Ро­мы

Та­тья­на, 35 лет Сын меч­тал о со­ба­ке, но мы с му­жем по­ду­ма­ли, что за­бо­тить­ся о ней при­дет­ся нам, по­это­му раз­ре­ши­ли за­ве­сти лишь неболь­шую жив­ность...

Istorii Iz Zhizni - - News -

Яо­чень люб­лю жи­вот­ных. На­вер­ное, да­же боль­ше, чем лю­дей. Не дав­лю гу­се­ниц и не бью мух на стек­ле, не лов­лю рыб, а тех, ко­то­рых пой­мал Ди­ма, мой муж, от­пус­каю, и уж, ко­неч­но, я не ем мя­са, за­то по­сто­ян­но под­карм­ли­ваю всех дво­ро­вых ко­тов. И несмот­ря на то что из-за сво­е­го «сти­хий­но­го буд­диз­ма» я неод­но­крат­но ста­но­ви­лась объ­ек­том на­сме­шек су­пру­га, в во­про­се вос­пи­та­ния в сыне люб­ви ко все­му жи­во­му он был со мной со­ли­да­рен: что­бы Ром­ка был ре­бен­ком пыт­ли­вым, но без са­дист­ских на­клон­но­стей — что­бы не от­ры­вал кры­лья ба­боч­кам, не разо­рял му­ра­вей­ни­ки, не цеп­лял вся­кую фиг­ню на хвост ко­там, не стре­лял по во­ро­бьям из ро­гат­ки и все та­кое про­чее. В об­щем, вы по­ня­ли: Ром­ка рос весь в ме­ня. Еще бу­дучи со­всем кро­хой, он мог с ин­те­ре­сом рас­смат­ри­вать нена­ро­ком за­брав­ше­го­ся к нему в ко­ляс­ку жуч­ка или ча­са­ми на­блю­дать у ок­на, как со­ро­ки, пе­ре­ру­ги­ва­ясь, стро­ят гнез­до на вет­ке пе­ред бал­ко­ном. Его не пу­га­ли ни ужи, ни яще­ри­цы, а шмель, про­нес­ший­ся на бре­ю­щем по­ле­те ми­мо, вы­звал про­сто вос­торг. Когда сы­ну ис­пол­ни­лось лет пять, он по­нял, что зве­ри мо­гут жить не толь­ко в ле­сах, зоо­пар­ках и дво­рах. Од­на­жды, за­гля­нув в го­сти к со­се­ду, Ро­ман об­на­ру­жил у него в го­сти­ной огром­но­го мра­мор­но­го до­га — тот

ле­жал на ков­ре у ди­ва­на, по­ло­жив ло­ба­стую го­ло­ву на та­поч­ки хо­зя­и­на. Ре­бе­нок был по­тря­сен: по­че­му та­кая «пят­ни­стая ко­ня­ка» не жи­вет у него? Во­прос сы­на по­вис в воз­ду­хе: и Ди­ма, и я ока­за­лись не го­то­вы к то­му, что­бы по­се­лить в на­шей кро­хот­ной квар­тир­ке до­га. И ста­ли вся­че­ски от­го­ва­ри­вать Ро­м­чи­ка: со­ба­ка — это по­гры­зен­ные иг­руш­ки, ран­ние про­буж­де­ния, по­сто­ян­ные убор­ки, это от­вет­ствен­ность, на­ко­нец! Но Ром­ка был непре­кло­нен: ра­ди со­ба­ки он го­тов был на лю­бые жерт­вы. И то­гда Дим­ка вы­дви­нул по­след­ний ар­гу­мент. — По­ду­май, сын, — про­ба­сил муж, — со­ба­ке, что­бы быть здо­ро­вой, нуж­но мно­го бе­гать и мно­го есть. — Я от­дам ей всю свою ка­шу, — па­ри­ро­вал Ром­ка и, скорб­но вздох­нув, по­обе­щал: — И все кот­ле­ты! — Ну, до­пу­стим, — кив­нул су­пруг. — А бе­гать ей где? Ты до ве­че­ра в са­ду, мы с ма­мой — на ра­бо­те. А со­ба­ка од­на: то­мит­ся, ску­ча­ет, пла­чет... У сы­на на гла­зах по­яви­лись сле­зы. — Ро­мусь, — от­стра­ни­ла я су­пру­га, — да­вай за­ве­дем дру­гих пи­том­цев, ме­нее хло­пот­ных. Ры­бок, на­при­мер. Хо­чешь? По­ста­вим кра­си­вый ак­ва­ри­ум, сде­ла­ем в нем под­свет­ку и пу­стим си­я­ю­щих нео­нов, ма­лень­ких та­ких? — по­гла­ди­ла по го­ло­ве кро­ху. — Ма­лень­ких­ма­лю­сень­ких? — Нет, ры­бок не хо­чу… — И вдруг ра­дост­но под­нял бров­ки: — А дру­гих неболь­ших мож­но? — Ко­неч­но, — со­гла­си­лись мы с му­жем, да­же не по­до­зре­вая в тот мо­мент, чем обер­нет­ся со­гла­сие. Вско­ре, вер­нув­шись с Ром­кой из са­ди­ка, я за­ста­ла до­ма пе­ре­по­лох: Дим­ка, во­ору­жив­шись бал­лон­чи­ком с ин­сек­ти­ци­дом, го­нял по кухне пол­чи­ща му­ра­вьев. — Черт зна­ет что! — он чи­хал и каш­лял. — От­ку­да они толь­ко взя­лись — ума не при­ло­жу! Уво­ди Ром­ку — а то еще отра­вит­ся. — Па­па! — бро­сил­ся сын к Ди­ме и по­вис у него на ру­ке. — Что ты на­де­лал — это же мои пи­том­цы! По­сле то­го как кух­ня бы­ла тща­тель­но вы­мы­та и про­вет­ре­на, с Ром­кой про­ве­ли разъ­яс­ни­тель­ную ра­бо­ту: му­равьи — не пи­том­цы, они тва­ри хоть и полезные, но не одо­маш­нен­ные. На том и по­ре­ши­ли… Не про­шло и двух дней, как в до­ме сно­ва за­ве­лось на­се­ко­мое. Бы­ло утро вы­ход­но­го дня. Я, на­пол­нив ван­ну пе­ной, за­жму­рив­шись от удо­воль­ствия, ныр­ну­ла в нее. От­крыв гла­за, об­на­ру­жи­ла на стене пря­мо пе­ред сво­им но­сом огром­но­го па­у­ка — он рез­во пе­ре­би­рал лох­ма­ты­ми ла­па­ми по плит­ке, пы­та­ясь спа­стись бег­ством. Мой крик услы­шал весь дом: Ди­ма за­та­ра­ба­нил в две­ри, со­се­ди спра­ва — в сте­ну, жиль­цы свер­ху и сни­зу — по во­до­сточ­ной тру­бе. В ван­ну из-под от­цов­ской ру­ки про­тис­нул­ся пе­ре­пу­ган­ный сы­ну­ля. — Кто это? Вон, над по­лоч­кой, — я за­ды­ха­лась от ужа­са. — Ты смот­ри, ка­кой огром­ный эк­зем­пляр! — вос­хи­тил­ся Ди­ма. — Ром­ка, та­щи ве­ник. — На­шел­ся! — хлоп­нул в ла­до­ши сын. — Не бой­ся, ма­ма, — успо­ко­ил он ме­ня, — это Сте­пан. Я его вче­ра у Ва­ди­ка на де­сять ко­ло­рад­ских жу­ков вы­ме­нял. Те­перь он мой до­маш­ний пи­то­мец. Толь­ко из ко­роб­ки убе­жал… — за­про­ки­нув го­ло­ву, Ро­ман сле­дил за пе­ре­ме­ще­ни­я­ми жи­вот­но­го. — А где ты столь­ко жу­ков взял, на­ту­ра­лист? — по­ин­те­ре­со­вал­ся муж. — У ба­бу­ли в ого­ро­де... По­сле встре­чи со Сте­па­ном ре­ше­но бы­ло со­брать се­мей­ный со­вет. — Это все твое вос­пи­та­ние, — зу­дел Дим­ка, — вот те­перь и объ­яс­няй ему, что му­ра­вьям, па­у­кам, гу­се­ни­цам и про­чей га­до­сти не ме­сто в до­ме. Эдак у нас по по­лу ско­ро ля­гуш­ки нач­нут пры­гать, а по по­сте­ли — куз­не­чи­ки, и из хлеб­ни­цы вме­сто бу­ло­чек яще­ри­цы по­ле­зут… Ром­ка то­нень­ко ойк­нул, по­блед­нел и мет­нул­ся к шка­фу. По­рыв­шись на пол­ке, вы­та­щил стек­лян­ную бан­ку, на­би­тую по­лу­жи­вы­ми куз­не­чи­ка­ми. — Ну вот, по­лю­буй­ся, что я те­бе го­во­рил! — тор­же­ство­вал су­пруг. — Ром, да­вай вы­пу­стим их на во­лю, в трав­ку — их, на­вер­ное, ма­ма ждет. — А как же я? Я со­всем один, у ме­ня да­же со­ба­ки нет, — гу­бы сы­на за­дро­жа­ли, гла­за на­пол­ни­лись сле­за­ми. …Бли­зил­ся Ром­кин день рож­де­ния. Но­чью мы с му­жем об­суж­да­ли по­да­рок для сы­на. — Мо­жет, обой­дем­ся хо­мяч­ком? — шеп­тал Ди­ма на ухо. — Еще че­го! Ты бы еще кры­су по­со­ве­то­вал, — ше­по­том воз­му­ща­лась. — Гры­зу­ны рас­про­стра­ня­ют ин­фек­ции, не­ужто не зна­ешь? — Ну то­гда да­вай по­пу­гая. А что? На­учим его раз­го­ва­ри­вать… — Нет, по­пу­гай — бол­тун, вы­даст все на­ши сек­ре­ты, — со­про­тив­ля­лась я. — На мень­ше, чем кот, я не со­глас­на! — Толь­ко не это! — взбрык­нул муж. — Я пре­крас­но пом­ню, как кот од­на­жды ше­фу в ди­п­ло­мат на­га­дил: ма­ло то­го что до­ку­мен­ты ис­пор­тил, так вонь сто­я­ла та­кая, что мы неде­лю ка­би­нет де­ся­той до­ро­гой об­хо­ди­ли! По­мол­ча­ли. Пол­ная лу­на вы­плы­ла из-за ту­чи, осве­тив ров­ным све­том ком­на­ту, за­гро­мож­ден­ную ме­бе­лью и ненуж­ны­ми ве­ща­ми. Ря­дом, за стен­кой, мир­но по­са­пы­вал Ром­ка. — В кон­це кон­цов, не та­кая уж и ма­лень­кая у нас квар­ти­ра, — фи­ло­соф­ски рас­су­дил Ди­ма. На день рож­де­ния Ром­ке по­да­ри­ли пи­том­ца. Не до­га, ко­неч­но, но все же… Сын счаст­лив: те­перь по утрам наш дом огла­ша­ет неукро­ти­мый лай Ма­тиль­ды, кар­ли­ко­вой так­сы.

Ока­за­лось, что это во­все не на­ше­ствие му­ра­вьев, наш сын за­вел се­бе жи­вот­ных Когда я чуть не ста­ла за­и­кой по­сле встре­чи с пи­том­цем сы­на, мы за­ду­ма­лись все­рьез

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.