Под вол­шеб­ным зон­ти­ком

Так и не по­ня­ла, что имен­но ска­зал, зять, но серд­цем по­чув­ство­ва­ла: те­перь у де­тей все на­ла­дит­ся, и все будет хо­ро­шо!

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Аэро­порт оказался по­хо­жим на боль­шой шум­ный му­ра­вей­ник и чер­тов­ски ме­ня на­пу­гал. Все куда-то бе­жа­ли, во­ло­ча за со­бой ги­гант­ские чемоданы на ко­ле­си­ках, ру­га­лись с ад­ми­ни­стра­тор­ша­ми в бе­лых фор­мен­ных ру­баш­ках, гал­де­ли по те­ле­фо­нам, а сре­ди всей этой су­е­ты на пла­сти­ко­вых крес­лах спа­ли, рас­крыв рты, ожи­да­ю­щие рей­са пас­са­жи­ры. Уви­дев на элек­трон­ном таб­ло на­зва­ние сво­е­го рей­са, я, креп­ко сжав в ру­ке сум­ку, по­спе­ши­ла к ре­ги­стра­ци­он­ной стой­ке. — Пер­вый раз ле­ти­те? — улыб­ну­лась мне де­вуш­ка, ви­ди­мо, уви­дев ис­пуг на мо­ем ли­це. — Да... К до­че­ри в го­сти. — Не вол­нуй­тесь, все будет хо­ро­шо! Удачного от­ды­ха! — Спа­си­бо, ми­лая! Ита­лия... Ко­гда-то дав­но, в мо­ем да­ле­ком со­вет­ском про­шлом, за­гра­ни­ца ка­за­лась по­лу­ми­фи­че­ским ска­зоч­ным ме­стом. Об Ита­лии мы зна­ли лишь, что там есть па­да­ю­щая баш­ня, Ад­ри­а­но Че­лен­та­но и ши­кар­ная ко­жа­ная обувь, ко­то­рая нам не по кар­ма­ну. Ес­ли бы кто ска­зал мне то­гда, ко­гда я сто­я­ла в оче­ре­ди за дет­ски­ми кол­гот­ка­ми или риж­ски­ми шпро­та­ми, что моя дочь будет жить в Ита­лии, я по­счи­та­ла бы это шут­кой. Од­на­ко жизнь ино­гда лю­бит шу­тить. Впер­вые Ле­ра по­еха­ла в Ту­рин по про­грам­ме об­ме­на сту­ден­та­ми, ко­гда учи­лась на тре­тьем кур­се фил­фа­ка. За пол­го­да я безум­но со­ску­чи­лась и ждала с нетер­пе­ни­ем, ко­гда дочь вер­нет­ся. Но ед­ва пе­ре­сту­пив по­рог до­ма, она обес­ку­ра­жи­ла за­яв­ле­ни­ем: — Мама, я влю­би­лась! — В Ита­лию? — по­на­де­я­лась я. — Да, — сму­щен­но улыб­ну­лась доч­ка. —И в ита­льян­ца... Его зва­ли Джор­джо, по-на­ше­му про­сто Жо­ра, и он учил­ся в Ту­рин­ском уни­вер­си­те­те на юри­ста. Ра­дост­но бле­стя гла­за­ми, Ле­ра рас­ска­зы­ва­ла, как од­на­жды вы­шла из учеб­но­го кор­пу­са в силь­ный ли­вень и вы­нуж­де­на бы­ла спря­тать­ся под ко­лон­на­дой, ежась в то­нень­кой лет­ней блуз­ке. — Си­ньо­ри­на! — услы­ша­ла вне­зап­но и, обер­нув­шись, уви­де­ла сим­па­тич­но­го юно­шу, про­тя­ги­ва­ю­ще­го ей зон­тик. — Дер­жи­те. — А как же вы? — рас­те­ря­лась Ле­ра. — Про­мок­не­те ведь... — Ни­че­го, — мах­нул ру­кой па­рень и осле­пи­тель­но улыб­нул­ся. — Я люб­лю дождь. От ве­се­ло­го до­ждя рас­тет кра­си­вая тра­ва. «Это в Ита­лии по­го­вор­ка та­кая», — объ­яс­ни­ла дочь. В об­щем, они по­зна­ко­ми­лись, и ока­за­лось, что живут в од­ном об­ще­жи­тии. Так под од­ним зон­ти­ком и по­шли до­мой. И то ли дож­дик и вправ­ду был ве­се­лым, то ли зонт вол­шеб­ным, но что-то в тот день слу­чи­лось. По­то­му что спу­стя пару недель вы­яс­ни­лось, что жить друг без дру­га влюб­лен­ные не мо­гут. Эта ис­то­рия про­изо­шла во­семь лет на­зад, и вот я впер­вые ле­те­ла

Вернувшись до­мой, дочь оша­ра­ши­ла: по­лю­би­ла ита­льян­ца и ско­ро ле­тит к нему

в Ту­рин, где живут дочь, зять и ма­лень­кая внуч­ка. — Мам, так ра­да те­бя видеть! — Ле­ра ки­ну­лась на­встре­чу и по­вис­ла на шее. Весь по­лет я на­стра­и­ва­ла се­бя, что­бы не пла­кать, но все рав­но рас­кис­ла — все­та­ки три года не ви­де­лись... — Ты са­ма? А где Жо­рик? — Он остал­ся с Ни­кой, — от­ве­ти­ла доч­ка, вы­ти­рая сле­зы с мо­их щек. — Она ка­те­го­ри­че­ски от­ка­за­лась ид­ти се­го­дня в сад, всем со­се­дям уши про­жуж­жа­ла, что при­ле­та­ет ее укра­ин­ская ба­бу­ля. Я пом­ни­ла ее го­до­ва­лой крош­кой... Ох, как же я со­ску­чи­лась! Так­си мча­ло нас по цен­тру го­ро­да, и я лю­бо­ва­лась мо­ну­мен­таль­ны­ми зда­ни­я­ми с ар­ка­ми и ко­лон­на­да­ми, мно­го­люд­ны­ми пло­ща­дя­ми и кра­си­вы­ми, под­тя­ну­ты­ми ре­гу­ли­ров­щи­ка­ми на шум­ных пе­ре­крест­ках. Лю­ди м фо­то­гра­фи­ро­ва­лись у фон­та­нов, раз­го­ва­ри­ва­ли, смеш­но же­сти­ку­ли­руя, си­де­ли за сто­ли­ка­ми на лет­них тер­ра­сах, бла­жен­но щу­рясь на солн­це. Ка­за­лось, этот го­род со­здан для то­го, что­бы быть в нем счастливым... Но в до­ме до­че­ри сча­стьем и не пах­ло. — Здрав­ствуй­те, дон­на Ольга, — Жо­ра тепло об­нял ме­ня. — Рад на­шей встре­че. Тут из дет­ской вы­ле­те­ла Ни­ка и с ра­дост­ны­ми воп­ля­ми по­вис­ла у ме­ня на шее. Об­ни­мая внуч­ку, я успе­ла за­ме­тить, что зять с хму­рым ли­цом по­ма­нил Ле­ру: мол, вый­дем. Вер­ну­лись они че­рез несколь­ко ми­нут, оба тем­нее ту­чи. — На­де­юсь, вы не из-за мо­е­го при­ез­да по­ссо­ри­лись? — роб­ко спро­си­ла у до­че­ри, ко­гда зять ушел на ра­бо­ту. — Ко­неч­но нет, ма­муль, — пе­чаль­но улыб­ну­лась она. — Ты тут совершенно ни при чем. Про­сто у нас с Джор­джо в по­след­нее вре­мя неболь­шие... про­бле­мы. — Неболь­шие? Ты не пре­умень­ша­ешь? — за­вол­но­ва­лась я. — По­след­нюю неде­лю он жи­вет в го­сти­ни­це, — по­ту­пив гла­за, вдруг при­зна­лась дочь. — И я не пред­став­ляю, смо­жем ли мы все скле­ить... Ны­неш­нюю мо­ло­дежь хле­бом не кор­ми, дай подра­ма­ти­зи­ро­вать. Узнав о ссо­ре, я бы­ло ре­ши­ла, что слу­чи­лось непо­пра­ви­мое: из­ме­на, на­при­мер, или чув­ства угас­ли. Ока­за­лось, дочь с му­жем по-преж­не­му лю­бят друг дру­га, но по­след­ний год вы­дал­ся тя­же­лым, нер­вы у обо­их бы­ли на пре­де­ле, и брак дал тре­щи­ну. Ох, ес­ли бы я со сво­им Бо­ри­сом рас­хо­ди­лась из-за каж­дой ссо­ры, мы бы и Лер­ку не успе­ли ро­дить! Ре­ши­ла по­го­во­рить с зя­тем. — Мы, сла­вян­ские женщины, толь­ко ка­жем­ся силь­ны­ми. На са­мом де­ле хруп­кие и нуж­да­ем­ся в за­щи­те, — при­зна­лась ему. — Вы, ита­льян­цы, лю­би­те по­го­во­рить, дол­го рас­ска­зы­вать о чув­ствах, но мы при­вык­ли до­ве­рять не сло­вам, а по­ступ­кам. При­го­тов­лен­ное соб­ствен­но­руч­но блю­до луч­ше рас­ска­жет о тво­ей люб­ви, чем пол­ча­са при­зна­ний. С до­че­рью я то­же провела вос­пи­та­тель­ную бе­се­ду. — Брак — это не толь­ко лю­бовь, ми­лая, — де­ли­лась я с ней жи- тей­ской муд­ро­стью. — Ча­ще все­го это тер­пе­ние, ги­гант­ский труд, за­бо­та о близ­ком че­ло­ве­ке. Ино­гда мо­жет ка­зать­ся, что чув­ства угас­ли, но они лишь по­ник­ли под гру­зом бы­то­вых про­блем. Нуж­но бо­роть­ся, что­бы снова раз­жечь ко­стер. Ведь се­мья стоит то­го, что­бы за нее бо­роть­ся. Дочь слу­ша­ла ме­ня мол­ча, и я по­ня­тия не име­ла, что про­ис­хо­дит у нее в го­ло­ве. Но точ­но зна­ла: еще не все по­те­ря­но. Пят­нич­ным утром зять неожи­дан­но вру­чил мне два би­ле­та в мест­ный ки­но­те­атр. — Это очень смеш­ной мультфильм, дон­на Ольга. — Но я же совсем не по­ни­маю по-ита­льян­ски, — уди­ви­лась. — Ни­ка пе­ре­ве­дет, — хит­ро улыб­нул­ся Жо­ра. — По­ни­ма­е­те, я хочу при­го­то­вить Ле­ре ужин и по­быть с ней немно­го вдво­ем… Даль­ше ни­че­го не нуж­но бы­ло объ­яс­нять. За­брав ве­че­ром внуч­ку из дет­са­да, я по­ве­ла ее в ки­но. А вернувшись до­мой по­сле се­ан­са, мы об­на­ру­жи­ли в квартире «незна­ком­цев» . — Вас не узнать! – вос­клик­ну­ла я. — Пря­мо све­ти­тесь от счастья. — Мы по­го­во­ри­ли, — улыб­ну­лась дочь, дер­жа му­жа за ру­ку. — И те­перь го­то­вы дви­гать­ся даль­ше. — Это на­сто­я­щий по­да­рок для ме­ня, дети, — при­зна­лась. — Кста­ти, о по­дар­ках, — за­га­доч­но под­миг­нул Жо­ра и до­стал из ко­мо­да свер­ток. Раз­вер­нув его, Ле­ра ах­ну­ла: — Тот са­мый зон­тик!.. На­жав на кноп­ку, зять рас­крыл его и же­стом по­ма­нил нас всех. — Иди­те сю­да, это вол­шеб­ный зонт, под ним лю­ди ста­но­вят­ся счаст­ли­вы­ми!

Ока­за­лось, брак дал тре­щи­ну, дети ста­ли по­ду­мы­вать над тем, что­бы раз­бе­жать­ся Объ­яс­ни­ла до­че­ри, что чув­ства про­сто сник­ли под гру­зом бы­то­вых про­блем

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.