Изменила и не жа­лею

Свет­ла­на, 33 го­да Мы с Ар­те­мом по­же­ни­лись по люб­ви, но че­рез пять лет она, по­хо­же, угас­ла. Кро­ме сво­е­го ве­ло­си­пе­да, муж ни­че­го не за­ме­чал, да­же ме­ня...

Istorii Iz Zhizni - - Начать Сначала -

Яво­шла в квар­ти­ру и осто­рож­но при­кры­ла за со­бой дверь — за­мок пре­да­тель­ски клац­нул. За­мер­ла, при­слу­ши­ва­ясь: ти­ши­на... Сбро­си­ла плащ, туфли и бо­си­ком про­шла в кух­ню. На­ли­ла в круж­ку во­ды, бро­си­ла па­ру ку­би­ков льда и жад­но вы­пи­ла. За­тем по­до­шла к ок­ну и при­сло­ни­лась лбом к хо­лод­но­му стек­лу. Брез­жил рас­свет — на тро­туа­ре ма­я­чи­ла чья-то рас­плы­ва­ю­ща­я­ся тень. Ар­тем? Гу­бы рас­полз­лись в улыб­ке — я вспом­ни­ла его го­ря­чие ру­ки и тя­же­лое те­ло на мне. Гу­бы еще сад­ни­ли по­сле по­це­лу­ев. «Ока­зы­ва­ет­ся, это со­всем не слож­но — из­ме­нить му­жу», — по­ду­ма­ла про се­бя. Вс­пых­нул свет, я обер­ну­лась и в про­еме две­ри уви­де­ла за­спан­ную Го­ши­ну фи­зио­но­мию. — Све­тик? Доб­рое утро. Ты че­го так ра­но вско­чи­ла? — су­пруг зев­нул, по­до­шел и ткнул­ся в ме­ня влаж­ны­ми гу­ба­ми. — Что зна­чит «ра­но»? — я оже­сто­чен­но стер­ла со ще­ки его по­це­луй. Во­об­ще-то рас­счи­ты­ва­ла на при­страст­ный до­прос, скан­дал, да­же ру­ко­при­клад­ство, ну, в край­нем слу­чае — на мол­ча­ли­вое пре­зре­ние. Но ни­как не на ми­ро­лю­би­вое при­вет­ствие! Го­ша про­тер гла­за и уста­вил­ся на ци­фер­блат на стене: — Толь­ко шесть ча­сов, а ты уже при пол­ном па­ра­де! Твой Аб­ра­мыч, по­хо­же, со­всем с ка­ту­шек съе­хал — объ­яви­те ему, в кон­це кон­цов, за­ба­стов­ку! Аб­ра­мыч — это мой на­чаль­ник. Он не то что­бы ти­ран, ско­рее са­мо­дур. По­сле то­го как же­на ро­ди­ла ему двой­ню, шеф за­вел при­выч­ку при­хо­дить на ра­бо­ту на час рань­ше, а ухо­дить — на два поз­же. Это, ко­неч­но, его лич­ное де­ло, од­на­ко он тре­бо­вал то­го же са­мо­го от сво­их под­чи­нен­ных. — Ко­фе уже пи­ла? — Го­ша сно­ва ши­ро­ко зев­нул. — Ес­ли нет, то на ме­ня то­же рас­счи­ты­вай. И мо­ло­ка по­боль­ше до­бавь! — крик­нул он уже из ду­ша под шум во­ды. Ка­пец! Ну и ну! По­хо­же, муж да­же не за­ме­тил, что я се­год­ня во­об­ще не но­че­ва­ла до­ма! По­жа­луй, это да­же ху­же, чем мол­ча­ли­вое пре­зре­ние. Мы с Го­шей по­же­ни­лись пять лет на­зад, а до это­го про­жи­ли в сво­бод­ном по­ле­те го­да два — ито­го семь с хво­сти­ком. Что там пси­хо­ло­ги го­во­рят про се­ми­лет­ний по­рог: клю­че­вой кри­зис се­мей­ных от­но­ше­ний? У нас с Го­шей ни­ка­ко­го кри­зи­са не бы­ло — наоборот, пол­ный штиль и солн­це в небе. Соб­ствен­но, как не бы­ло уже и са­мих от­но­ше­ний... Вот толь­ко бла­го­вер­ный, увле­чен­ный со­бой и сво­им ве­ло­си­пе­дом, это­го не хо­тел за­ме­чать. Ко­гда-то, пред­ставь­те, я да­же гор­ди­лась тем, что муж все сво­бод­ное вре­мя про­во­дит не ве­ло­тре­ке и в тре­на­жер­ном за­ле: не пьет, не гу­ля­ет, с му­жи­ка­ми в пив­ба­рах не за­ви­са­ет — вот, мол, за­ви­дуй­те, ба­бонь­ки! Но вско­ре его хобби пре­вра­ти­лось в на­сто­я­щую ма­нию. Хо­тя, мо­жет, Го­ша все­гда был ве­ло­ма­нья­ком — про­сто я это­го не по­ни­ма­ла? Пер­вый раз ме­ня из­ряд­но тру­ха­ну­ло, ко­гда од­на­жды, еще на за­ре на­шей стра­сти, в раз­гар лю­бов­ной пре­лю­дии лю­би­мый вдруг от­ки­нул­ся на спи­ну, на­тя­нул на се­бя про­сты­ню и глу­бо­ко­мыс­лен­но про­из­нес: — У ме­ня зав­тра кон­троль­ный про­бег — я дол­жен бе­речь си­лы.

Не­уже­ли муж так и не по­нял, что но­чью ме­ня не бы­ло? А я го­то­ви­лась к ссо­ре

Ты же бу­дешь гор­дить­ся, ес­ли я по­ка­чу в бре­ве­те? — и, зев­нув, раз­вер­нул­ся ко мне спи­ной. — Я уже гор­жусь тобой, до­ро­гой, — не без ехид­ства за­ме­ти­ла, но муж, по­хо­же, мо­ей иро­нии не уло­вил и не оце­нил. Вот так мы и жи­ли: я це­лый день — на ра­бо­те, ве­че­ра­ми на кухне или пе­ред ком­пью­те­ром, по вы­ход­ным и в от­пуск — с по­дру­га­ми, а Го­ша все сво­бод­ное вре­мя про­во­дил в об­ним­ку с ро­га­тым дру­гом — ве­ло­си­пе­дом. Пер­вые го­ды я тер­пе­ли­во вы­слу­ши­ва­ла его еже­ве­чер­ние от­че­ты о на­кру­чен­ных ки­ло­мет­рах и на­ра­щен­ных мыш­цах. А по­том мне все это осто­чер­те­ло. Сколь­ко раз пы­та­лась втя­нуть су­пру­га в ре­аль­ную жизнь, увлечь ки­но или тус­ней с дру­зья­ми — он по­кор­но сле­до­вал за мной, но при этом его фи­зио­но­мия вы­ра­жа­ла та­кое уны­ние, что мне за­ча­стую при­хо­ди­лось из­ви­нять­ся пе­ред окру­жа­ю­щи­ми. В кон­це кон­цов мы ста­ли су­ще­ство­вать ря­дом, но в па­рал­лель­ных ми­рах. И по но­чам я пус­ка­ла в по­душ­ку сле­зы под до­воль­ный Го­шин храп... Это был тра­ди­ци­он­ный пят­нич­ный по­ход в клуб с по­дру­га­ми. В про­грам­ме зна­чи­лось вы­ступ­ле­ние ка­кой-то за­ез­жей звез­ды, что пред­по­ла­га­ло ве­се­лье и тан­цы. Я си­де­ла у бар­ной стой­ки, пы­та­ясь вы­зво­нить су­пру­га и пре­ду­пре­дить его, что вер­нусь позд­но. Он ни­как не ре­а­ги­ро­вал — оче­вид­но, сно­ва кру­тил пе­да­ли где­ни­будь на трас­се. — Не от­ве­ча­ют? — участ­ли­во кив­нул бар­мен, ме­то­дич­но на­ти­рая до блес­ка бо­ка­лы. — Мне ка­жет­ся, муж не за­ме­тит, ес­ли да­же из­ме­ню ему, — в серд­цах по­жа­ло­ва­лась я. — А вы про­бо­ва­ли? — без­раз­лич­но­уста­ло по­ин­те­ре­со­вал­ся па­рень. Слов­но в продолжение на­ше­го раз­го­во­ра за мо­ей спи­ной неожи­дан­но про­зву­ча­ло: — Вы од­на? Раз­ре­ши­те уго­стить? — сим­па­тич­ный мо­ло­дой муж­чи­на улы­бал­ся, гля­дя мне в гла­за. — Да вы что! — вспых­ну­ла я. — Вы ме­ня не за ту при­ня­ли, — ру­мя­нец за­лил ще­ки. — То­гда да­вай­те зна­ко­мить­ся, — рас­сме­ял­ся он. — Ар­тем. — Свет­ла­на, — зачем-то от­ве­ти­ла незна­ком­цу. Он сел ря­дом на сво­бод­ный стул, и у нас за­вя­зал­ся раз­го­вор. Ар­тем был же­нат, жил в дру­гом го­ро­де, сю­да же при­е­хал на несколь­ко дней в ко­ман­ди­ров­ку. — Нео­хо­та бы­ло ве­чер ко­ро­тать в го­сти­ни­це — ре­шил за­гля­нуть в бар. А вы мест­ная? Не хотите про­сто прой­тись? Рас­ска­же­те мне о го­ро­де, о се­бе… До сих пор не пой­му, по­че­му до­ве­ри­лась это­му незна­ком­цу. Я ведь ви­де­ла его пер­вый и по­след­ний раз в жиз­ни! По­жа­луй, имен­но по­это­му: не ис­пы­ты­ва­ла пе­ред ним ни сты­да, ни нелов­ко­сти — он был как при­зрак: ту­ман рас­се­ет­ся, и со­бе­сед­ник ис­чез­нет вме­сте со все­ми мо­и­ми тай­на­ми. Я по­ве­да­ла Ар­те­му неве­се­лую ис­то­рию сво­ей се­мей­ной жиз­ни. — По­че­му вы про­сто не раз­ве­де­тесь? — уди­вил­ся он. — У нас нет фор­маль­но­го по­во­да, — рас­сме­я­лась я. — Так в чем же де­ло? Соз­дай­те его, — Ар­тем при­тя­нул ме­ня к се­бе и стал це­ло­вать. Го­ря­чая вол­на же­ла­ния раз­ли­лась по все­му те­лу. «Бы­ла не бы­ла...» — по­ду­ма­ла я, от­ве­чая на его при­зыв. Оста­ток но­чи мы про­ве­ли в го­сти­нич­ном но­ме­ре, за­ни­ма­ясь лю­бо­вью. Я бы­ла счаст­ли­ва: сно­ва чув­ство­ва­ла се­бя же­лан­ной и при­вле­ка­тель­ной. Про­ща­ясь у подъ­ез­да мо­е­го до­ма, муж­чи­на про­из­нес: — Ты по­тря­са­ю­щая жен­щи­на — не поз­во­ляй му­жу уни­жать те­бя без­раз­ли­чи­ем. Сло­ва Ар­те­ма за­стря­ли в го­ло­ве. …Го­ша, в ха­ла­те и с мок­рой го­ло­вой, плюх­нул­ся за стол: — Ко­фе го­тов? — нетер­пе­ли­во по­ин­те­ре­со­вал­ся он. — Нет — сам се­бе сва­ришь, — и, ре­шив, что не сто­ит даль­ше тя­нуть ре­зи­ну, со­об­щи­ла му­жу: — Я ухо­жу от те­бя, по­даю на раз­вод. — Но по­че­му? — по­блед­нел Го­ша. — Что я сде­лал? — Ни­че­го, это я изменила те­бе. — Дав­но?! — за­нерв­ни­чал он. — Се­год­ня но­чью, ми­лый, три ча­са на­зад! Че­рез ме­сяц нас раз­ве­ли. Те­перь я од­на — и по­ка ни­ко­го не встре­ти­ла. Но ни о чем не жа­лею — я жи­ву ожи­да­ни­ем люб­ви.

До­ве­ри­лась Ар­те­му и рас­ска­за­ла о сво­ем бра­ке: незна­ко­мец вы­слу­ша­ет и за­бу­дет

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.