«Он муд­ро­сти пе­вец»: Омар Хай­ям

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Об­раз ве­ли­ко­го по­эта Во­сто­ка Ома­ра Хай­я­ма ове­ян ле­ген­да­ми, его био­гра­фия пол­на за­га­док. В на­шем ми­ре он наи­бо­лее известен как соз­да­тель чет­ве­ро­сти­ший – ру­баи К то по­нял жизнь, тот боль­ше не спе­шит – Сма­ку­ет каж­дый миг и на­блю­да­ет, Как спит ре­бе­нок, мо­лит­ся ста­рик, Как дождь идет и как сне­жин­ки та­ют – раз­ве не ак­ту­аль­ны и сей­час эти муд­рые сло­ва?

Юный фи­ло­соф

Се­мья у Ома­ра бы­ла креп­кая, ра­бо­тя­щая, отец и дед его про­ис­хо­ди­ли из древ­не­го ро­да ре­мес­лен­ни­ков. Па­рень умел ра­бо­тать из­ме­ри­тель­ны­ми ин­стру­мен­та­ми, за­смат­ри­вал­ся на звез­ды, де­лая вы­чис­ле­ния в уме и на бу­ма­ге. Он со­ста­вил точ­ный ка­лен­дарь, и сей­час ис­поль­зу­е­мый в Иране. Да­вал аст­ро­ло­ги­че­ские со­ве­ты для каж­до­го зна­ка зо­ди­а­ка. К вось­ми го­дам Омар про­чи­тал и изу­чил свя­щен­ную кни­гу му­суль­ман – Ко­ран. Мно­гим не хва­та­ло для это­го всей жиз­ни. Ре­бен­ком он по­ра­жал рас­су­ди­тель­но­стью, по­зна­ни­я­ми в ал­геб­ре и аст­ро­но­мии. Учителя уди­ви­лись: вос­пи­тан­ник пре­взо­шел их! В две­на­дцать Омар был од­ним из луч­ших в во­сточ­ном уни­вер­си­те­те – мед­ре­се, а в шест­на­дцать по­лу­чил ква­ли­фи­ка­цию вра­ча. Ме­ди­ци­на ма­ло ин­те­ре­со­ва­ла юно­шу, меч­тав­ше­го за­ни­мать­ся фи­ло­со­фи­ей. А по­том слу­чи­лось несча­стье – он по­те­рял обо­их родителей, умер­ших во вре­мя эпи­де­мии. Цен­траль­ную Азию в то вре­мя завоевали сель­д­жу­ки, за­хва­тив­шие тер­ри­то­рии Тур­ции, Ира­на и Ира­ка. По­гиб­ло мно­го лю­дей. Мо­ло­дой че­ло­век тя­же­ло пе­ре­жил эти лич­ные и го­су­дар­ствен­ные тра­ге­дии. Ему уда­лось про­дать от­цов­ский дом, па­ла­точ­ную ма­стер­скую и от­пра­вить­ся из род­но­го Ни­ша­пу­ра в Иране в при­знан­ный на­уч­ный центр Древ­не­го Во­сто­ка – Са­мар­канд (сей­час – в Уз­бе­ки­стане). По­сле несколь­ких пуб­лич­ных вы­ступ­ле­ний юно­го фи­ло­со­фа сде­ла­ли учи­те­лем-на­став­ни­ком: он уже мог сам учить дру­гих. Лю­ди, да­же стар­шие по воз­рас­ту, об­ра­ща­лись к нему за со­ве­том. Вско­ре Омар про­слыл ум­ней­шим че­ло­ве­ком в сво­ей стране.

И ве­ли­кий уче­ный Коль день про­шел, о нем не вспо­ми­най, Пред днем гря­ду­щим в стра­хе не сте­най, О бу­ду­щем и про­шлом не пе­чаль­ся, Се­го­дняш­не­му сча­стью це­ну знай! – пи­сал муд­рец.

Са­мар­канд встре­тил мо­ло­до­го уче­но­го роскошью са­дов, во­сточ­ных двор­цов и про­хла­дой ис­кус­но со­здан­ных фон­та­нов и ары­ков. Омар про­во­дил мно­го вре­ме­ни в биб­лио­те­ках. Ему по­кро­ви­тель­ство­вал об­ра­зо­ван­ный и про­грес­сив­ный го­род­ской су­дья Абу Та­хир. Хай­ям вел стран­ству­ю­щий об­раз жиз­ни, ни­где не за­дер­жи­ва­ясь по­дол­гу. Пе­ре­брав­шись в Бу­ха­ру, ис­сле­до­вал та­мош­ние кни­го­хра­ни­ли­ща и на­пи­сал несколь­ко трак­та­тов по ма­те­ма­ти­ке. В ирак­ском го­ро­де Ис­фахане его при­гла­си­ли ко дво­ру сул­та­на Ме­лик-ша­ха. На неко­то­рое вре­мя Хай­ям стал ду­хов­ным на­став­ни­ком пра­ви­те­ля. Ле­ген­дар­ный уче­ный и фи­ло­соф сде­лал от­кры­тия во мно­гих об­ла­стях на­у­ки – ис­то­рии,

ма­те­ма­ти­ке, аст­ро­но­мии, тео­ло­гии, ли­те­ра­ту­ре. Ка­за­лось, его ин­те­ре­со­ва­ло все на све­те. Он на­пи­сал да­же кни­гу ку­ли­нар­ных ре­цеп­тов. Вы­ска­зы­ва­ния муд­ре­ца дав­но ста­ли афо­риз­ма­ми, пе­ре­из­да­ют­ся, ис­поль­зу­ют­ся в ли­те­ра­ту­ре и в по­все­днев­ной жиз­ни. Дер­жись за миг – ведь он не по­вто­рит­ся, Как ты и сам не по­вто­ришь­ся в нем.

За­гад­ка муд­ре­ца

Мно­го­чис­лен­ные та­лан­ты, ка­за­лось, не мог­ли при­над­ле­жать од­но­му че­ло­ве­ку. По­яви­лась да­же вер­сия о том, что та­ко­го муд­ре­ца во­об­ще не бы­ло на све­те и под об­щим име­нем скры­ва­лись несколь­ко лю­дей. Од­на­ко уче­ные на­шли до­ка­за­тель­ства, что Омар Хай­ям – не миф, а ре­аль­но су­ще­ство­вав­ший че­ло­век. Точ­но не из­вест­но, сколь­ко книг и на­уч­ных тру­дов при­над­ле­жат его пе­ру. Де­ло в том, что муд­рость Хай­я­ма по­чи­та­лась са­мим сул­та­ном, и по­эт не под­вер­гал­ся при­тес­не­ни­ям, ссыл­кам и до­про­сам. Че­го нель­зя бы­ло ска­зать о дру­гих. По­то­му мно­гие фи­ло­со­фы то­го вре­ме­ни, бо­ясь на­ка­за­ний, при­пи­сы­ва­ли свои «кра­моль­ные» сти­хи ему уже по­сле кон­чи­ны мыс­ли­те­ля. До­ка­за­но, что сам Хай­ям на­пи­сал око­ло 300 про­из­ве­де­ний. В на­уч­ных кру­гах до сих пор дис­ку­ти­ру­ют об ав­тор­стве при­пи­сы­ва­е­мых ему пя­ти ты­сяч сти­хо­тво­ре­ний. Не пре­да­вай дру­зей, их не за­ме­нишь, И не те­ряй лю­би­мых – не вер­нешь, Не лги се­бе – со вре­ме­нем про­ве­ришь, Что этой ло­жью се­бя ты пре­да­ешь. Су­ще­ству­ет ле­ген­да и о том, что Хай­я­му пред­ло­жи­ли управ­лять го­ро­дом, но он от­ка­зал­ся, ска­зав, что ли­шен вла­сти над людь­ми. За­то со­гла­сил­ся воз- гла­вить об­сер­ва­то­рию. В ма­те­ма­ти­ке Омар со­здал труд по ана­ли­зу тео­рии Эв­кли­да и ав­тор­скую си­сте­му ре­ше­ния квад­рат­ных и ку­би­че­ских урав­не­ний. Боль­ше все­го Хай­ям лю­бил рас­суж­дать о бо­ге, смыс­ле жиз­ни и о любви. Лю­бов­ные пес­ни в ори­ги­наль­ных, со­здан­ных им и ни­кем не пре­взой­ден­ных чет­ве­ро­сти­ши­ях – ру­баи – ча­сто бы­ва­ли по­ляр­ны­ми: от вос­хи­ще­ния прекрасной на­я­дой до гру­сти о по­ло­ман­ной без­от­вет­ным чув­ством судь­бе. Го­ре сердцу, ко­то­рое льда хо­лод­ней, Не пы­ла­ет лю­бо­вью, не зна­ет о ней. О жен­щи­нах ав­тор от­зы­вал­ся по-во­сточ­но­му ви­ти­е­ва­то, с глу­бо­ким ува­же­ни­ем. Пре­крас­ный пол, счи­тал древ­ний муд­рец, на­до лю­бить и це­нить, для муж­чи­ны лю­би­мая жен­щи­на – выс­шая цен­ность. И лю­бовь, и друж­бу он про­воз­гла­шал ве­ли­ким да­ром, дан­ным не каж­до­му:

Я ду­маю, что луч­ше оди­но­ким быть, Чем жар ду­ши ник­чем­но­му да­рить, Бес­цен­ный дар от­дав ко­му по­па­ло, Род­но­го встре­тив, не су­ме­ешь по­лю­бить.

«Я спря­тал свою ис­ти­ну...»

Муж­чи­на, пи­сав­ший о любви к жен­щине так чув­ствен­но и про­ник­но­вен­но, ча­сто влюб­лял­ся в во­сточ­ных кра­са­виц. Но ни с од­ной не свя­зал се­бя уза­ми бра­ка и не оста­вил на­след­ни­ков. Он всю жизнь бо­ял­ся го­не­ний и счи­тал, что же­на и де­ти не впи­сы­ва­ют­ся в об­раз жиз­ни сред­не­ве­ко­во­го воль­но­дум­ца-уче­но­го, ко­то­ро­го в лю­бой мо­мент мог­ли об­ви­нить в кол­дов­стве и бо­го­хуль­стве и да­же каз­нить. Он с пре­не­бре­же­ни­ем от­но­сил­ся к ре­ли­ги­оз­ным ри­ту­а­лам и пра- ви­лам, все­гда пред­по­чи­тая слу­шать лишь свое серд­це. По­сле смер­ти по­кро­ви­те­лей – сул­та­на и ви­зи­ря – у Хай­я­ма ото­бра­ли ти­ту­лы и жа­ло­ва­нье. Вер­нув­шись в род­ной го­род, по­след­ние го­ды жиз­ни он про­вел в из­гна­нии и нуж­де. Мно­гие ученики и по­сле­до­ва­те­ли по­ки­ну­ли его. Уче­ный от­но­сил­ся ко все­му с фи­ло­соф­ским спо­кой­стви­ем. Из жиз­ни ушел, при­ни­мая происходящее как долж­ное. Сам вы­брал вре­мя смер­ти. Пе­ре­стал есть и пить. Про­вел день в мо­лит­вах и чте­нии трак­та­та Ави­цен­ны, ко­то­ро­го очень по­чи­тал, за­тем за­крыл кни­гу и ска­зал: «По­зо­ви­те пра­вед­ных, что­бы я про­из­нес свое за­ве­ща­ние». Сде­лал рас­по­ря­же­ния, со­вер­шил ри­ту­аль­ное омо­ве­ние, лег и скон­чал­ся. Ему бы­ло 83 го­да. Хо­лод­ной ду­май го­ло­вой Ведь в жиз­ни все за­ко­но­мер­но, Зло, из­лу­чен­ное то­бой, К те­бе вер­нет­ся непре­мен­но, – за­ве­щал по­том­кам муд­рец. «Я спря­тал свою ис­ти­ну за се­мью пе­ча­тя­ми», – на­пи­сал фи­ло­соф в од­ном из трак­та­тов. До сих пор уче­ные рас­шиф­ро­вы­ва­ют его до­шед­шие до нас за­пи­си, чер­те­жи и таб­ли­цы и на­хо­дят мно­го за­га­док. Ин­те­рес­но, что про­шли сто­ле­тия, преж­де чем лич­ность Ома­ра Хай­я­ма ста­ла из­вест­ной за пре­де­ла­ми му­суль­ман­ско­го ми­ра. В 19 ве­ке ан­глий­ский уче­ный Эд­вард Фиц­д­же­ральд слу­чай­но об­на­ру­жил тет­радь с за­пи­ся­ми пер­сид­ско­го по­эта, стал пе­ре­во­дить и был удив­лен глу­би­ной мыс­лей во­сточ­но­го муд­ре­ца. Европейские уче­ные дол­го не мог­ли по­ве­рить, что в столь от­да­лен­ные вре­ме­на на Во­сто­ке мог жить, тво­рить и пи­сать та­кие ве­щи на­столь­ко вы­да­ю­щий­ся че­ло­век.

ве­ли­кий по­эт, уче­ный, фи­ло­соф и муд­рец (1048–1131) Омар Хай­ям Ми­на­рет Ка­лян

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.