Еще од­но сло­веч­ко

Оль­га, 58 лет Те­тя Зи­на жи­вет в цен­тре го­ро­да, и так как де­лать ста­руш­ке нече­го, це­лы­ми дня­ми тор­чит с би­нок­лем у ок­на...

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Мы с су­пру­гом толь­ко се­ли ужи­нать, ко­гда по­зво­ни­ла те­туш­ка. Я по­смот­ре­ла на экран мо­биль­но­го и вздох­ну­ла: — Это Зи­на­и­да. Из­ви­ни, Се­ре­жа, на­до от­ве­тить. — Во­все нет, — про­вор­чал муж. — Да­вай за­кон­чим есть, а по­том пе­ре­зво­нишь ей. — Лад­но, толь­ко ска­жу, что свя­жусь с ней че­рез два­дцать ми­нут. Я на­жа­ла зе­ле­ную кноп­ку. — Те­тя Зи­на, не мо­гу сей­час го­во­рить, пе­ре­зво­ню те­бе че­рез несколь­ко… — По­че­му это ты не мо­жешь го­во­рить? Вы­шла на пен­сию, у те­бя долж­на быть ку­ча сво­бод­но­го вре­ме­ни, — от­ре­за­ла те­тя. — Да и не за­дер­жу на­дол­го, хо­те­ла ска­зать од­но сло­веч­ко… Слу­шай, ты не пред­став­ля­ешь, ко­го я се­го­дня встре­ти­ла на рын­ке... — на­ча­ла она свое «сло­веч­ко», ко­то­рое пре­вра­ти­лось, как всегда, в сло­вес­ный по­ток. Че­рез пол­ча­са ста­руш­ка за­кон­чи­ла мо­но­лог и по­про­ща­лась, не за­быв на­пом­нить, что я обе­ща­ла ей пе­ре­зво­нить. К то­му вре­ме­ни мой ужин остыл, ап­пе­тит про­пал, а Сер­гей оби­дел­ся. Я вы­мы­ла по­су­ду и по­шла ми­рить­ся. Муж тор­чал за ком­пью­те­ром и сде­лал вид, что не за­ме­ча­ет ме­ня. — Из­ви­ни, но ты зна­ешь те­туш­ку... Она зво­ни­ла бы до по­си­не­ния, по­ка я не взя­ла бы труб­ку. Все рав­но не уда­лось бы по­есть спо­кой­но… Что по­де­лать, ей хо­чет­ся по­го­во­рить... — Знаю, — вздох­нул муж. — Про­сто это уже пя­тый или ше­стой раз она зво­нит, имен­но ко­гда мы ужи­на­ем. А хо­чет­ся спо­кой­но по­есть. Лад­но, что там со­об­щи­ло «Би-би-си»? — пе­ре­вел лю­би­мый раз­го­вор в шут­ку. — Тя­тя го­во­рит, что се­го­дня у гра­до­на­чаль­ни­ка бы­ла ки­тай­ская де­ле­га­ция. И, пред­ставь се­бе, за­шли они не че­рез па­рад­ный вход, а че­рез слу­жеб­ный, по­ни­ма­ешь, о чем я? — Да ты что! Точ­но? Или Зине по­ка­за­лось? Ду­ма­ешь, мэр что-то хи­ми­чит? — до­воль­ный су­пруг уже тя­нул­ся к мо­биль­но­му. — Ай да но­вость! Вид­но, он ре­шил на наш ме­тал­ло­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щий за­вод не объ­яв­лять тен­дер, а по-ти­хо­му до­го­во­рить­ся с ки­тай­ца­ми. По­зво­ню главре­ду, под­бро­шу ему тем­ку. А те­туш­ка сто­про­цент­но уве­ре­на, что это бы­ли ки­тай­цы? — Да, она сво­и­ми гла­за­ми ви­де­ла в би­нокль, — от­ве­ти­ла я, слег­ка сму­тив­шись. — Со­ко­ли­ный глаз у тво­ей те­ти, — с удив­ле­ни­ем при­свист­нул Серж, на­би­рая ше­фа га­зе­ты, в ко­то­рой ра­бо­тал на пол­став­ки. — Ко­неч­но, со­об­ще­ние прав­ди­вое! Да-да, на­зы­вай­те это «хо­ро­шо ин­фор­ми­ро­ван­ным ис­точ­ни­ком», — услы­ша­ла я из кух­ни. Те­тя Зи­на жи­вет в цен­тре на­ше­го го­ро­да, по­это­му в кур­се са­мых зло­бо­днев­ных со­бы­тий. Ок­на ее спаль­ни вы­хо­дят на мэ­рию, а кух­ни — на за­двор­ки го­сти­ни­цы. По­чти весь день те­туш­ка про­во­дит с би­нок­лем и вни­ма­тель­но сле­дит за всем, что про­ис­хо­дит на ожив­лен­ном пя­тач­ке. Бо­лее то­го, в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти зво­нит в со­от­вет­ству­ю­щие служ­бы. Так од­на­жды она ста­ла сви­де­те­лем ограб­ле­ния юве­лир­но­го ма­га­зин­чи­ка в ти­хом пе­ре­скуч­но,

Те­туш­ка по­ва­ди­лась зво­нить как раз в тот мо­мент, ко­гда мы са­ди­лись ужи­нать

ул­ке, при­мы­ка­ю­щем к пло­ща­ди. Ока­за­лось, ка­ме­ры на­блю­де­ния у них па­ру дней не ра­бо­та­ли, и ес­ли бы те­тя Зи­на не за­пи­са­ла но­мер ма­ши­ны, в ко­то­рую сел гра­би­тель, пре­ступ­ле­ние, ско­рее все­го, так и оста­лось бы нерас­кры­тым. Прав­да, сна­ча­ла ста­руш­ка рас­те­ря­лась. Ко­неч­но, не каж­дый день на тво­их гла­зах со­вер­ша­ет­ся ограб­ле­ние. По­ка вор со­би­рал с вит­ри­ны дра­го­цен­но­сти в сум­ку, она в па­ни­ке по­зво­ни­ла мне с во­про­сом: «Что де­лать?» Ну а по­том по мо­е­му со­ве­ту опе­ра­тив­но под­ня­ла на но­ги всю по­ли­цию. И что вы ду­ма­е­те? На вы­ез­де из го­ро­да пат­руль­ные оста­но­ви­ли ма­ши­ну зло­умыш­лен­ни­ка и на­шли на­граб­лен­ное. А несколь­ки­ми неде­ля­ми поз­же те­тя в би­нокль уви­де­ла, как в до­ме че­рез пло­щадь муж­чи­на звер­ски из­би­ва­ет свою же­ну. Тут уж она не рас­те­ря­лась — сра­зу со­об­щи­ла по­ли­ции, не ста­ла на­зва­ни­вать мне с во­про­са­ми. А еще че­рез ка­кое-то вре­мя на­стыр­ная ста­руш­ка вы­яви­ла, что у чи­нов­ни­цы го­род­ской ад­ми­ни­стра­ции ро­ман с из­вест­ным на всю стра­ну по­ли­ти­ком. Она несколь­ко раз на­блю­да­ла, как оба в обе­ден­ный пе­ре­рыв встре­ча­ют­ся у со­сед­не­го до­ма, где, как вы­яс­ни­ла те­туш­ка у мест­ных ба­бу­лек, по­ли­тик снял квар­ти­ру для тай­ных встреч. — Ну что с этим де­лать? — вол­но­ва­лась те­тя по те­ле­фо­ну. — У него же­на, дети, эта да­ма из мэ­рии то­же за­му­жем… — Я не знаю, теть Зин. На­вер­ное, луч­ше не вме­ши­вать­ся в та­кие де­ла. Пусть луч­ше это оста­нет­ся на их со­ве­сти. — Шу­тишь! — воз­му­ти­лась бо­е­вая ба­бу­ля. — Ка­кая со­весть! По­хо­же, у них ее нет. Есте­ствен­но, те­тя Зи­на ре­ши­тель­но вме­ша­лась. Во вре­мя сле­ду­ю­ще­го те­ле­фон­но­го раз­го­во­ра она с гор­до­стью со­об­щи­ла, что ей уда­лось-та­ки раз­лу­чить го­луб­ков, и в лю­бом слу­чае те­перь ее со­весть чи­ста. — Что ты сде­ла­ла? — за­бес­по­ко­и­лась я. — Как те­бе это уда­лось? — При­ко­ло­ла на дверь съем­ной квар­ти­ры ли­сток, в ко­то­ром на­пи­са­ла, что, ес­ли они не пре­кра­тят этот воз­му­ти­тель­ный ро­ман, со­об­щу о нем в га­зе­ту. Еще при­гро­зи­ла предо­ста­вить прес­се ком­про­ме­ти­ру­ю­щие сним­ки, — за­сме­я­лась те­тя. — Они же не зна­ли, что их нет. — Тя­тя, но это ведь чи­стой во­ды шан­таж! — ужас­ну­лась я. — Ну так и что с то­го! За­то сра­бо­та­ло! И се­мьям не при­шлось стра­дать! — па­ри­ро­ва­ла ста­руш­ка. — А пред­ставь, ес­ли бы о ро­мане про­зна­ла прес­са — скан­дал на всю стра­ну, де­ти­шек жал­ко, — вздох­ну­ла те­тя Зи­на. Од­на­ко в по­след­нее вре­мя в жиз­ни го­ро­да не про­ис­хо­ди­ло ни­че­го ин­те­рес­но­го, и Зи­на при­уны­ла. Ее те­ле­фон­ные звон­ки ста­ли на­сто­я­щей пыт­кой, по­то­му что ста­руш­ка ста­ла бес­ко­неч­но дол­го жа­ло­вать­ся на здо­ро­вье и в по­дроб­но­стях опи­сы­ва­ла, что бо­лит, где тя­нет и ку­да стре­ля­ет. По­сле та­ких раз­го­во­ров я са­ма чув­ство­ва­ла се­бя раз­би­той и боль­ной, по­это­му стре­ми­лась как мож­но ско­рее за­кон­чить раз­го­вор, а те­тя, есте­ствен­но, оби­жа­лась. Од­на­жды по­сле оче­ред­ных жут­ких по­дроб­но­стей ка­кой­то бо­ляч­ки я неосмот­ри­тель­но по­со­ве­то­ва­ла ста­руш­ке пой­ти к вра­чу. Как ни стран­но, те­тя Зи­на по­слу­ша­лась. К со­жа­ле­нию, участ­ко­вый как раз на­хо­ди­лась в от­пус­ке, а тот ле­карь, что за­ме­нял ее, вид­но, сту­дент или ин­терн, вы­слу­шав те­туш­ки­ны жа­ло­бы, со­об­щил, что ей вряд ли что-то по­мо­жет. При­хо­дит, мол, та­кой мо­мент, ко­гда на­до о бе­лых та­поч­ках ду­мать. Прав­да, это он про­бор­мо­тал се­бе под нос, а вслух пред­ло­жил вы­пи­сать на­прав­ле­ние на ста­ци­о­нар. — По­ду­мать толь­ко, этот ко­но­вал хо­тел ме­ня в гроб уло­жить! — воз­му­ща­лась те­тя. — А я еще не та­кая и ста­рая! Ну и что, что мне во­семь­де­сят шесть! — нерв­ни­ча­ла она. — В на­шей се­мье по­чти все до­жи­ва­ют до ста… — Ус­по­кой­ся, теть Зин. Мо­жет, ты не так по­ня­ла или пло­хо услы­ша­ла… — В том-то и де­ло, что хо­ро­шо! Слух у ме­ня еще сла­ва Бо­гу! И зре­ние то­же. И по пар­ку с пал­ка­ми го­няю, как под­ро­сток. И, ска­жу те­бе, уми­рать по­ка не пла­ни­рую, бо­лее то­го — да­же не ду­маю о смер­ти! — рас­па­ля­лась ста­руш­ка. — Я еще и его пе­ре­жи­ву… — имел­ся в ви­ду, на­вер­ное, док­тор. — За­чем то­гда по­шла в по­ли­кли­ни­ку? — уди­ви­лась я. — Ты же ме­ня по­сла­ла! — воз­му­ти­лась те­туш­ка. — Прав­да, от­ку­да те­бе бы­ло знать, что там ра­бо­та­ет та­кой ду­рень. Но­ги мо­ей боль­ше у них не бу­дет. Не со­мне­вай­ся, ко­му на­до я уже со­об­щи­ла о та­ком ра­бот­нич­ке. Мо­жет, врач ока­зал­ся и пло­хой, но ви­зит к нему имел пря­мо­та­ки це­леб­ное дей­ствие. С то­го мо­мен­та ста­руш­ка пе­ре­ста­ла се­то­вать на здо­ро­вье и вер­ну­лась к сво­е­му лю­би­мо­му за­ня­тию — на­блю­дать в би­нокль и еже­днев­но со все­ми по­дроб­но­стя­ми рас­ска­зы­вать мне, что про­ис­хо­дит в этом ми­ре: кто с кем пил ко­фе, кто по­ру­гал­ся, а кто хлоп­нул ба­рыш­ню из со­сед­не­го подъ­ез­да по поп­ке. А недав­но те­тя пе­ре­нес­ла на­блю­да­тель­ный пункт к дру­го­му ок­ну — она увлек­лась на­блю­де­ни­ем за жиз­нью звезд и «звез­ду­лек», ко­то­рые при­ез­жа­ют в наш го­род на га­стро­ли и оста­нав­ли­ва­ют­ся в цен­траль­ной го­сти­ни­це. По­рой наши раз­го­во­ры длят­ся по ча­су, но мне не жал­ко вре­ме­ни. Са­мые ин­те­рес­ные мо­мен­ты я пе­ре­ска­зы­ваю му­жу, а он ис­поль­зу­ет их в сво­их ста­тьях, ко­то­рые по­ме­ща­ет в руб­ри­ку «Из жиз­ни на­ше­го го­ро­да». И, на­до ска­зать, его «хо­ро­шо ин­фор­ми­ро­ван­ный ис­точ­ник» еще ни ра­зу не оши­бал­ся!

Те­тя гор­ди­лась, что ей уда­лось спа­сти от скан­да­ла ни в чем не по­вин­ные семьи Ста­руш­ку воз­му­ти­ли сло­ва вра­ча, и она вер­ну­лась к сво­е­му преж­не­му за­ня­тию

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.