Об­рат­ный от­счет

Ири­на, 39 лет Тот ве­чер пе­ре­вер­нул мою жизнь, раз­де­лил ее на до и по­сле. При­шлось мно­гое пе­ре­осмыс­лить и на­учить­ся це­нить каж­дое мгно­ве­ние...

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Яза­кон­чи­ла со­став­лять ба­ланс и уста­ло при­кры­ла гла­за. Две­на­дцать ча­сов в офи­се! Сил нет со­всем. Сколь­ко раз обе­ща­ла се­бе, что не бу­ду брать до­пол­ни­тель­ную работу. Но де­нег по­сто­ян­но не хва­та­ло, муж с ко­то­рым раз­ве­лась два го­да на­зад, али­мен­тов не пла­тил. Вз­г­ля­ну­ла на ча­сы. По­чти де­сять. Сло­жи­ла до­ку­мен­ты, на­бра­ла мо­биль­ный доч­ки. — Я уже воз­вра­ща­юсь, зо­лот­це, — успо­ко­и­ла доч­ку. — Те­бе там скуч­но од­ной? — Нет, ма­моч­ка, — от­ве­ти­ла Крис бод­ро. — Ко­гда ты бу­дешь? — Че­рез час. — Мо­жет, возь­мешь так­си? Ско­ро ка­ни­ку­лы, дочь с клас­сом едет в Кар­па­ты на экс­кур­сию. Каж­дая ко­пей­ка на сче­ту. — Нет, зай­ка, — вздох­ну­ла я. — Ло­жись спать. Я ско­ро … Вы­клю­чи­ла ком­пью­тер, за­кры­ла ка­би­нет и по­бе­жа­ла на оста­нов­ку. По за­ко­ну под­ло­сти марш­рут­ка уеха­ла пря­мо пе­ред но­сом. Я бес­по­мощ­но огля­де­лась. До трам­вай­ной оста­нов­ки ид­ти при­лич­но, да еще дво­ра­ми… Там все­гда ту­су­ют­ся ка­кие-то по­до­зри­тель­ные ти­пы. «Че­рез несколь­ко ми­нут от­хо­дит по­след­ний трам­вай», — по­ду­ма­ла с от­ча­я­ни­ем и ре­ши­тель­но на­пра­ви­лась в те­мень дво­ра. Воз­ле тре­тьей вы­сот­ки до­ро­гу неожиданно пре­гра­дил вы­со­кий ху­дой па­рень. Неопрят­ный, с кру­га­ми под гла­за­ми, его ша­та­ло из сто­ро­ны в сто­ро­ну. Я огля­ну­лась. Ни­где ни ду­ши… — Дай де­сять гри­вен на хлеб! — про­си­пел он. Мо­жет, я ему что-ни­будь и да­ла бы, ес­ли бы бы­ла уве­ре­на, что ку­пит еду, а не нар­ко­ти­ки. — У ме­ня нет, — по­пы­та­лась обой­ти. — А сколь­ко есть? — шаг­нул он ко мне и что-то про­бор­мо­тал под нос. На вид ему бы­ло не боль­ше во­сем­на­дца­ти. Неожиданно он креп­ко ухва­тил­ся за ру­кав мо­ей курт­ки. — Так дашь де­нег? — гряз­но вы­ру­гал­ся. — Пу­сти! — по­пы­та­лась осво­бо­дить­ся и за­ме­ти­ла, что в дру­гой ру­ке он дер­жит шприц. — Так по­ды­хай от СПИДа! — про­хри­пел он и в мгно­ве­нье ока вон­зил иг­лу в мое пле­чо. Я по­чув­ство­ва­ла боль, но все про­изо­шло так быст­ро, что не успе­ла опом­нить­ся, как па­рень ис­чез. «Что это?» — по­ду­ма­ла ис­пу­ган­но, мед­лен­но по­шла впе­ред, еще не до кон­ца осо­зна­вая слу­чив­ше­е­ся. Уже в трам­вае ме­ня про­шиб хо­лод­ный пот. В уко­ло­том ме­сте чув­ство­ва­ла лег­кое жже­ние, и в этот мо­мент до ме­ня до­шло, что озна­ча­ли сло­ва пар­ня. «Он уко­лол за­ра­жен­ной иг­лой!» — мол­нией уда­ри­ла мысль. Мне ста­ло дур­но. Я по­шат­ну­лась. — Вы плохо се­бя чув­ству­е­те? — ка­кая-то жен­щи­на при­дер­жа­ла ме­ня за ру­ку. — На ме­ня на­пал… нар­ко­ман, — про­си­пе­ла еле слыш­но. — И уко­лол… — Бо­же мой! — про­шеп­та­ла она и от­дер­ну­ла ру­ку, по­том на­кло­ни­лась и до­ба­ви­ла: — Вам на­до в боль­ни­цу! Я по­смот­ре­ла в тем­но­ту за ок­ном, вспом­ни­ла о доч­ке, ко­то­рая жда­ла ме­ня до­ма, и сле­зы са­ми по­тек­ли по ще­кам. В при­ем­ном от­де­ле­нии врач вы­слу­шал мой сбив­чи­вый рас­сказ и объ­яс­нил, что мо­жет сде­лать толь­ко про­ти­во­столб­няч­ный укол.

Дорога к оста­нов­ке ве­ла че­рез дво­ры, где ча­сто ту­со­ва­лись тем­ные лич­но­сти

До кон­ца не по­няв, что про­изо­шло, се­ла в трам­вай, тут толь­ко осо­зна­ла сло­ва пар­ня Но­ча­ми пла­ка­ла от отчаяния и ду­ма­ла, с кем оста­нет­ся дочь, ес­ли все бу­дет плохо

— О чем вы го­во­ри­те, док­тор?! — за­па­ни­ко­ва­ла я. — Вы не по­ня­ли? Мне нуж­но ка­кое-то ле­кар­ство! Про­ти­во­ядие от за­ра­же­ния ВИЧ! — Ес­ли вы луч­ше зна­е­те, что вам нуж­но, по­жа­луй­ста, — он от­крыл стек­лян­ный шкаф­чик с ле­кар­ством, — вы­бе­ри­те се­бе что­ни­будь под­хо­дя­щее. Пол­ночь, я на­пу­га­на, а этот ко­но­вал на­до мной еще и из­де­ва­ет­ся! За­пла­ка­ла от бес­по­мощ­но­сти и уни­же­ния, раз­вер­ну­лась и ушла. Всю ночь не мог­ла со­мкнуть глаз. «Я мо­гу уме­реть» — од­но би­лось в го­ло­ве. Ме­ня тряс­ло от стра­ха, хо­те­лось ко­му-то по­жа­ло­вать­ся, вы­пла­кать­ся, но я не мог­ла рас­ска­зать Кри­стин­ке. Ей толь­ко две­на­дцать… Неожиданно на­ка­ти­ла злость. Не толь­ко на то­го нар­ко­ма­на, но и на по­ли­цей­ских, ко­то­рых не ока­за­лось на ме­сте пре­ступ­ле­ния, на вра­ча в боль­ни­це, на всех, кто до­пу­стил, что­бы нор­маль­ный че­ло­век бо­ял­ся хо­дить ве­че­ра­ми по ули­цам соб­ствен­но­го го­ро­да! С са­мо­го утра по­шла в свою по­ли­кли­ни­ку, вы­сто­я­ла огром­ную оче­редь в ре­ги­стра­ту­ру. — Мне на­до прой­ти об­сле­до­ва­ние на ВИЧ. Вче­ра ме­ня уко­лол нар­ко­ман... — ста­ра­лась го­во­рить ти­хо. — Мы не про­во­дим ис­сле­до­ва­ний на СПИД! — гром­ко за­яви­ла ра­бот­ник ре­ги­стра­ту­ры. Услы­шав ше­пот за спи­ной, я огля­ну­лась. Лю­ди ото­дви­ну­лись от ме­ня, как от про­ка­жен­ной. На­вер­ное, я та­кой и бы­ла. — Ку­да мне об­ра­тить­ся? — спро­си­ла я, сго­рая со сты­да. — В лю­бую част­ную ла­бо­ра­то­рию! — от­ве­ти­ла рез­ко мед­ра­бот­ник. Под при­сталь­ны­ми взгля­да­ми я на­пра­ви­лась к вы­хо­ду. «Что они обо мне зна­ют?! Это не моя ви­на!» — ду­ма­ла, сго­рая от сты­да. По­е­ха­ла на работу. День тя­нул­ся бес­ко­неч­но. Ко­гда вер­ну­лась до­мой, не вы­дер­жа­ла и рас­пла­ка­лась. — Ма­моч­ка, что слу­чи­лось? — дочь при­се­ла воз­ле ме­ня. — Ни­че­го, зай­ка, — от­ве­ти­ла я, ути­рая сле­зы. — Про­сто уста­ла. Кри­сти­на улыб­ну­лась и на­ча­ла рас­ска­зы­вать о шко­ле. Я смот­ре­ла на нее, и у ме­ня серд­це раз­ры­ва­лось от бо­ли: ни­че­го не прой­дет. Ес­ли па­рень за­ра­зил ме­ня, зав­тра или по­сле­зав­тра услы­шу… смерт­ный при­го­вор! В ла­бо­ра­то­рии мне ска­за­ли, что я зря при­шла. — Пер­вые три ме­ся­ца по­сле ин­фи­ци­ро­ва­ния ВИЧ длит­ся пе­ри­од «ок­на», ко­гда ан­ти­те­ла к ви­ру­су толь­ко на­чи­на­ют вы­ра­ба­ты­вать­ся. Ес­ли это про­изо­шло по­за­вче­ра, ана­лиз де­лать ра­но, — объ­яс­ни­ла врач. — Вы долж­ны прий­ти ми­ни­мум че­рез шесть недель. «Шесть недель! — мне хо­те­лось кри­чать от отчаяния. — Столь­ко вре­ме­ни я долж­на му­чить­ся, ду­мая о том, есть ли у ме­ня смер­тель­ная бо­лезнь?» Это не укла­ды­ва­лось в го­ло­ве. — И это толь­ко пер­вый ана­лиз, — вздох­ну­ла жен­щи­на. — Вто­рой, ко­то­рый да­ет сто­про­цент­ную га­ран­тию, де­ла­ет­ся че­рез пол­го­да. По до­ро­ге до­мой я ду­ма­ла о том, как пе­ре­жить шесть ме­ся­цев пу­га­ю­щей неиз­вест­но­сти. «Нет, это, долж­но быть, ка­кой-то кош­мар­ный сон, — твер­ди­ла се­бе. — Ско­ро я проснусь!» До­ма по­лез­ла в Ин­тер­нет и про­чи­та­ла все, что нашла про ВИЧ. Ре­ши­ла при­об­ре­сти хоть ка­кие-то ле­кар­ства. Пре­па­рат, о ко­то­ром го­во­ри­ла жен­щи­на из ла­бо­ра­то­рии, — «Ком­би­вир» — сто­ил боль­ше двух ты­сяч гри­вен. «Мне не по­тя­нуть од­ной», — по­ду­ма­ла с от­ча­я­ни­ем. Ре­ши­ла одол­жить у ро­ди­те­лей. Скры­вать, на что нуж­ны день­ги, не име­ло смыс­ла. Ма­ма очень ис­пу­га­лась. За­то отец был на­стро­ен во­ин­ствен­но. Он ре­шил ид­ти в по­ли­цию. Вер­нул­ся злой и рас­стро­ен­ный. — В от­де­ле­нии ска­за­ли, что это не пер­вый по­доб­ный слу­чай в том рай­оне, — нерв­но рас­ха­жи­вал по ком­на­те. — Но они все рав­но не мо­гут при­нять за­яв­ле­ние, по­то­му что укол иг­лой — это, ви­ди­те ли, не пре­ступ­ле­ние! Ты мо­жешь об­ра­тить­ся толь­ко то­гда, ко­гда ока­жет­ся, что дей­стви­тель­но за­ра­же­на… Но я это­го так не остав­лю! — он схва­тил­ся ру­кой за серд­це. Спу­стя три неде­ли че­рез зна­ко­мых в МВД папа до­бил­ся, что­бы за­ве­ли уго­лов­ное де­ло. Мое за­яв­ле­ние при­ня­ли, а по­том раз де­сять вы­зы­ва­ли в рай­от­дел, ия в ко­то­рый раз опи­сы­ва­ла то­го пар­ня и са­мо про­ис­ше­ствие. А еще че­рез две неде­ли ме­ня вы­зва­ли на оч­ную став­ку. — Сей­час сю­да вой­дут несколь­ко муж­чин, — объ­яс­нил по­ли­цей­ский. — Ва­ша за­да­ча — вни­ма­тель­но их рас­смот­реть. Мне не нуж­но бы­ло при­смат­ри­вать­ся, ли­цо то­го нар­ко­ма­на я за­пом­ни­ла на всю жизнь. — Вто­рой сле­ва, — ска­за­ла я, с тру­дом про­гло­тив ком в гор­ле. — Вы уве­ре­ны? — спро­сил по­ли­цей­ский. Я лишь кив­ну­ла. Об­ра­до­ва­лась ли то­гда? Ни­че­го по­доб­но­го. Чув­ство­ва­ла толь­ко страх и на­рас­та­ю­щую па­ни­ку. Про­хо­дил тре­тий ме­сяц… Я по­шла за ре­зуль­та­та­ми. Пер­вый тест от­ри­ца­тель­ный! Но ре­ша­ю­щий ана­лиз был впе­ре­ди. Я пы­та­лась нор­маль­но жить. Ра­бо­та­ла, де­ла­ла по­куп­ки, за­ни­ма­лась с Кри­сти­ной. Но мир уже не вос­при­ни­ма­ла так, как пе­ред тем тра­ги­че­ским ве­че­ром. Ка­за­лось, все ли­ши­лось смыс­ла. И тя­же­лее все­го бы­ло но­чью. Я не мог­ла сми­рить­ся, что моя дочь оста­нет­ся од­на. «Как она бу­дет без ме­ня?!» — пла­ка­ла в по­душ­ку. Ме­ся­цы ожи­да­ния тя­ну­лись мед­лен­но. Вре­мя буд­то сто­я­ло на ме­сте. Че­рез ка­кое-то вре­мя по­зво­нил отец. — До­ча! Суд вы­нес при­го­вор по де­лу то­го нар­ко­ма­на! — отец по­чти кри­чал в труб­ку. — Ему да­ли три с по­ло­ви­ной го­да! Но я не мог­ла да­же ра­до­вать­ся. Все чув­ства буд­то умер­ли. Шла на по­след­ний, ре­ша­ю­щий, ана­лиз без­раз­лич­ная, как ро­бот. Но страх опять вер­нул­ся, ко­гда мне со­об­щи­ли, что ре­зуль­та­ты го­то­вы. — Все в по­ряд­ке. Вы не ин­фи­ци­ро­ва­ны, — ска­за­ла мед­сест­ра, про­тя­ги­вая бу­маж­ки. По­чув­ство­ва­ла неопи­су­е­мое об­лег­че­ние и опер­лась о сте­ну. Гос­по­ди, бла­го­да­рю те­бя, я бу­ду жить!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.