Чу­жие день­ги

Майя, 31 год По на­род­ным при­ме­там, най­ден­ные день­ги на­до сра­зу тра­тить и обя­за­тель­но по­жерт­во­вать часть из них тем, кто нуж­да­ет­ся

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Од­на­жды утром, вы­хо­дя из подъ­ез­да сво­е­го дома, я уви­де­ла на до­рож­ке ку­пю­ру в де­сять гри­вен. Сло­жен­ная по­по­лам бу­маж­ка при­ят­но ро­зо­ве­ла в зе­ле­ной тра­ве. Я недав­но по­лу­чи­ла зар­пла­ту, по­это­му се­кун­ду раз­ду­мы­ва­ла: под­нять де­неж­ку или оста­вить тем, ко­му нуж­нее. Ре­ши­ла: возь­му. «Кто-то на оста­нов­ку спе­шил, на про­езд в транс­пор­те го­то­вил. Не­бось, не по­след­ние», — по­ду­ма­ла я. Знаю та­кую при­ме­ту: най­ден­ные день­ги на­до немед­лен­но по­тра­тить. А часть по­жерт­во­вать нуж­да­ю­щим­ся. У су­пер­мар­ке­та ма­я­чи­ла тет­ка, по­хо­жая на цы­ган­ку. — Сча­стья вам, здо­ро­вья, по­дай­те ра­ди Хри­ста, — ско­ро­го­вор­кой бор­мо­та­ла по­про­шай­ка, про­тя­ги­вая ру­ку к каж­до­му про­хо­же­му. Мельк­ну­ла мысль от­дать ку­пю­ру ей, но я по­жад­ни­ча­ла. За­чем ту­не­яд­ке це­лых де­сять гри­вен? Хва­тит с нее и двух. Пой­ду мо­ро­же­ное куп­лю, а сда­чу, так и быть, от­стег­ну. Но по­ка я бро­ди­ла по ма­га­зи­ну, ни­щен­ка ис­чез­ла. — Помогите на ле­че­ние боль­но­го ре­бен­ка! Маль­чи­ку три го­да, он нуж­да­ет­ся в по­мо­щи! — бой­ко вы­кри­ки­ва­ла де­вуш­ка в жел­той май­ке с над­пи­сью «во­лон­тер», дер­жав­шая в ру­ках про­зрач­ный ящик для де­нег. Я та­ким не до­ве­ряю — неиз­вест­но, ку­да пой­дут со­бран­ные сред­ства на са­мом де­ле. При­се­ла на ла­воч­ку — по­ла­ко­мить­ся плом­би­ром и по­ду­мать, мо­жет, все же опу­стить в про­резь ящи­ка мел­кую ку­пю­ру. По­ка раз­ду­мы­ва­ла, де­ви­ца то­же по­ки­ну­ла свой пост. Я уви­де­ла ее за уг­лом, вид­но, отошла по­ку­рить. Не до­го­нять же ее с мо­и­ми дву­мя грив­на­ми! Путь к ав­то­бус­ной оста­нов­ке про­ле­гал ми­мо ба­зар­чи­ка. Пря­мо на тро­туа­ре на ко­ле­нях сто­я­ла сгорб­лен­ная ста­руш­ка. Воз­ле нее — пу­стая пла­сти­ко­вая ми­соч­ка. Вот ку­да нуж­но опу­стить мою на­ход­ку! Жал­ко ба­буш­ку. Я уже за­тор­мо­зи­ла и на­пра­ви­лась бы­ло к ней, как про­бе­га­ю­щий ми­мо па­рень на хо­ду ска­зал: — Не да­вай­те им ни­че­го! Это не ни­щие и не ка­ле­ки, у них тут ма­фия, для хо­зя­ев день­ги у про­стач­ков вы­пра­ши­ва­ют. Эта ба­бу­ся не по­хо­ди­ла на ма­фи­о­зи, но моя ру­ка за­сты­ла на пол­пу­ти к кар­ма­ну. И я по­шла даль­ше. Так и по­лу­чи­лось, что мо­им пре­крас­ным на­чи­на­ни­ям не суж­де­но бы­ло сбыть­ся. На бла­го­тво­ри­тель­ность най­ден­ные день­ги в ито­ге не по­шли. Остав­шу­ю­ся с де­сят­ки ме­лочь я от­да­ла за про­езд в марш­рут­ке,

до­ба­вив к ним свои. И сра­зу на­ча­лись непри­ят­но­сти! Мо­тор мик­ро­ав­то­бу­са за­чи­хал и за­глох. Ма­ши­на про­сто­я­ла пят­на­дцать ми­нут. При­чем в та­ком ме­сте, что до­жи­дать­ся дру­го­го транс­пор­та или до­би­рать­ся пеш­ком смыс­ла не бы­ло. Быст­рее все рав­но не по­лу­чи­лось бы. — Ну и дрянь де­ла­ют, еще и две­ри за­кли­ни­ло! — во­ди­ла в серд­цах пнул по ко­ле­су раз­дол­бай­ки. Пас­са­жи­рам при­шлось ждать марш­рут­ку, вы­зван­ную на вы­руч­ку. Есте­ствен­но, на ра­бо­ту опоз­да­ла. Во­рвав­шись на свой этаж, на­по­ро­лась — по за­ко­ну под­ло­сти — на на­чаль­ни­ка. — Вы оштра­фо­ва­ны, — сер­ди­то объ­явил он. — За что? — писк­ну­ла я. — Ав­то­бус сло­мал­ся… Су­ро­вый зав­от­де­лом не стал ни­че­го слу­шать. — За на­ру­ше­ние тру­до­вой дис­ци­пли­ны. На два­дцать гри­вен! Ну вот, на­шла де­сят­ку, а по­те­ря­ла вдвое боль­ше. А ве­че­ром, воз­вра­ща­ясь с ра­бо­ты, сло­ма­ла каб­лук. Спо­ткну­лась на вы­бо­ине, не по­ве­ри­те — как раз на той са­мой оста­нов­ке, око­ло рын­ка с ни­щен­кой. Под­дер­жал ме­ня па­рень, ко­то­рый утром от­го­во­рил да­вать ба­буль­ке день­ги. Бук­валь­но под ру­ку под­хва­тил. Вы, на­вер­ное, по­ду­ма­е­те, у нас слу­чи­лась ро­ман­ти­че­ская исто­рия? Ни­че­го по­доб­но­го! Мы с Ильей раз­го­во­ри­лись, я по­се­то­ва­ла на неза­дав­ший­ся день. — Да­вай­те для под­ня­тия на­стро­е­ния за­вер­шим его ве­че­ром в ре­сто­ране! — пред­ло­жил он. Еще и по­до­ждал у мо­е­го дома, по­ка сбе­га­ла пе­ре­обуть­ся. В хар­чевне за­ка­зал ку­чу еды и… ис­чез под бла­го­вид­ным пред­ло­гом. Яко­бы ему нуж­но от­ве­тить на зво­нок. Ка­ва­лер смыл­ся, а мне при­шлось рас­пла­чи­вать­ся! «Это все из-за чу­жих де­нег, — по­ду­ма­ла я, укла­ды­ва­ясь спать. Дол­гий и непри­ят­ный день все­та­ки за­кон­чил­ся. — Ни за что боль­ше не бу­ду брать чу­жо­го». — Да­ли те­бе слу­чай­но лиш­нюю сда­чу — все­гда вер­ни, про­да­вец то­же че­ло­век, мо­жет оши­бить­ся, про­счи­тать­ся. По­том ему из сво­ей зар­пла­ты от­да­вать. А мо­жет, и те­бе ко­гда-ни­будь при­дет­ся за лот­ком сто­ять и свои день­ги к вы­руч­ке до­бав­лять, — учи­ла ме­ня муд­рая ба­буш­ка. — Ска­жи за­тур­кан­ной бе­до­ла­ге: «Вы ошиб­лись, возь­ми­те, мне чу­жо­го не на­до». И с зем­ли де­нег не под­би­рай. Лег­ко при­шло — лег­ко уй­дет. И сча­стья не при­не­сет. А вот ес­ли вер­нуть, то придет уда­ча. На­зав­тра я убе­ди­лась в право­те род­ствен­ни­цы. По слу­чаю суб­бо­ты от­пра­ви­лась по­пол­нять за­па­сы про­дук­тов. Вста­ла в неболь­шую оче­редь к овощ­но­му па­ви­льон­чи­ку. Тор­го­ва­ла там ху­день­кая де­вуш­ка, не по­хо­жая на ба­зар­ную пуб­ли­ку. По­ку­па­те­ли рва­ли ее бук­валь­но на ча­сти. То­му ки­ло по­ми­до­ров, то­му пол­то­ра огур­цов, тре­тье­му на два­дцат­ку гри­бов… Несчаст­ная бро­са­лась во все сто­ро­ны и ни­че­го не успе­ва­ла, на­род роп­тал. Вз­ве­сив несколь­ко крас­но­ще­ких то­ма­тов, взя­ла у ме­ня пять­де­сят гри­вен, от­влек­лась, от­ве­чая ка­кой-то на­стыр­ной да­ме и... от­да­ла об­рат­но мою ку­пю­ру и вдо­ба­вок еще два­дцат­ку. От­хо­дя от при­лав­ка с за­жа­ты­ми в ру­ке ден­зна­ка­ми, я спер­ва ни­че­го не по­ня­ла. По­том до­шло: про­да­вец ре­ши­ла, что я да­ла сотку. Со­блазн оста­вить дар­мо­вые день­ги был ве­лик. Но… вспом­ни­ла вче­раш­ние неуря­ди­цы. И ба­буш­ки­ны со­ве­ты. Ре­ши­тель­но про­тол­ка­лась об­рат­но к ве­сам. — Де­вуш­ка! Вы сда­чу непра­виль­но да­ли, — про­тя­ну­ла ей день­ги. — Я вам пять­де­сят да­ва­ла. — Ой! Прав­да. А я по­счи­та­ла как с сотни, — ми­гом со­об­ра­зи­ла та. — Спа­си­бо вам боль­шое, свои при­шлось бы по­ло­жить! Я по­бе­до­нос­но усмех­ну­лась и про­во­жа­е­мая недо­умен­ны­ми взгля­да­ми хму­рых те­ток (мол, вот ду­ра на­шлась, по­вез­ло те­бе, так бе­ри) гор­до уда­ли­лась. И вы зна­е­те, сто­и­ло от­дать про­дав­щи­це оши­боч­ную сда­чу, как мне тут же ста­ло вез­ти! Воз­вра­ща­ясь из ры­ноч­ных ря­дов, сно­ва по­до­шла к опу­стев­ше­му лот­ку неза­дач­ли­вой тор­гов­ки. Дев­чон­ка к то­му вре­ме­ни все рас­про­да­ла. Улыб­ну­лась мне, как ста­рой зна­ко­мой. — Зна­е­те, вы пер­вая, кто день­ги вер­нул. Ни­ко­гда рань­ше не воз­вра­ща­ли. Все толь­ко ра­до­ва­лись, ес­ли оши­бусь, а у них при­бу­дет, — ска­за­ла де­вуш­ка. Зва­ли ее Свет­ла­ной. — Че­го гре­ха та­ить, ваш брат, тор­го­вец, то­же об­счи­тать норовит. — Это не мы, — вздох­ну­ла Света, — а хо­зя­е­ва. Ес­ли ка­кой на­вар свер­ху на­бе­жит, все им от­даю, глав­ное — са­мой в долж­ни­ках не остать­ся. Эту неде­лю бес­плат­но ра­бо­таю, шеф у ме­ня вы­руч­ки недо­счи­тал­ся. Ве­лел долг от­ра­ба­ты­вать. А те пол­сот­ни еще боль­ше бы его уве­ли­чи­ли. Так что спа­си­бо вам! — Да лад­но, не сто­ит, — от­ве­ти­ла я. — Чу­жих де­нег брать не на­до, те­перь точ­но знаю. На ду­ше ста­ло лег­ко-лег­ко. Ав­то­бус при­шел, как толь­ко я по­рав­ня­лась с оста­нов­кой. Не жда­ла ни ми­ну­ты. Там бы­ло сво­бод­ное удоб­ное ме­стеч­ко. И ни­ка­ких по­ло­мок! Лифт, не ра­бо­тав­ший три дня, не­ожи­дан­но по­чи­ни­ли. На­до же, в вы­ход­ной не по­ле­ни­лись. И в за­вер­ше­ние по­зво­нил муж­чи­на мо­ей меч­ты. Хо­ро­шо, что про­дук­та­ми за­пас­лась. Иду го­то­вить ро­ман­ти­че­ский ужин!

Вер­ну­лась к лот­ку и про­тя­ну­ла день­ги про­дав­цу. Жен­щи­ны в оче­ре­ди уди­ви­лись

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.