Пом­ню ее взгляд

Анна,37 лет В ми­сти­ку ни­ко­гда не ве­ри­ла, но сон и на­ше спа­се­ние объ­яс­нить ра­ци­о­наль­но не мо­гу, и глав­ное – ее ни­кто, кро­ме ме­ня, не ви­дел...

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Яча­сто вспо­ми­наю о ней, не мо­гу за­быть ее взгляд из ок­на про­нес­шей­ся ми­мо ма­ши­ны. Он был груст­ный и ка­кой-то об­ре­чен­ный. Ду­маю о том, ка­кой она бы­ла, что лю­би­ла, ка­ки­ми кук­ла­ми иг­ра­ла. А еще, са­ма не знаю за­чем, при­ду­мы­ваю ее бу­ду­щее, ко­то­рое ни­ко­гда не на­сту­пит... Настроение с са­мо­го утра бы­ло не очень, чув­ство­ва­ла се­бя невы­спав­шей­ся и по­дав­лен­ной, ве­ро­ят­но, из-за стран­но­го предут­рен­не­го сна. Я не за­пом­ни­ла его до ме­ло­чей: ка­жет­ся, ка­кая-то трас­са, по ней мча­лась ма­ши­на, в ней на зад­нем си­де­нье си­де­ла ма­лень­кая де­воч­ка. Вне­зап­но ло­бо­вое столк­но­ве­ние двух ав­то­мо­би­лей, жут­кий удар, кри­ки, кровь… Ма­лень­кая де­воч­ка ле­жит на обо­чине, она при­кры­та с го­ло­вой тка­нью. Ребенок мертв. Ря­дом на ко­ле­нях стоит жен­щи­на, очень кра­си­вая, вся в сле­зах… А в ушах ее жут­кий крик: — Толь­ко не это! По­че­му ты не за­брал ме­ня, Гос­по­ди? Гла­за ее безум­ны, она сдер­ну­ла по­кры­ва­ло и при­жа­ла без­жиз­нен­ное тель­це ре­бен­ка к се­бе… Прос­ну­лась в хо­лод­ном по­ту. Ни­ко­гда рань­ше не ощу­ща­ла ни­че­го по­доб­но­го: лип­кие щу­паль­ца страха вполз­ли куда-то в сол­неч­ное спле­те­ние и сда­ви­ли все внут­ри. В све­те дня вос­по­ми­на­ния о сне бы­ли от­ры­воч­ные, неяс­ные, но очень непри­ят­ные и да­же бо­лез­нен­ные. На сле­ду­ю­щий день мы с му­жем и сы­ниш­кой со­би­ра­лись в го­сти к род­ствен­ни­кам за сот­ню ки­ло­мет­ров от сто­ли­цы. — Иго­реш, мо­жет, по­едем на элек­трич­ке? — нере­ши­тель­но пред­ло­жи­ла я. — Ага! Счас! А по­том три ки­ло­мет­ра по се­лу пеш­ком? — недо­воль­но про­вор­чал су­пруг. — Тим­ка будет ныть всю до­ро­гу, по­том у него уста­нут нож­ки, мне при­дет­ся нести на се­бе не толь­ко ве­щи, но и его! А ма­ши­ну то­гда за­чем по­ку­па­ли? Не­хо­ро­ший сон не да­вал по­коя, но по опы­ту зна­ла: уж ес­ли муж что ре­шил, то спо­рить с ним бес­по­лез­но. До­ро­га неблиз­кая, по­это­му пла­ни­ро­ва­ли вы­ез­жать на рас­све­те. Со­бра­лись, за­еха­ли на за­прав­ку и тро­ну­лись в путь. Трас­са не бы­ла ожив­лен­ной, ма­шин ма­ло, по­это­му Игорь ехал до­ста­точ­но быст­ро, и это се­го­дня тре­во­жи­ло. — Мам, пе­ре­сядь ко мне на за-

Предут­рен­ний сон по­се­ял во мне страх, не зна­ла, что ду­мать и как с ним бо­роть­ся

днее си­де­нье! — по­про­сил сын. — За­чем? — А я те­бе го­ло­ву на ко­лен­ки по­ло­жу и бу­ду спать, а то ме­ня так ра­но под­ня­ли, что совсем не вы­спал­ся! Игорь оста­но­вил­ся, я пе­ре­се­ла к Ти­му­ру. Он по­во­зил­ся, устра­и­ва­ясь по­удоб­нее и бук­валь­но че­рез несколь­ко ми­нут спо­кой­но и ров­но за­со­пел. На­чал на­кра­пы­вать дождь, ко­то­рый вско­ре пре­вра­тил­ся в на­сто­я­щий ли­вень. Муж свер­нул на до­ро­гу, иду­щую че­рез лес. — Так мы со­кра­тим вре­мя, — объ­яс­нил он. — Ты бы не раз­го­нял­ся, — по­про­си­ла бла­го­вер­но­го. — Сам зна­ешь, что я бо­юсь боль­шой ско­ро­сти. — Во­круг пус-то! Какого ле­ше­го та­щить­ся, как че­ре­па­ха? — Игорь, че­рез несколь­ко ки­ло­мет­ров по­сле ре­мон­та до­ро­ги там по­явил­ся «глу­хой» поворот. Так его на­зы­вал дя­дя Пе­тя, ко­гда в про­шлый раз я с ним еха­ла. Он говорил, что из-за него не вид­но встреч­ных ав­то! Да и до­ро­га скольз­кая, а у те­бя на автомобиле ре­зи­на лы­сая! Сбрось немно­го обо­ро­ты, а? — Ань, я же те­бе не даю со­ве­ты, как ва­рить борщ, печь пи­ро­ги и де­лать кон­сер­ва­цию, прав­да? А ты как в анек­до­те: «Па­па, а кто да­вал те­бе со­ве­ты, как во­дить ма­ши­ну, ко­гда ты не был же­нат?» — за­сме­ял­ся Игорь. — Бо­ро­да­тый анекдот! — разо­зли­лась я. — Не за­бо­тишь­ся о сво­ей без­опас­но­сти, по­ду­май о на­шей! Не­на­гляд­ный ни­че­го не от­ве­тил, но ско­рость умень­шил. Вско­ре дождь пре­кра­тил­ся. Не знаю, что ме­ня за­ста­ви­ло огля­нуть­ся. Сза­ди ни­ко­го не бы­ло, но в ду­ше воз­ник­ла тре­во­га, и объ­яс­нить ее я не мог­ла. А че­рез несколь­ко се­кунд нас обо­гна­ла чер­ная ма­ши­на: «От­ку­да она взя­лась? — мельк­ну­ла мысль. — Ведь толь­ко что бы­ло пу­сто!» Кто си­дел за ру­лем, я не уви­де­ла, а в окош­ко на ме­ня груст­но смот­ре­ла ка­кая-то дев­чуш­ка. Серд­це вздрог­ну­ло и за­би­лось пой­ман­ной пти­цей. Она! Де­воч­ка из мо­е­го вче­раш­не­го сна, я узна­ла ее. Ав­то­мо­биль, в ко­то­ром она еха­ла, мчал­ся на огром­ной ско­ро­сти и, как го­во­рят во­ди­те­ли, под­ре­зал нас на въез­де в тот са­мый глу­хой поворот. Я за­кри­ча­ла что есть мо­чи, на­ва­ли­лась на Тим­ку, за­крыв его сво­им телом, и за­жму­ри­ла гла­за в ожи­да­нии уда­ра. Сын ис­пу­гал­ся и за­пла­кал, а Игорь, виль­нув, съе­хал на обо­чи­ну, рез­ко за­тор­мо­зил и на­пу­стил­ся на ме­ня: — Че­го орешь! Что с то­бой, Ань? Ти­му­ра на­пу­га­ла! Да и ме­ня то­же! А ес­ли бы я не спра­вил­ся с управ­ле­ни­ем? — его тряс­ло. Мы вы­шли из ма­ши­ны, что­бы как-то успо­ко­ить­ся. Я про­шла впе­ред и неожи­дан­но уви­де­ла на до­ро­ге ту са­мую дев­чуш­ку. Од­ну. Ни ма­ши­ны, ни то­го, кто си­дел за ру­лем, не бы­ло вид­но. Де­воч­ка по­ма­ха­ла мне ру­кой и буд­то рас­тво­ри­лась в воз­ду­хе. Я трях­ну­ла го­ло­вой: неуже­ли от пе­ре­жи­то­го страха на­ча­лись ви­де­ния? При­смот­ре­лась вни­ма­тель­нее. На обо­чине сто­ял неболь­шой па­мят­ник, на нем фо­то­гра­фия той са­мой ма­лыш­ки. Ее зва­ли Кристина Алек­сан­дро­ва. И да­та смер­ти — ров­но год на­зад. Ста­ло не по се­бе, ведь в ми­сти­ку не ве­ри­ла ни­ко­гда! Но ведь сво­и­ми гла­за­ми ви­де­ла ее и в ма­шине, и толь­ко что на до­ро­ге! Ме­ня оклик­нул Игорь, се­ли в ма­ши­ну, мед­лен­но тро­ну­лись и вы­еха­ли за поворот. И тут ста­ло по-на­сто­я­ще­му страш­но: пря­мо по­сре­ди до­ро­ги ле­жа­ло по­ва­лен­ное де­ре­во. Ес­ли бы муж не при­тор­мо­зил, мы бы в него вре­за­лись на ско­ро­сти! А впе­ре­ди за­ма­я­чил си­лу­эт Кристины. Она снова по­ма­ха­ла ру­кой и ис­чез­ла. — Ты де­воч­ку ви­дел? — спро­си­ла я у Иго­ря. — Какую еще де­воч­ку? — бур- кнул он. — Этот дуб не объ­е­хать, при­дет­ся воз­вра­щать­ся... Я ни­ко­му не рас­ска­за­ла о сво­ем ви­де­нии, про­сто рас­спро­си­ла у род­ствен­ни­ков, не зна­ют ли они о той ава­рии. — Зна­ем, ко­неч­но! Жут­кая ис­то­рия! Ма­ши­на ее ма­те­ри столк­ну­лась с джи­пом. Де­воч­ка по­гиб­ла на ме­сте… — А мама? — я вспом­ни­ла ужас­ные по­дроб­но­сти недав­не­го сна, по­чув­ство­ва­ла боль той жен­щине, тос­ку о по­гиб­шем ре­бен­ке. — Го­во­ри­ли, что ка­кой-то кру­той пре­вы­сил ско­рость, но сва­лил все на несчаст­ную уби­тую го­рем жен­щи­ну: мол, она ви­но­ва­та в ава­рии и смер­ти до­че­ри. Ду­маю, ее бы су­ди­ли, ес­ли бы не… — Ес­ли бы не что? — спро­си­ла ше­по­том, го­лос куда-то про­пал. — Она со­шла с ума, ле­жит в мест­ной пси­хи­ат­ри­че­ской боль­ни­це. Вот та­кая ис­то­рия… Мы всем се­лом на па­мят­ник для де­воч­ки день­ги со­би­ра­ли. Са­ми и по­ста­ви­ли — боль­ше неко­му, у них не бы­ло род­ных, — тет­ка вы­тер­ла гла­за кон­чи­ком плат­ка. Мы вер­ну­лись до­мой в вос­кре­се­нье ве­че­ром. А в по­не­дель­ник я взя­ла ма­ши­ну му­жа и по­еха­ла к па­мят­ни­ку. По­ло­жи­ла на над­гро­бье цветы, конфеты и ма­лень­кую кук­лу — к Кри­стине неко­му боль­ше прий­ти. — Спа­си­бо те­бе за на­ше спа­се­ние! — ти­хо ска­за­ла я, гля­дя на порт­рет ма­лыш­ки. Мож­но считать ме­ня ненор­маль­ной, но мне показалось, что ее гу­бы дрог­ну­ли в улыб­ке. Те­перь я ча­сто вспо­ми­наю о ней, ду­маю о том, ка­ки­ми иг­руш­ка­ми она иг­ра­ла, ка­кие сказ­ки лю­би­ла. Кем бы ста­ла в этой жиз­ни, ес­ли бы не тра­ги­че­ский слу­чай на до­ро­ге, ко­то­рый ото­брал у нее бу­ду­щее. Ко­гда мы едем в го­сти к ро­ди­чам, я всегда, ни­че­го не объ­яс­няя му­жу, про­шу оста­но­вить­ся у ее па­мят­ни­ка, остав­ляю цветы и го­стин­цы. К ней неко­му боль­ше прий­ти, а мы обя­за­ны ей жиз­нью…

Де­воч­ка из мо­е­го сна груст­но смот­ре­ла на ме­ня из ок­на ав­то, ко­то­рое нас об­го­ня­ло От­вез­ла к па­мят­ни­ку сла­до­сти и игрушки, по­бла­го­да­ри­ла ее за чу­дес­ное спа­се­ние

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.