни­ха, мы не ви­де­лись. Схо­ди­ла в дом, при­нес­ла еще один ста­кан, на­ли­ла, не до­жи­да­ясь, вы­пьет ли го­стья, опро­ки­ну­ла свой. Она мол­ча смот­ре­ла, изу­ча­ла. — Ир­ка, ты ре­ши­ла, что мож­но за- ли­вать боль ви­ном? Это не по­мо­га­ет! Нуж­но бо­роть­ся! Учить­ся жить с чи­сто­го ли­ста! — А за­чем жить? Я не хо­чу без него! — на­су­пи­лась я. — Глу­пая, — Та­ма­ра об­ня­ла ме­ня. — Жизнь ведь про­дол­жа­ет­ся! И с этим не по­спо­ришь. Нель­зя сда­вать­ся! У ме­ня был пре­крас­ный муж… — То­же бро­сил? — Нет, по­гиб два го­да на­зад. Ав­то­мо­биль­ная ка­та­стро­фа. Вот жи­вем вдво­ем с Со­неч­кой… Ма­лыш­ка все это вре­мя что-то ри­со­ва­ла в неболь­шом аль­бо­ме. Я при­смот­ре­лась к де­воч­ке. Чер­ты ли­ца, весь­ма свое­об­раз­ные, го­во­ри­ли о том, что у нее бо­лезнь Да­у­на. Сест­ра пе­ре­хва­ти­ла мой взгляд: — Ты не ошиб­лась. Со­ня — сол­неч­ный ре­бе­нок. Зна­ешь, у нас с То­ли­ком дол­го не бы­ло де­тей, а по­том и по­да­рок судь­бы, и при­го­вор вра­чей: — «Воз­мож­но, у ре­бен­ка бу­дет син­дром Да­у­на». Не мог­ла по­ве­рить, что это слу­чи­лось со мной. Док­то­ра пред­ла­га­ли пре­рвать бе­ре­мен­ность, но мы от­ка­за­лись. Тя­же­лые ро­ды, ино­гда ка­за­лось, что ре­бен­ка не спа­сут… Глав­ное — моя до­чень­ка ро­ди­лась жи­вой! Да, она не та­кая, как дру­гие де­ти. Да, с ней непро­сто. Осо­бен­но по­сле то­го, как по­гиб То­ля. Но я все­гда пом­ню твои сло­ва… Ну, ко­гда ме­ня оби­де­ли маль­чиш­ки на ули­це... Что ты то­гда ска­за­ла? «Бо­рись, де­рись, не сда­вай­ся!» И тут ме­ня про­рва­ло. Ре­ве­ла, жа­ле­ла ее, се­бя, ма­лень­кую де­воч­ку, ко­то­рая с лю­бо­пыт­ством смот­ре­ла на нас, а по­том по­до­шла и ска­за­ла: — Те­тя, ты пла­чешь по­то­му, что на ули­це пас­мур­но? Я те­бе сол­ныш­ко на­ри­со­ва­ла, оно те­бя со­гре­ет… Нуж­но ли го­во­рить, что от этих слов Со­ни я раз­ре­ве­лась еще силь­нее? С тех пор с ви­ном за­вя­за­ла, ча­стень­ко за­хо­ди­ла в го­сти к сест­ре. Как-то мы раз­го­во­ри­лись.

Не знаю, кто ска­зал сест­ре о мо­ем за­пое, но на­ше об­ще­ние мно­гое из­ме­ни­ло

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.