Ро­ди­те­ли в квад­ра­те

Три года мы с Де­ни­сом пы­та­лись ро­дить ре­бен­ка, но ни­че­го не по­лу­ча­лось, вра­чи толь­ко раз­во­ди­ли руками. А по­том слу­чи­лось несча­стье...

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Яле­жа­ла в тем­но­те, бо­ясь ше­вель­нуть­ся: уже ко­то­рую ночь ме­ня му­чи­ли но­ю­щие бо­ли вни­зу жи­во­та. Ря­дом, уткнув­шись но­сом в мое пле­чо, спал Де­нис, муж. «Что ж это мо­жет ныть, ес­ли бе­ре­мен­ность ис­клю­ча­ет­ся?» — раз­мыш­ля­ла, рас­смат­ри­вая на по­тол­ке рас­плы­ва­ю­щи­е­ся те­ни. В го­ло­ву лез­ли раз­ные ужа­сы: «А ес­ли что-то се­рьез­ное?! Гос­по­ди! А как же Де­нис? А дети?! Ко­му они будут то­гда нуж­ны…» По ще­ке по­полз­ла го­ря­чая сле­за: я пред­ста­ви­ла, как двух мо­их «ля­гу­шат» снова от­пра­вят в дет­дом. «Пре­кра­ти сей­час же, — уго­ва­ри­ва­ла се­бя, — ведь Де­нис не толь­ко их при­ем­ный отец, но и родной дя­дя — он это­го не до­пу­стит». В ко­то­рый раз про­кли­на­ла се­бя за тру­сость и кля­лась с пер­вы­ми же лу­ча­ми солн­ца от­пра­вить­ся к вра­чу. Но на­сту­па­ло ут­ро и тре­во­га ухо­ди­ла: Ми­тю­ша и Ка­тю­ша, шле­пая бо­сы­ми пят­ка­ми по по­лу, мча­лись в спаль­ню и с по­ро­га за­пры­ги­ва­ли к нам на по­стель, ба­рах­та­ясь и ты­чась за­мерз­ши­ми нож­ка­ми. — Ой, ля­гу­ша­та ка­кие! — сме­я­лась я, под­гре­бая се­бе под бок Ка­тюш­ку. Ми­тяй са­дил­ся вер­хом на Де­ни­са и на­чи­нал в крас­ках рас­ска­зы­вать свои сны — при­ви­рал, ко­неч­но, но де­лал это так вдох­но­вен­но, что не хо­те­лось по­ка­зы­вать ви­ду, что до­га­ды­ва­ем­ся. Ка­тю­ша слу­ша­ла бра­та, рас­крыв рот, чем рас­па­ля­ла его еще боль­ше. По­том ми­нут де­сять муж­чи­ны, виз­жа и от­фыр­ки­ва­ясь, во­зи­лись в ду­ше, по­ка мы с Ка­тю­шей про­дол­жа­ли нежить­ся в по­сте­ли. День на­чи­нал­ся... Еще ка­ких-то лет пять на­зад я и пред­ста­вить се­бе не мог­ла, что бу­ду так счаст­ли­ва с Де­ни­сом! Мы по­зна­ко­ми­лись в офи­се фир­мы, ко­то­рая от­прав­ля­ла на ра­бо­ту за гра­ни­цу: за­пол­ня­ли ан­ке­ты, си­дя за од­ним сто­лом. Де­нис­ка нерв­ни­чал, по­сто­ян­но спра­ши­вал, как пи­шет­ся то или иное сло­во. И в кон­це, крас­нея, по­про­сил про­ве­рить, нет ли оши­бок. Он был по­хож на школь­ни­ка — я сразу про­ник­лась к нему неж­но­стью. А по­том на­сту­пи­ли неза­бы­ва­е­мые мгно­ве­ния узна­ва­ния друг дру­га, ко­гда не хо­те­лось от­кры­вать глаз и раз­жи­мать объ­я­тий, что­бы ни­что не раз­ру­ши­ло на­ше­го еди­не­ния. Вско­ре Де­ни­су по­зво­ни­ли и пред­ло­жи­ли под­пи­сать кон­тракт на два года. От мыс­ли о ско­ром рас­ста­ва­нии мы оба схо­ди­ли с ума. И то­гда ми­лый пред­ло­жил рас­пи­сать­ся. — А что? Они не име­ют пра­ва те­бя не впу­стить, ты ведь моя за­кон-

Этот под­лец в род­до­ме на­пи­сал за­яв­ле­ние об от­ка­зе от мла­ден­ца и от стар­ше­го сы­на то­же

ная же­на! — ки­пя­тил­ся он. — А на что мы там жить бу­дем? — воз­ра­жа­ла я. — Так я ж еду ра­бо­тать! — Ты едешь за­ра­ба­ты­вать, — взды­ха­ла я. — И ка­кой толк в этой по­езд­ке, ес­ли мы все за­ра­бо­тан­ное про­едать ста­нем? — Толк есть! — Де­нис был непре­кло­нен. — Мы бу­дем вме­сте. В об­щем, уго­во­рил, да и неслож­но это: я бы­ла влюб­ле­на по уши и готова ид­ти за ним на край све­та. Мы уеха­ли вдво­ем. Сна­ча­ла мы­ка­лись по кро­хот­ным квар­тир­кам, эко­но­ми­ли на всем, по­том по­об­вык­ли, осмот­ре­лись. По окон­ча­нии кон­трак­та Де­нис на­шел бо­лее при­быль­ную ра­бо­ту, да и я вре­ме­ни зря не те­ря­ла: устро­и­лась офи­ци­ант­кой в неболь­шой ка­феш­ке неда­ле­ко от до­ма. И жизнь по­шла сво­им че­ре­дом. Ра­до­вать­ся бы, но толь­ко не нам… По­сле трех лет сов­мест­ной жиз­ни мы по­ня­ли, что не мо­жем иметь де­тей. Об­сле­до­ва­лись ия, и Де­нис — вра­чи толь- ко руками раз­во­ди­ли: все в по­ряд­ке, оба здо­ро­вы. А ро­дить не по­лу­ча­ет­ся! Все это силь­но по­до­рва­ло на­ши отношения, мы ста­ли ссо­рить­ся, все ча­ще об­ви­няя в слу­чив­шем­ся друг дру­га — бы­ли на гра­ни раз­во­да. И тут на му­жа сва­ли­лось ис­пы­та­ние. …Ноч­ной зво­нок раз­бу­дил нас. — Ал­ло? — Де­нис взял труб­ку. И вдруг рыв­ком сел на кро­ва­ти, по­блед­нел, стал ли­хо­ра­доч­но на­тя­ги­вать на се­бя брю­ки. — Что слу­чи­лась? — про­вор­ча­ла. — Бе­да, — от­ве­тил он глу­хо, и я по­ня­ла, что он с тру­дом сдер­жи­ва­ет сле­зы. — Сест­ра умер­ла при ро­дах. — О гос­по­ди! А ребенок как? — Не знаю… — от­ве­тил Де­нис. — На­до воз­вра­щать­ся, — и за­пла­кал. Та­тья­ну, Де­ни­со­ву сест­ру, муж бро­сил, как толь­ко узнал о ее бе­ре­мен­но­сти: он и стар­ше­му сы­ну был не слиш­ком рад, а тут еще один ребенок… Та­ня оста­лась од­на с ма­лень­ким Ми­тей на ру­ках и на сно­сях. Есте­ствен­но, силь­но пе­ре­жи­ва­ла. Мо­жет, это и по­вли­я­ло на те­че­ние ро­дов. Вра­чи кля­лись, что сде­ла­ли все воз­мож­ное, но... А де­воч­ка ро­ди­лась здо­ро­вень­кая, креп­кая. Отец, сво­лочь, от нее отказался, как, впро­чем, и от стар­ше­го сы­на — на­пи­сал офи­ци­аль­ное за­яв­ле­ние. Их от­пра­ви­ли в дет­дом, точ­нее — Ми­тень­ку в дет­дом, а но­во­рож­ден­ную сест­рич­ку в дом ма­лют­ки. Ма­лыш­ку я пред­ло­жи­ла Де­ни­су за­брать сразу — как уви­де­ла ее, кос­ну­лась ту­гой ро­зо­вой щеч­ки гу­ба­ми, по­ня­ла: вот она, моя до­чень­ка. Ну и что, что не я ее ро­ди­ла! Ко­гда оформ­ля­ли до­ку­мен­ты, ин­спек­тор­ша по­ин­те­ре­со­ва­лась: — А вы в кур­се, что у нее стар­ший бра­тик есть? Мо­жет, его то­же возь­ме­те — жал­ко маль­чон­ку, до­маш­ний ребенок, стра­да­ет силь­но без ма­те­ри, го­во­рят, пла­чет це­лы­ми дня­ми. Несколь­ко дней мы с Де­ни­сом по­чти не раз­го­ва­ри­ва­ли. Он мол­чал, по­то­му что осо­зна­вал: не мо­жет без мо­е­го со­гла­сия взва­лить на ме­ня та­кое бре­мя, а я… раз­ду­мы­ва­ла, хочу ли за­бо­тить­ся о двух чу­жих де­тях. — Да­вай хоть про­ве­да­ем его, — взмо­лил­ся он как-то. — Про­ве­да­ем, — кив­ну­ла я. Ес­ли бы вы ви­де­ли, как Ми­тя по­вис на но­ге Де­ни­са, вце­пив­шись в него кро­хот­ны­ми ру­чон­ка­ми, и сле­зы в гла­зах му­жа в тот мо­мент, вы бы по­ня­ли мое ре­ше­ние. Так нас ста­ло чет­ве­ро — и ссо­ры в се­мье пре­кра­ти­лись: не до то­го ста­ло. Дети рос­ли быст­ро. У Ми­ти ино­гда про­сы­па­лись вос­по­ми­на­ния о дет­до­ме, а Ка­тю­ша о сво­ем го­рест­ном мла­ден­че­стве ни­че­го не пом­ни­ла — она бы­ла без­за­бот­но счаст­ли­ва! …Я спу­сти­лась с крес­ла и, на­тя­нув за шир­моч­кой юб­ку, под­се­ла к сто­лу. Док­тор что-то быст­ро пи­сал в кар­те. — Что-то се­рьез­ное? — спро­си­ла. — У ме­ня двое де­тей, я долж­на жить, — и, не вы­дер­жав, всхлип­ну­ла. Док­тор вдруг от­ло­жил руч­ку, от­ки­нул­ся на спин­ку и уста­вил­ся на ме­ня. — Да вы что, ма­ма­ша! Что зна­чит, «жить»? Не про­сто жить, а дол­го и счаст­ли­во: при­бав­ле­ние гря­дет. Вы бе­ре­мен­ны — и, по­хо­же, двой­ней! …Вот уже три ме­ся­ца, как Ми­тюш­ка и Ка­тюш­ка не но­сят­ся по квартире с шу­мом. Те­перь они хо­дят на цы­поч­ках, и лишь ино­гда мол­ча де­рут­ся за пра­во ука­чи­вать Саш­ку и Паш­ку, на­ших но­во­рож­ден­ных близ­не­цов.

Ма­лыш­ку я за­бра­ла сразу, как уви­де­ла, а о том, что­бы взять Ми­тю, раз­ду­мы­ва­ла

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.