МИР ДЛЯ ДВО­ИХ ЯБ­ЛО­КИ ПОД ДОЖДЕМ

В де­вя­том клас­се я да­же влю­би­лась в Пе­тю, но он окон­чил шко­лу рань­ше и ку­да-то про­пал. А те­перь вдруг эта встреча...

Istorii Iz Zhizni - - Front Page -

Прос­ну­лась еще до рас­све­та — неожи­дан­но, буд­то вы­ныр­ну­ла из глу­бо­кой во­ды, хва­тая воз­дух ртом, и толь­ко спу­стя ми­ну­ту по­ня­ла, что ме­ня раз­бу­ди­ло — яб­ло­ки. Ра­но по­спев­шие в этом го­ду, на­ли­тые слад­ким со­ком, они яр­ко-крас­ны­ми кап­ля­ми сы­па­лись со ста­ро­го вет­ви­сто­го де­ре­ва, глу­хо сту­ча по ши­фер­ной кры­ше по­лу­раз­ва­лив­ше­го­ся са­рая. В пред­рас­свет­ной ти­шине спя­ще­го до­ма я ле­жа­ла в кро­ва­ти, ду­мая о том, как пе­ре­жить еще один день... Лю­ди не по­ни­ма­ли, что их сло­ва де­ла­ют толь­ко ху­же, но в этом не бы­ло их ви­ны. — Со­чув­ствую... — Го­ре-то ка­кое, ма­лень­кий сы­ниш­ка, как же ты те­перь од­на?.. — По­ду­мать толь­ко, та­кой мо­ло­дой, со­рок лет все­го... Я веж­ли­во вы­слу­ши­ва­ла все эти при­чи­та­ния — с при­мерз­шим к ли­цу вы­ра­же­ни­ем пе­ча­ли и ост­рым чув­ством нере­аль­но­сти про­ис­хо­дя­ще­го. Мно­гие вос­при­ни­ма­ли эту мою оце­пе­не­лость за добрый знак и го­во­ри­ли, что я «хо­ро­шо дер­жусь». Мо­жет, дей­стви­тель­но хо­ро­шо дер­жа­лась, не знаю. Мы с Ва­ней дав­но не бы­ли влюб­лен­ной па­рой — ско­рее дру­зья­ми, вме­сте рас­тив­ши­ми сы­на. По­это­му, ко­гда рак же­луд­ка в ито­ге сде­лал свое чер­ное де­ло, я не ре­ве­ла бе­лу­гой, не про­би­ва­ла ку­ла­ка­ми сте­кол и не на­пи­ва­лась вдрызг. Но ино­гда неожи­дан­но го­ре на­ка­ты­ва­ло вол­на­ми, так что на­чи­на­ла за­ды­хать­ся, и ду­шу охва­ты­ва­ла та­кая за­уныв­ная тос­ка, что с тру­дом ве­ри­лось, буд­то все мо­жет быть как преж­де. — Мо­жет, те­бе взять Ни­кит­ку и уехать к ро­ди­те­лям? — че­рез со­рок дней по­сле по­хо­рон пред­ло- жи­ла Ира, моя стар­шая сест­ра. Мы все­гда го­во­ри­ли «по­ехать к ро­ди­те­лям», хоть име­ли в ви­ду лишь опу­стев­ший дом в род­ном се­ле — от­ца не ста­ло пять лет на­зад, ма­ма без него про­дер­жа­лась толь­ко год. — Мне ведь на ра­бо­ту... — Ни­че­го страш­но­го, — от­мах­ну­лась Ири­на. — Что они, не пой­мут, на ра­бо­те-то? Те­бе необ­хо­ди­мо сме­нить об­ста­нов­ку, по­быть на све­жем воз­ду­хе. Я по­ду­ма­ла: а и вправ­ду, сест­ра де­ло го­во­рит. Мне са­мой хо­те­лось уехать — по­даль­ше от при­зра­ка утра­ты, по­се­лив­ше­го­ся в на­шей квар­ти­ре и за­став­ляв­ше­го хо­дить на цы­поч­ках, го­во­рить ше­по­том и ис­пу­ган­но за­жи­мать рот ла­до­нью, ес­ли вне­зап­но вы­ры­вал­ся сме­шок. По­это­му я со­бра­ла в ста­рую до­рож­ную сум­ку ве­щи, на­пи­са­ла за­яв­ле­ние за

Го­во­ри­ли, я хо­ро­шо дер­жа­лась, но го­ре ино­гда на­ка­ты­ва­ло тя­же­лы­ми вол­на­ми

свой счет и уеха­ла в се­ло — на па­ру недель. И оста­лась... От­цве­ли по­след­ние ме­ся­цы вес­ны, про­ле­те­ло ле­то, а я все ни­как не мог­ла за­ста­вить се­бя вернуться в го­род. Да и Ни­ки­те нра­ви­лось здесь — он по­дру­жил­ся с мест­ной ре­бят­ней, все ле­то про­вел на све­жем воз­ду­хе — ово­щи, яго­ды, мо­ло­ко, тво­рог до­маш­ний... На­бе­га­ет­ся и на­иг­ра­ет­ся до упа­ду, ко­гда от голода уже со­сет под ло­жеч­кой, а по­том не гля­дя ме­тет все, что даю. Он с каж­дым днем все ре­же спра­ши­вал об от­це. Про­фес­сия кор­рек­то­ра поз­во­ля­ла мне ра­бо­тать уда­лен­но, и по­то­му я по­ка не ду­ма­ла о том, что ко­гда-то при­дет­ся воз­вра­щать­ся в шум­ный тре­вож­ный го­род, хищ­но кла­ца­ю­щий зу­ба­ми, в оди­но­че­ство хо­лод­ных бе­тон­ных кле­ток. А ко­гда встре­ти­ла Пет­ра, мысль о воз­вра­ще­нии ста­ла при­чи­нять по­чти фи­зи­че­скую боль. Мы по­чти раз­ми­ну­лись на сту­пень­ках мест­но­го ма­га­зин­чи­ка, ко­гда муж­чи­на вдруг обер­нул­ся мне вслед: — Ве­ро­ни­ка, не­уже­ли ты? — Пе­тя?! — я ед­ва узна­ва­ла в сим­па­тич­ном незна­ком­це быв­ше­го од­но­класс­ни­ка. Сре­ди рез­вых, лов­ких и зу­ба­стых маль­чи­шек-од­но­го­док, де­лив­ших вре­мя меж­ду фут­бо­лом, дев­чон­ка­ми и дис­ко­те­ка­ми, Пе­тя вы­де­лял­ся тем, что лю­бил впле­тать в обыч­ный раз­го­вор сло­ва вро­де «опро­мет­чи­вый» и «тле­твор­ный», и по­то­му да­же в ком­па­нии ро­вес­ни­ков вы­гля­дел неук­лю­же, слов­но за­бред­ший в пе­соч­ни­цу вз­рос­лый. В клас­се де­вя­том, на­вер­ное, я бы­ла да­же влюб­ле­на в него, но па­рень окон­чил шко­лу рань­ше нас всех, пе­ре­ско­чив де­ся­тый класс, и боль­ше мы не ви­де­лись. Те­перь его бы­ло не узнать: из дол­го­вя­зо­го неук­лю­же­го под- рост­ка вы­рос в хо­ро­шо сло­жен­но­го улыб­чи­во­го муж­чи­ну, из­лу­чав­ше­го уве­рен­ность в се­бе. — Рад те­бя встре­тить! Вы­гля­дишь пре­крас­но... При­е­ха­ла по­го­стить? — Да я уже пол­го­да «го­щу» тут, — улыб­ну­лась я. — А ты? — При­е­хал неде­лю на­зад, но, ду­маю, за­дер­жусь. Мать бо­ле­ет, ей по­мощь по хо­зяй­ству нуж­на. — По­нят­но, — сдер­жан­но кив­ну­ла я. — Пе­ре­да­вай ей при­вет. — А при­хо­ди се­год­ня ве­че­ром к нам в го­сти, — неожи­дан­но пред­ло­жил Петр. — Ма­ма ра­да бу­дет, она о те­бе спра­ши­ва­ла. — Да ну... Как-то неудоб­но, — за­мя­лась я. — А твоя же­на не бу­дет про­тив? — Бы­ла бы, ес­ли бы мы не раз­ве­лись че­ты­ре го­да на­зад, — ши­ро­ко улыб­нул­ся муж­чи­на. Ве­че­ром, при­го­то­вив яб­лоч­ный пи­рог, я по­зва­ла Ни­ки­ту, и мы от­пра­ви­лись в го­сти — Пе­тя жил на со­сед­ней ули­це. Ма­ма быв­ше­го од­но­класс­ни­ка встре­ти­ла нас ра­душ­но и дол­го во­зи­лась с Ни­кит­кой, все се­туя, что един­ствен­ный сын так и не удо­су­жил­ся по­ра­до­вать ее вну­ча­та­ми. А ко­гда по­жи­лая жен­щи­на, со­слав­шись на уста­лость, по­шла от­ды­хать, а сын при­тих у те­ле­ви­зо­ра, Пе­тя вдруг про­сто ска­зал, на­кры­вая мою ла­донь сво­ею. — Я слы­шал о смер­ти тво­е­го му­жа. Со­чув­ствую. Я вздрог­ну­ла: с са­мой Ва­ни­ной смер­ти ни­кто так не при­ка­сал­ся ко мне — теп­ло, по-дру­же­ски. И я, буд­то без­дом­ный пес, из­го­ло­дав­ший­ся по любви, ощу­ти­ла, как из глу­би­ны мо­ей уста­лой и оце­пе­нев­шей от го­ря ду­ши вне­зап­но рва­ну­ло на­ру­жу убеж­де­ние, что все от­ныне бу­дет хо­ро­шо. Гла­за за­щи­па­ло — пре­да­тель­ская вла­га го­то­ва бы­ла ри­нуть­ся на­ру­жу. И лишь уси­ли­ем во­ли уда­лось ее оста­но­вить. — Зав­тра мы пла­ни­ру­ем яб­ло­ки в са­ду со­би­рать, — вы­па­ли­ла я. — При­дешь? — Да, — про­сто от­ве­тил Пе­тя. А по­том он про­во­жал нас домой, неся на ру­ках спя­ще­го Ни­ки­ту. Су­хие опав­шие ли­стья шур­ша­ли под но­га­ми, и на ду­ше отчего-то бы­ло хо­ро­шо-хо­ро­шо. Я уло­жи­ла сы­на, по­до­ткну­ла оде­я­ло и ти­хонь­ко при­кры­ла дверь в его ком­на­ту. За­ми­рая от непо­нят­но­го, на­хлы­нув­ше­го неожи­дан­но и пу­га­ю­ще­го но­виз­ной ощу­ще­ния, вы­шла на ве­ран­ду. Пе­тя не ушел. Он рас­се­ян­но ли­стал тол­стый спра­воч­ник са­до­во­да­лю­би­те­ля, и бы­ло за­мет­но, что мыс­ли его да­ле­ко, а ру­ки, пе­ре­би­ра­ю­щие слип­ши­е­ся стра­ни­цы кни­ги, слег­ка дро­жа­ли. Я на­ли­ла в вы­со­кие ста­ка­ны до­маш­не­го ви­на, и мы се­ли ря­дыш­ком на кры­леч­ке. Во­круг сгу­ща­лись су­мер­ки, воз­дух стал тя­же­лым, влаж­ным, и вот пер­вые кап­ли до­ждя упа­ли на же­стя­ной ко­зы­рек. — Вот и со­бра­ли яб­ло­ки, — усмех­ну­лась я. — Не­бось, зав­тра це­лый день бу­дет лить. — Я возь­му зонт, — ска­зал Пе­тя. — Кро­ме то­го, со­би­рать яб­ло­ки под дождем — здо­ро­во. Я по­вер­ну­лась к нему и ста­ла всмат­ри­вать­ся в су­мер­ках в сме­ю­щи­е­ся гла­за. — Ты ко­гда-то уже де­лал так? — ти­хо спро­си­ла. — Нет, — так же ти­хо от­ве­тил он. — Но очень хо­тел бы по­про­бо­вать. С то­бой... И мы еще дол­го си­де­ли на крыль­це, слу­шая, как дождь сту­чит по ко­зырь­ку и под­окон­ни­кам, ба­ра­ба­нит по лист­ве в са­ду. Пом­ню, как нена­ви­де­ла этот звук, бу­дучи ре­бен­ком: я тер­петь не мог­ла осень, ко­то­рая ас­со­ци­и­ро­ва­лась с уче­бой, сы­ро­стью, рас­кис­шей от до­ждей до­ро­гой, по ко­то­рой еже­днев­но мы с сест­рой до­би­ра­лись до сель­ской шко­лы. Од­на­ко сей­час бы­ла ра­да слы­шать этот зна­ко­мый стук — слов­но встре­тив ста­ро­го дру­га, ко­то­ро­го не ви­де­ла мно­го лет, я си­де­ла на ста­ром скри­пу­чем кры­леч­ке и впер­вые за дол­гое вре­мя чув­ство­ва­ла се­бя сно­ва живой.

Пе­тя оклик­нул ме­ня по име­ни, и толь­ко то­гда я ста­ла узна­вать зна­ко­мые чер­ты

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.