Ра­ди при­ко­ла Ловушка для несвятого

Ли­лия, 21 год Я мно­го раз ме­ня­ла съем­ную квар­ти­ру, но «фа­нат» каж­дый раз узна­вал но­вый ад­рес

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Ко­му сем­на­дца­ти­лет­няя де­вуш­ка обыч­но до­ве­ря­ет де­ви­чьи се­кре­ты? Пра­виль­но, ма­ме или луч­шей по­дру­ге. Ма­му пу­гать не хо­те­лось, да, соб­ствен­но, ни­че­го и не про­изо­шло, по­это­му от­пра­ви­лась к Лер­ке. Она си­де­ла до­ма од­на, и это бы­ло на ру­ку — ни­кто не по­ме­ша­ет за­ду­шев­но­му раз­го­во­ру. — У нас в шко­ле ис­кусств по­за­вче­ра был от­чет­ный кон­церт, — на­ча­ла я свет­скую бе­се­ду. — Знаю, ты го­во­ри­ла. Я хо­те­ла прий­ти, но ро­ди­те­ли ме­ня по­чти сил­ком на да­чу уво­лок­ли, — ста­ла оправ­ды­вать­ся Ва­ле­рия. — И как ты вы­сту­пи­ла? — Учи­тель­ни­ца по во­ка­лу по­хва­ли­ла. Но не в этом де­ло. По­сле кон­цер­та по­до­шел па­рень и ска­зал, что в вос­тор­ге от мо­е­го пе­ния. И что я са­ма ему то­же очень нрав­люсь. Хо­тел про­во­дить ме­ня до­мой... — Ни­че­го се­бе! — Лер­ки­ны гла­за за­бле­сте­ли от лю­бо­пыт­ства. — Я ду­ма­ла, фа­на­ты толь­ко у звезд бы­ва­ют. А что за че­ло­век? — Со­вер­шен­но незна­ко­мый. На вид лет два­дцать пять. — Сим­па­тич­ный или так се­бе? — Внешне очень да­же ни­че­го, но... Зна­ешь, ко­гда мы с ним раз­го­ва­ри­ва­ли, у ме­ня по те­лу му­раш­ки так и бе­га­ли... — Влю­би­лась? — ах­ну­ла Лер­ка. — На­обо­рот — ис­пу­га­лась. Он ка­кой-то стран­ный, этот субъ­ект. Го­лос ти­хий, бес­цвет­ный, и взгляд непри­ят­ный. — Так что, от­ши­ла по­клон­ни­ка тво­е­го та­лан­та? — по­дру­га яв­но бы­ла разо­ча­ро­ва­на, что но­вость ока­за­лась та­кой «ку­цей». — Мож­но и так ска­зать. Но веж­ли­во, мол, мы с ре­бя­та­ми ре­ши­ли в ка­фе от­ме­тить успеш­ную сда­чу эк­за­ме­на, по­это­му до­мой по­ка не со­би­ра­юсь. А ко­гда он по­про­сил но­мер мо­е­го мо­биль­но­го, со­вра­ла, что смарт­фон у ме­ня не­дав­но укра­ли, а но­вый по­ка не ку­пи­ла. — Слу­шай, а как он в ва­шу му­зы­кал­ку про­брал­ся? Ту­да что, лю­бо­го с ули­цы пус­ка­ют? — От­чет­ный кон­церт про­хо­дил в ма­лом за­ле Опер­но­го, — объ­яс­ни­ла я. — И би­лет на него мог ку­пить кто угод­но. Но это еще не ко­нец ис­то­рии... Лер­ки­ны гла­за сно­ва за­го­ре­лись, как две сто­ватт­ные лам­поч­ки: — Он до­ждал­ся те­бя по­сле ка­фе и на­про­сил­ся в про­во­жа­тые? Или узнал ад­рес и ждал тво­е­го воз­вра­ще­ния во дво­ре? — Не на­про­сил­ся и не ждал, — по­ка­ча­ла я го­ло­вой. — Но ад­рес дей­стви­тель­но как-то узнал. По­то­му что мне се­го­дня ку­рьер из цве­точ­но­го ма­га­зи­на при­нес бе­лую ли­лию, а под оберт­кой за­пис­ка. Вот, смот­ри... — я до­ста­ла из кар­ма­на ма­лень­кое кар­тон­ное сер­деч­ко. Лер­ка вы­хва­ти­ла у ме­ня от­крыт­ку и про­чи­та­ла вслух: «Ра­но или позд­но ты все рав­но бу­дешь мо­ей!» Хи­хик­ну­ла: — При­коль­но! — Ни­че­го при­коль­но­го я здесь не ви­жу! Ин­те­рес­но, как бы ты ве­се­ли­лась, ес­ли бы те­бя стал пре­сле­до­вать ка­кой-то ненор­маль­ный? Те­перь из-за него мне до са­мо­го отъ­ез­да при­дет­ся до­ма тор­чать! — Ре­ши­ла в «по­пла­вок» по­сту­пить? — спро­си­ла Ле­ра. — В Гли­э­ра. — А че­го не в на­шу «кон­серву»? — Ты ведь то­же в Ки­е­ве со­би­ра­ешь­ся учить­ся. Чем же я ху­же?

Внешне па­рень был сим­па­тич­ным, но его стран­ный взгляд вы­зы­вал ото­ропь

— У ме­ня там тет­ка жи­вет, так что с жи­льем про­блем не бу­дет. — А я мо­гу и в об­ща­ге. Глав­ное — по­даль­ше от это­го пси­ха... — Ну да, в сто­ли­це он те­бя вряд ли най­дет! Лиль­ка, чаю с ва­труш­ка­ми хо­чешь? Ба­бу­ля с утра на­пек­ла... — мы еще дол­го бол­та­ли, но о стран­ном «уха­же­ре», при­слав­шем мне ли­лию и за­пис­ку, боль­ше не го­во­ри­ли. ...Про­шло пол­го­да. Уче­ба и на­сы­щен­ная со­бы­ти­я­ми сту­ден­че­ская жизнь пол­но­стью за­хва­ти­ли ме­ня, и все, что бы­ло до отъ­ез­да из род­но­го го­ро­да, ото­шло на вто­рой план. Как вдруг од­на­жды... — Ти­то­ва, по­до­жди, — оклик­ну­ла ме­ня вах­тер­ша. — Те­бе тут кое-что пе­ре­да­ли. Дер­жи, — она про­тя­ну­ла ли­лию в мод­ной упа­ков­ке из меш­ко­ви­ны. — Кто пе­ре­дал? — Де­вуш­ка в бейс­бол­ке. Ска­за­ла, что по­сыль­ная из ма­га­зи­на. Я за те­бя рас­пи­са­лась в по­лу­че­нии. Кра­си­вый цве­ток, толь­ко уж боль­но па­ху­чий — у ме­ня аж го­ло­ва раз­бо­ле­лась. Так что ска­жи ка­ва­ле­ру, что­бы в сле­ду­ю­щий раз ро­зы при­сы­лал. — Ска­жу... Спа­си­бо... — про­бор­мо­та­ла, от­хо­дя от тур­ни­ке­та на ват­ных но­гах. Как я и ожи­да­ла, под ро­гож­кой об­на­ру­жи­лась от­крыт­ка с тем са­мым тек­стом, что и пер­вая. Не­уже­ли «фа­нат» спе­ци­аль­но из-за ме­ня при­пер­ся в Ки­ев? Од­но из двух: ли­бо па­рень дей­стви­тель­но влю­бил­ся, ли­бо у него с го­ло­вой не все в по­ряд­ке. Хо­те­лось бы ве­рить в первую вер­сию, но скло­ня­лась по­че­му-то ко вто­рой. Что­бы дев­чон­ки-со­сед­ки не при­ста­ва­ли с рас­спро­са­ми, в ком­на­ту ли­лию не по­нес­ла — за­шла в туа­лет и су­ну­ла в му­сор­ное вед­ро. А от­крыт­ку — в кар­ман. Не на па­мять, ко­неч­но, а, как... ули­ку (ма­ло ли как даль­ше бу­дут раз­ви­вать­ся со­бы­тия). На­бра­ла Лер­кин но­мер: — При­вет, ты где? — В па­рик­ма­хер­ской ма­ни­кюр де­лаю. А что? — Да­вай встре­тим­ся че­рез час в ко­фейне на Друж­бы На­ро­дов? — Че­рез два. А то я еще на кор­рек­цию бро­вей за­пи­са­на... Лер­ка, как все­гда, на встре­чу опоз­да­ла. Я уже ис­то­ми­лась вся, по­ка жда­ла ее. Ру­мя­ная с мо­ро­за по­дру­га вле­те­ла в зал, плюх­ну­лась за сто­лик: — Уми­раю — хо­чу ка­пу­чи­но и пи­ро­жен­ку. Я бу­ду виш­не­вый штру­дель, а ты? Вме­сто от­ве­та про­тя­ну­ла ей зло­по­луч­ную от­крыт­ку. — Шо, опять?! — гла­за Ва­ле­рии от удив­ле­ния по­лез­ли на лоб. — Про­сто ума не при­ло­жу, как этот тип ме­ня здесь разыс­кал! — Ко­нец та­ких стра­стей бы­ва­ет стра­шен! — с над­ры­вом вос­клик­ну­ла по­дру­га, кар­тин­но за­ка­ты­вая гла­за. — Не пу­гай ме­ня, по­жа­луй­ста, — по­про­си­ла ее, — мне и так страш­но. Пря­мо аж тря­сет всю... Я под­ня­ла над сто­лом ру­ки — паль­цы дей­стви­тель­но дро­жа­ли, как у за­пой­но­го ал­ко­го­ли­ка. — На­до же, ка­кие мы впе­чат­ли­тель­ные, — фырк­ну­ла Ле­ра. — По­ду­ма­ешь, па­рень цве­то­чек при­слал, а ее сра­зу плю­щить и кол­ба­сить на­чи­на­ет. Раз вы­бра­ла про­фес­сию пе­ви­цы, долж­на при­вы­кать к та­ким штуч­кам... — она щелк­ну­ла фи­о­ле­то­вым но­гот­ком по глян­цу от­крыт­ки. Я ее слу­ша­ла и не слы­ша­ла — мыс­ли бы­ли за­ня­ты дру­гим: — А вдруг он ме­ня од­на­жды ве­че­ром воз­ле об­ще­жи­тия под­ка­ра­у­лит, и... — я су­до­рож­но сглот­ну­ла. — Лер, а мож­но у те­бя немно­го по­жи­ву? — Я бы с ра­до­стью, но те­тя не раз­ре­шит. Она ме­ня еще ле­том пре­ду­пре­ди­ла, что­бы ни­ко­го из дру­зей в ее квар­ти­ре на ночь не остав­ля­ла. Так что из­ви­ни... ...По­сле Но­во­го го­да я пе­ре­ве­лась на за­оч­ное обу­че­ние и устро­и­лась на ра­бо­ту в ре­сто­ран (со­лист­кой груп­пы), что да­ло воз­мож­ность снять квар­тир­ку на Тро­е­щине. В пер­вых чис­лах

июня «фа­нат» сно­ва при­слал мне ли­лию с за­пис­кой — уже по но­во­му ад­ре­су. Я пе­ре­еха­ла в Виш­не­вое, но он и там ме­ня на­шел. По­том еще несколь­ко раз ме­ня­ла ме­сто жи­тель­ства, но раз в пол­го­да обя­за­тель­но по­лу­ча­ла ве­сточ­ку от пси­ха. На нерв­ной поч­ве у ме­ня на­ча­лась бес­сон­ни­ца, му­ча­ли ча­стые го­лов­ные бо­ли... «Ра­но или позд­но ты все

рав­но бу­дешь мо­ей!» — эта фра­за, на­пи­сан­ная кра­си­вым кал­ли­гра­фи­че­ским по­чер­ком, ста­ла мо­им кош­ма­ром во сне и на­яву. ...В фев­ра­ле это­го го­да я ста­ла встре­чать­ся с Па­шей (но­вым су-ше­фом на­ше­го ре­сто­ра­на), а спу­стя два ме­ся­ца он пред­ло­жил жить вме­сте. И все у нас бы­ло хо­ро­шо, но лишь до тех пор, по­ка ку­рьер из цве­точ­но­го ма­га­зи­на не при­нес оче­ред­ной пре­зент. Лю­би­мый за­ка­тил сце­ну рев­но­сти, на­го­во­рил раз­ных га­до­стей, да­же не пы­та­ясь вы­слу­шать мои объ­яс­не­ния... Я оби­де­лась и по­еха­ла к Ле­ре — по­пла­кать­ся в жи­лет­ку. По­друж­ка от­кры­ла дверь, за­мо­тан­ная в по­ло­тен­це, бро­си­ла: «Сей­час до­ку­па­юсь, и по­трын­дим», — по­сле че­го убе­жа­ла в ван­ную. Я про­шла в ее ком­на­ту и уви­де­ла на сто­ле то­вар­ный чек из цве­точ­но­го ма­га­зи­на — то­го са­мо­го, от­ку­да мне се­го­дня до­ста­ви­ли ли­лию. Ря­дом ле­жа­ла рас­кры­тая Лер­ки­на тет­радь с кон­спек­та­ми. Гос­по­ди, это же тот са­мый по­черк, что и на за­пис­ках пре­сле­до­ва­те­ля! — А вот и я! — ве­се­ло объ­яви­ла по­дру­га с по­ро­га ком­на­ты. — За­чем ты это де­ла­ла? — я по­тряс­ла че­ком пе­ред ее но­сом. — Что де­ла­ла? — при­ки­ну­лась она ва­лен­ком. — Ме­то­дич­но сво­ди­ла ме­ня с ума в те­че­ние че­ты­рех лет! — Да лад­но, так уж и с ума, — от­мах­ну­лась Ле­ра. — Про­сто при­ка­лы­ва­лась. Это шут­ка! Па­ша вско­ре по­про­сил про­ще­ния, по­обе­щал боль­ше ни­ко­гда не рев­но­вать без по­во­да, и мы по­ми­ри­лись. А вот луч­шую по­дру­гу я по­те­ря­ла на­все­гда...

Я ни­как не ожи­да­ла, что ненор­маль­ный по­клон­ник смо­жет най­ти ме­ня в Ки­е­ве На нерв­ной поч­ве у ме­ня на­ча­лась бес­сон­ни­ца и ста­ла ча­сто бо­леть го­ло­ва

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.