Пор­но для ба­буш­ки

Ал­ла, 52 го­да Па­пу мы от­пра­ви­ли в са­на­то­рий, и ма­ма за­ску­ча­ла, ста­ла по­дол­гу за­си­жи­вать­ся пе­ред те­ле­ви­зо­ром, смот­реть все под­ряд

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Ни­ко­гда не по­ни­ма­ла тех, кто го­во­рит, что жить в од­ном до­ме с ро­ди­те­ля­ми невы­но­си­мо. Ко­неч­но, уха­жи­вать за по­жи­лы­ми людь­ми не так про­сто, с воз­рас­том они все боль­ше ста­но­вят­ся по­хо­жи­ми на де­тей — ка­приз­ны­ми, ино­гда да­же вред­ны­ми. Но ведь это же те, кто дал жизнь и по­ста­вил на но­ги, как мож­но от них от­ка­зы­вать­ся? Мне по­вез­ло: к 52 го­дам у ме­ня бы­ли жи­вы и ма­ма, и па­па. И несмот­ря на то, что им бы­ло да­ле­ко за 70, оба пре­бы­ва­ли в здра­вом уме и са­ми за со­бой уха­жи­ва­ли. Мо­жет, имен­но это поз­во­ля­ло ро­ди­те­лям, мне с му­жем и на­шей два­дца­ти­пя­ти­лет­ней до­че­ри тре- тий год друж­но ужи­вать­ся под од­ной кры­шей. Ну и боль­шая жил­пло­щадь иг­ра­ла свою роль — про­жи­вать в част­ном двух­этаж­ном до­ме бы­ло ку­да про­ще, чем в квар­ти­ре. Не то что­бы непри­ят­ных си­ту­а­ций со­всем не воз­ни­ка­ло — все-та­ки три раз­ных по­ко­ле­ния со­бра­лись вме­сте, но мы бла­го­по­луч­но их раз­ру­ли­ва­ли. К то­му же муж мно­го вре­ме­ни про­во­дил на да­че, а Та­ня, дочь, сут­ка­ми про­па­да­ла на ра­бо­те. Да и ро­ди­те­ли у ме­ня, пря­мо ска­жем, зо­ло­тые. Ни­ко­гда не ле­зут с на­зой­ли­вы­ми со­ве­та­ми и про­сто ду­ши не ча­ют во внуч­ке. Как и она в них. — Мам, — Та­тья­на от­ло­жи­ла га­зе­ту, ко­то­рую до это­го с ин­те­ре­сом про­смат­ри­ва­ла, — я тут вот что по­ду­ма­ла... У де­душ­ки в по­след­нее вре­мя со спи­ной со­всем пло­хо. Мо­жет, нам их с ба­бу­лей от­пра­вить в са­на­то­рий под­ле­чить­ся? Здесь вот, смот­ри, я на­шла несколь­ко ин­те­рес­ных пред­ло­же­ний. Она по­до­дви­ну­ла га­зе­ту ко мне и ука­за­ла паль­цем на од­но из объ­яв­ле­ний. — Трус­ка­вец? — я с со­мне­ни­ем по­смот­ре­ла на дочь. — Да­ле­ко­ва­то. За­хо­тят ли ехать? — За­хо­тят. Да я са­ма их от­ве­зу и оформ­лю, — уве­рен­но за­яви­ла Та­ня. — Пусть от­дох­нут. — Хо­ро­шо, пе­ре­го­во­рю с ни­ми се­го­дня же. Идея с от­ды­хом мне очень по­нра­ви­лась. Ро­ди­те­лям и прав­да не по­ме­ша­ет съез­дить в са­на­то­рий и немно­го оздо­ро­вить­ся. Как ни стран­но, отец со­гла­сил­ся сра­зу, а вот ма­ма… — Не по­еду я ни­ку­да. Но­ги так

вы­кру­чи­ва­ет, сил нет. А там мно­го хо­дить на­до, пусть сам едет, ко­ли хо­чет. Де­лать бы­ло нече­го. Про­зво­нив в ад­ми­ни­стра­цию са­на­то­рия и за­бро­ни­ро­вав ме­сто, мы ста­ли упа­ко­вы­вать па­пи­ны ве­щи. — И ру­баш­ку на­ряд­ную по­ло­жи, — отец все­гда лю­бил все кон­тро­ли­ро­вать и сей­час то­же не упу­стил воз­мож­но­сти про­сле­дить за про­цес­сом уклад­ки ба­га­жа. — За­чем это? К ко­му на­ря­жать­ся взду­мал? — по­да­ла с ди­ва­на го­лос же­на. — Уж не со­би­ра­ешь­ся ли ро­ма­ны за­во­дить там, ста­рый хрыч? Мы с до­че­рью пе­ре­гля­ну­лись, но сме­ять­ся не ста­ли — отец ни­ко­гда не хо­дил на­ле­во, но это не ме­ша­ло су­пру­ге пе­ри­о­ди­че­ски рев­но­вать его и воспитывать. Да и бы­ло к че­му: в мо­ло­до­сти па­па был на­сто­я­щим кра­сав­цем. — А как же, уду­мал, — он хит­ро по­смот­рел в ма­ми­ну сто­ро­ну и улыб­нул­ся. — За­чем же, по­тво­е­му, я ту­да еду? Ма­му­ля на­ду­ла гу­бы и от­вер­ну­лась к те­ле­ви­зо­ру. Но спу­стя пол­то­ра ча­са, ко­гда все ве­щи бы­ли упа­ко­ва­ны, а цен­ные ука­за­ния роз­да­ны, про­во­дить от­ца и Та­ню к так­си все-та­ки вы­шла. — Смот­ри мне там, — она чмок­ну­ла му­жа в ще­ку, — най­дешь мо­ло­дую же­ну, до­мой мо­жешь не воз­вра­щать­ся. Че­рез день Та­тья­на, убе­див­шись, что с де­душ­кой все бу­дет в по­ряд­ке и по­обе­щав за­брать его в срок, вер­ну­лась. — Ба­буль, те­бе не о чем пе­ре­жи­вать, — успо­ко­и­ла она ма­му. — Ни од­на кра­са­ви­ца та­мош­няя и в под­мет­ки те­бе не го­дит­ся! Ма­ма улыб­ну­лась. — Ну, то­гда лад­но, пусть ле­чит свою спи­ну, мо­жет, крях­теть мень­ше бу­дет. Да и я от него немно­го от­дох­ну. На то, что­бы от­дох­нуть от бла­го­вер­но­го, ей хва­ти­ло несколь­ко дней. По­том на­ча­ла ску­чать. — Ал­лоч­ка, до­ця, а на­бе­ри-ка мне от­ца, — про­си­ла ма­ма каж­дое утро, про­тя­ги­вая мо­биль­ный. — Хо­чу узнать, как там мой ста­рый про­каз­ник по­жи­ва­ет. Зво­ни­ла, и они по­дол­гу бол­та­ли, по­ка ма­ма не успо­ка­и­ва­лась. Я все по­ни­ма­ла: про­жить вме­сте боль­ше пя­ти­де­ся­ти лет и впер­вые рас­стать­ся на це­лый ме­сяц — бы­ло непри­выч­но и для од­но­го, и для дру­гой. Так про­дол­жа­лось па­ру недель. — Мам, — Та­ня жда­ла ме­ня на кухне, до­пи­вая свой утрен­ний ко­фе, — те­бе не ка­жет­ся, что ба­буш­ке без де­да со­всем оди­но­ко. — Не ка­жет­ся, это вид­но, — вздох­ну­ла я. — На­до бы­ло все-та­ки уго­во­рить ее по­ехать в са­на­то­рий. — Нет, мам. Ей очень-очень оди­но­ко, — пе­ре­би­ла ме­ня дочь. — Я тут слу­чай­но кое-что уви­де­ла вче­ра. Не знаю, как и ска­зать... — Что? — за­вол­но­ва­лась я. — Ты толь­ко не пе­ре­жи­вай, — Та­тья­на сму­щен­но опу­сти­ла гла­за, — ни­че­го страш­но­го, ес­ли по­ду­мать. Ты же зна­ешь, что ба­бу­ля все­гда ра­но спать ло­жит­ся? — Ко­неч­но. Мак­си­мум — до де­ся­ти се­ри­ал ка­кой по­смот­рит. — Так вот, я за­ме­ти­ла, что по­след­ние несколь­ко дней она ста­ла за­си­жи­вать­ся до­позд­на. Вче­ра но­чью слы­шу — у них в ком­на­те те­ле­ви­зор ра­бо­та­ет. По­ду­ма­ла, мо­жет, смот­ре­ла и усну­ла — на­до вы­клю­чить. За­хо­жу, а там на экране пор­но… Я по­чув­ство­ва­ла, как моя че­люсть мед­лен­но по­полз­ла вниз. — Вот и я о том же, — вздох­ну­ла дочь. — Как ду­ма­ешь, мо­жет, сто­ит с ней по­го­во­рить? Я при­се­ла и за­ду­ма­лась. Моя кон­сер­ва­тив­ная ма­ма и пор­но? В го­ло­ве не укла­ды­ва­лось! — Ты ни­че­го не на­пу­та­ла? Она по­крас­не­ла. — У ме­ня по­ка еще все хо­ро­шо со зре­ни­ем. При­чин не ве­рить Тане у ме­ня не бы­ло. Но преж­де чем де­лать ка­кие-то вы­во­ды, нуж­но бы­ло убе­дить­ся во всем са­мой. Той же но­чью, по­чи­тав до­позд­на кни­гу, ти­хонь­ко вста­ла с по­сте- ли и спу­сти­лась на пер­вый этаж. В ком­на­те ро­ди­те­лей го­рел свет. Бес­шум­но при­от­кры­ла дверь и за­гля­ну­ла внутрь. Ма­ма си­де­ла в крес­ле и смот­ре­ла те­ле­ви­зор, на экране ко­то­ро­го раз­во­ра­чи­вал­ся очень ин­те­рес­ный сю­жет. Оке­ан, пес­ча­ный сол­неч­ный пляж, пе­ние птиц. Мо­жет, дочь ошиб­лась? По­чув­ство­вав, что сза­ди кто-то есть, ма­ма обер­ну­лась. — Ал­лоч­ка? А ты че­го не спишь так позд­но? — Да вот спу­сти­лась на кух­ню во­ды по­пить и уви­де­ла у те­бя свет, — со­вра­ла я. — Да я тут это... Пе­ре­да­чу ин­те­рес­ную смот­рю. Про при­ро­ду и пу­те­ше­ствия, — ма­ма ука­за­ла взгля­дом на экран, на ко­то­ром, в этот мо­мент по­ка­за­лась це­лу­ю­ща­я­ся и мед­лен­но раз­де­ва­ю­щая друг дру­га па­роч­ка. До ме­ня на­ко­нец до­шло. — А это, су­дя по все­му, пу­те­ше­ствен­ни­ки? — я кив­ну­ла в сто­ро­ну стре­ми­тель­но раз­во­ра­чи­ва­ю­щих­ся на пля­же со­бы­тий. — А? — ма­ма по­ша­ри­ла ру­кой на сто­ли­ке ря­дом с креслом и, отыс­кав там оч­ки, на­де­ла их. — Ох ты, Гос­по­ди, что же это они де­ла­ют? Срам-то ка­кой! Ть­фу! Схва­тив пульт, она ли­хо­ра­доч­но при­ня­лась на­жи­мать все кноп­ки под­ряд, пы­та­ясь вы­клю­чить те­ле­ви­зор. Кар­тин­ка еще несколь­ко раз сме­ни­лась, и за­тем экран со­всем по­тух. — Ох, Ал­лоч­ка, до­ця, я же не ви­де­ла, — ма­ма сму­щен­но опу­сти­ла го­ло­ву, — та­кая му­зы­ка спо­кой­ная и при­ро­ду кра­си­вую по­ка­зы­ва­ли… А я еще ду­маю, по­че­му ни­че­го не рас­ска­зы­ва­ют? — Ни­че­го, — улыб­ну­лась, — я уж по­ду­ма­ла, что ты по па­пе силь­но со­ску­чи­лась. — Кста­ти, про от­ца, — ма­ма по­крас­не­ла, — мо­жет, не бу­дем ему о филь­ме рас­ска­зы­вать? Не­за­чем ему о та­ком быть в кур­се. А то ты ведь его зна­ешь. — Ко­неч­но, ма­муль — кив­ну­ла, — пусть это оста­нет­ся на­шим с то­бой ма­лень­ким сек­ре­том.

Со­об­ще­ние Та­тья­ны ме­ня шо­ки­ро­ва­ло, я спер­ва не по­ве­ри­ла, ре­ши­ла убе­дить­ся Паль­мы на бе­ре­гу и мо­ре сме­ни­лись на экране це­лу­ю­щей­ся раз­де­той па­роч­кой

Ма­ма

смот­ре­ла фильм без оч­ков

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.