òåëà òüñÿ îé

Istorii Iz Zhizni - - От Судьбы Не Уйти - ДИ­НА

– А ты вся­кие це­ли ста­вишь? – Нет. Я при­но­шу лю­дям лишь доб­ро и не тво­рю зла! – рез­ко от­ве­ти­ла ба­буш­ка. – Но ты долж­на пом­нить, ни­ко­му нельзя рас­ска­зы­вать об этом. Чем мень­ше лю­дей поль­зу­ет­ся мо­и­ми услу­га­ми, тем луч­ше! – По­че­му? – уди­ви­лась я. – Ни­ка­кое втор­же­ние в мир ма­гии не про­хо­дит бес­след­но! – Ба, ну по­след­нее ска­жи: по­че­му свой сун­ду­чок ты все­гда, сколь­ко я се­бя пом­ню, дер­жишь от ме­ня за­кры­тым? – Все­му свое время! – она ушла, яв­но недо­воль­ная мо­и­ми на­стой­чи­вы­ми рас­спро­са­ми. Ба­ба Ма­ня ча­сто хо­ди­ла на клад­би­ще, оно на­хо­ди­лось да­ле­ко, в дру­гом се­ле, но ни­ко­гда ме­ня с со­бой не бра­ла. До тех пор, по­ка мне не ис­пол­ни­лось сем­на­дцать. Ба­буш­ка са­ма на­ча­ла раз­го­вор: – Ты спра­ши­ва­ла о ро­ди­те­лях, что ж, при­шло время все рас­ска­зать те­бе. От­ца я ни­ко­гда не ви­де­ла: Га­ля, твоя ма­ма, по­еха­ла учить­ся в ин­сти­тут, а по­сле вто­ро­го кур­са со­об­щи­ла, что бе­ре­мен­на. Воз­люб­лен­ный бро­сил ее и за­явил, что не пла­ни­ру­ет же­нить­ся. Вы­яс­нять с ним от­но­ше­ния я не ста­ла. На­силь­но мил не бу­дешь… – А что слу­чи­лось с ма­мой? – го­лос мой по­че­му-то пре­да­тель­ски дрог­нул. – Она умер­ла… – ба­бу­ля тя­же­ло вздох­ну­ла и про­дол­жи­ла: – Га­лоч­ка умер­ла во время ро­дов. Те­бе да­ла жизнь, а са­ма ушла… В тот день мы по­шли на клад­би­ще. С порт­ре­та на па­мят­ни­ке на ме­ня смот­ре­ла я. Стран­но зву­чит, не прав­да ли? Но я по­хо­жа на ма­му как две кап­ли во­ды. – Ба­буш­ка, а по­че­му в до­ме нет фо­то­гра­фий ма­мы? – Есть, у ме­ня в сун­дуч­ке хра­нят­ся. При­дем до­мой, я их те­бе от­дам. В то время я очень увлек­лась пар­нем из на­шей де­рев­ни, но он не об­ра­щал на ме­ня вни­ма­ния. Как-то раз, когда мы с ба­бу­лей воз­вра­ща­лись ве­чер­ним ав­то­бу­сом из го­ро­да, уви­де­ла его – шел в об­ним­ку с мо­ей од­но­класс­ни­цей. Со зло­сти я то­гда бурк­ну­ла: – Чтоб ты про­па­ла, га­ди­на! В этот мо­мент Ри­та, так зва­ли ту де­воч­ку, по­шат­ну­лась и про­ва­ли­лась в от­кры­тый ка­на­ли­за­ци­он­ный люк. Слава Бо­гу, он был неглу­бо­ким и все обо­шлось, как я поз­же узна­ла, вы­ви­хом но­ги. Мои сло­ва слы­ша­ла ба­буш­ка. Она на­хму­ри­лась: – Ни­ко­гда не бро­сай слов на ве­тер! Они мо­гут ис­пол­нить­ся и при­не­сти бе­ду, ес­ли не те­бе са­мой, то ко­му-то дру­го­му.

ЗА на сле­ду­ю­щее утро ме­ня ожи­дал се­рьез­ный раз­го­вор, от ко­то­ро­го му­раш­ки по­шли по те­лу. – Я не хо­те­ла быть ведь­мой, но так вы­шло, увы... По на­род­ным по­ве­рьям, ведь­мы бы­ва­ют при­рож­ден­ны­ми и на­учен­ны­ми. При­рож­ден­ной кол­ду­ньей ча­сто ста­но­ви­лась седь­мая доч­ка в се­мье, где не было сы­но­вей. Так слу­чи­лось и со мной. Да и пра­баб­ка то­же бы­ла ве­ду­ньей. Имен­но она от­кры­ла мне гла­за на мое «осо­бен­ное по­ло­же­ние» лет в шест­на­дцать-сем­на­дцать: «Ты – на­сто­я­щая ведь­ма. Зна­ние трав, ядов, при­во­ро­тов и от­во­ро­тов об­ре­ла в мо­мент рож­де­ния. Смо­жешь га­дать на кар­тах, пред­ска­зы­вать судь­бу, об­щать­ся с ми­ром мерт­вых. Ты спо­соб­на ви­деть бу­ду­щее и про­шлое, вгля­ды­ва­ясь в чаш­ку во­ды, сквозь пла­мя све­чи. Твоя на­ту­ра по­хо­жа на змею: хит­рую, ко­вар­ную, смер­тель­но опас­ную. Го­ре то­му, кто ста­нет те­бе по­пе­рек до­ро­ги,

От судь­бы не уй­ти

вра­га бу­дешь пре­сле­до­вать неустан­но, до тех пор по­ка он не пе­ре­ста­нет ды­шать!» – Сей­час счи­таю, что луч­ше бы она это­го не де­ла­ла. Вся жизнь мо­е­го ро­да сло­жи­лась бы, воз­мож­но, по-дру­го­му. Хо­тя как знать… Пра­ба­буш­ка про­жи­ла боль­ше ста лет, неза­дол­го до смер­ти пе­ре­да­ла мне свои при­об­ре­тен­ные зна­ния. Об од­ном про­си­ла: «Не де­лай зла! Ина­че род бу­дет про­клят, бу­дет мно­го смер­тей и го­ря…» А я ее не по­слу­ша­лась. В два­дцать лет влю­би­лась в же­на­то­го. Да и муж­чи­на от­ве­тил вза­им­но­стью. То­гда я ре­ши­ла уве­сти Пет­ра из се­мьи. Сде­ла­ла при­во­рот­ное зе­лье, опо­и­ла им воз­люб­лен­но­го. Но он ме­тал­ся меж­ду мной и же­ной. И ее не мог бро­сить с дву­мя детьми, и ме­ня. Ведь­мы ищут по­мо­щи у бе­сов. На рас­све­те я тай­но про­бра­лась в со­сед­ский двор, на­до­и­ла немно­го мо­ло­ка у ко­ро­вы, за­тем со­бра­ла сво­ей ру­ба­хой утрен­нюю ро­су, вы­кру­ти­ла ее, сме­ша­ла с мо­ло­ком и вы­пи­ла, а по­том про­ве­ла об­ряд. Не зна­ла то­гда, что это опас­но… Все мои дей­ства сто­и­ли несколь­ких смер­тей. Мне по­вез­ло, как я на­ив­но по­ла­га­ла: че­рез несколь­ко дней Петр пе­ре­ехал жить ко мне. Пер­вое вре- мя мы бы­ли счаст­ли­вы, а по­том он за­пил. В пья­ном уга­ре о де­тях сво­их пла­кал, су­пру­гу жа­лел. А про­трез­вев, мне в люб­ви клял­ся. Его же­на про­кля­ла ме­ня и еще не рож­ден­но­го ре­бен­ка… Я зна­ла, что и твоя ма­ма ро­дит­ся ведь­мой, по­то­му что де­воч­ка, про­кля­тая в утро­бе ма­те­ри, име­ет на это все шан­сы. Ни­че­го ма­лыш­ке не рас­ска­зы­ва­ла, ста­ра­лась обе­ре­гать от все­го… А вско­ре Пет­ра на­шли в ле­су по­ве­шен­ным. И

Ба­бу­ля по­ве­да­ла, что спо­соб­ность к ве­дов­ству в нашем ро­ду на­след­ствен­ная

в этом то­же моя ви­на. Не при­во­ро­жи­ла бы, не по­про­си­ла бы по­мо­щи у бе­сов­ских сил, его жизнь сло­жи­лась бы ина­че. Да и на­шей до­че­ри то­же… Когда она со­об­щи­ла мне о бе­ре­мен­но­сти, я боль­ше все­го на све­те бо­я­лась, что за­хо­чет ото­мстить муж­чине. В со­де­ян­ном зле твоя ма­ма при­зна­лась

пе­ред смер- тью: «Я зна­ла, что об­ла­даю да­ром. По­ры­лась в тво­их кни­гах, на­шла ри­ту­ал на смерть и про­ве­ла его. Недав­но отец мо­ей до­че­ри по­гиб. А я то­му рада…» Ба­буш­ка дол­го мол­ча­ла. Нет, она не пла­ка­ла, про­сто си­де­ла, уста­вив­шись в од­ну точ­ку, а вз­гляд – пол­ный бо­ли… – А по­том по­яви­лась чер­ная ба­боч­ка. Огром­ная, с ка­ки­ми-то мох­на­ты­ми кры­лья­ми… В тот же день ве­че­ром доч­ка ска­за­ла: «Это моя чер­ная ду­ша хо­чет вы­ле­теть на во­лю… Я се­го­дня умру. Не спорь: и я это знаю, и ты… Оди­но­кая ба­боч­ка кру­жит за ок­ном…» Пы­та­лась ее успо­ко­ить, но тщет­но. Че­рез час у тво­ей ма­мы на­ча­лись схват­ки. Я по­бе­жа­ла к со­се­дям, они вы­зва­ли «ско­рую», но ма­ши­на дол­го еха­ла до по­сел­ка. Ро­ды при­шлось при­ни­мать са­мой. Как по­том ска­за­ли вра­чи, серд­це мо­ей до­че­ри оста­но­ви­лось в мо­мент тво­е­го по­яв­ле­ния на свет… А де­воч­ка, рож­ден­ная в мо­мент смер­ти кров­но­го род­ствен­ни­ка, то­же мо­жет об­ла­дать все­ми ка­че­ства­ми кол­ду­ньи. Так слу­чи­лось с то­бой. Те­перь ты зна­ешь все! – По­че­му то­гда в дет­стве я ви­де­ла чер­ную ба­боч­ку? За мной при­хо­ди­ла смерть? – Нет, это ду­ша тво­ей ма­те­ри яв­ля­лась на те­бя взгля­нуть. Она не при­чи­нит те­бе вре­да до тех пор, по­ка не сде­ла­ешь боль­но ко­му-то. Ба­буш­ка Ма­рия взя­ла ме­ня за ру­ку, и я сра­зу по­чув­ство­ва­ла лег­кое го­ло­во­кру­же­ние, по­том ста­ло душ­но, по­ве­я­ло жут­ким хо­ло­дом,

даль­ше я по­те­ря­ла со­зна­ние. Оч­нув­шись, услы­ша­ла: – Се­го­дня я умру, – ба­буш­ка бы­ла спо­кой­на. – Я знаю это, да и ты то­же по­чув­ство­ва­ла ле­де­ня­щий холод ми­ра ино­го, ко­то­рый ско­ро при­мет мою греш­ную ду­шу. Об од­ном мо­лю те­бя: не пы­тай­ся стать ведь­мой, не твори зла, не уби­вай, не про­кли­най. Ты Пер­вым по­след­няя из жен­щин на фронт на­ше­го ро­да. И только ты смо­жешь пре­рвать че­ре­ду гре­хов и смер­тей, оста­вив на­ча­ло ко­то­рым до­ма по­ло­жи­ла Маль­ву я. Ты и все­гда ма­лень­ко­го смо­жешь по­об­щать­ся сы­на со мной, вгля­ды­ва­ясь сквозь пла­мя све­чи в ча­шу с во­дой. И помни: я не хо­те­ла стать ведь­мой… Бе­сы ока­за­лись силь­нее… Чер­ные си­лы ни­че­го не делают да­ром. За все нуж­но пла­тить… А те­перь ухо­ди, я хо­чу по­быть од­на… Утром ба­бу­ли не ста­ло. Я по­пла­ка­ла, по­го­ре­ва­ла, по­хо­ро­ни­ла ее, а по­том за­кры­ла дом и уеха­ла в го­род. По­сту­пи­ла в тех­ни­кум, по­том в ин­сти­тут, окон­чи­ла его. На­шла неплохую ра­бо­ту, сня­ла ма­лю­сень­кую од­но­ком­нат­ную квар­тир­ку. И на время за­бы­ла о сво­ем да­ре (а мо­жет, про­кля­тии?) Про­шло несколь­ко лет, и вне­зап­но в мою тихую жизнь се­рой мыш­ки во­рва­лась лю­бовь. В от­де­ле по­явил­ся но­вый со­труд­ник: его пе­ре­ве­ли из дру­го­го го­ро­да. Ис­кра меж­ду на­ми про­ле­те­ла с пер­во­го взгля­да. Я по­ни­ма­ла, что имен­но его жда­ла всю жизнь. Мы на­ча­ли встре­чать­ся, тай­ком, по­то­му что слу­жеб­ные ро­ма­ны не при­вет­ство­ва­лись в на­шей фир­ме. Ан­тон ча­сто оста­вал­ся у ме­ня но­че­вать. Мы не стро­и­ли пла­нов на бу­ду­щее: лю­би­мый не на­чи­нал это­го раз­го­во­ра, а я не хо­те­ла то­ро­пить со­бы­тия. Про­сто бы­ла безум­но счаст­ли­ва! При­бли­жал­ся но­во­год­ний кор­по­ра­тив. Ре­ши­ли, что это бу­дет кар­на­вал. Я дол­го ду­ма­ла над ко­стю­мом, в ко­то­ром бу­ду в са­мую вол­шеб­ную ночь в го­ду. Не знаю, что ме­ня по­двиг­ло, но на­ряд се­бе при­ду­ма­ла в ви­де ноч­но­го мо­тыль­ка: чер­ное от­кры­тое пла­тье, кру­жев­ные ба­боч­ки укра­ша­ли и лиф, и го­лов­ной убор. Че­го скры­вать: в нем я бы­ла вос­хи­ти­тель­на! Ан­тон не от­ры­вал от ме­ня глаз, мы мно­го тан­це­ва­ли, пи­ли шам­пан­ское. И то ли оно, то ли на­ша лю­бовь вскру­жи­ла го­ло­ву – мы от­кры­то це­ло­ва- лись на гла­зах у всех. В ка­кой-то мо­мент ко мне по­до­шла од­на кол­ле­га: – Я хо­чу те­бе что-то рас­ска­зать… – По­том! Сей­час я пья­на и счаст­ли­ва! – за­сме­я­лась я и вдруг об­на­ру­жи­ла, что лю­би­мо­го нет в за­ле. Как бы­ла, без верх­ней одеж­ды, вы­ско­чи­ла на от­кры­тую ве­ран­ду: мо­жет он там ку­рит? Услы­ша­ла

его го­лос, на­кло­ни­лась че­рез пе­ри­ла и остол­бе­не­ла: мой Ан­тон об­ни­мал ка­кую-то незна­ком­ку. – За­чем вы при­е­ха­ли? Я же ска­зал, что по­сле­зав­тра бу­ду! – го­лос его был жест­кий, недо­воль­ный. – Па­па, мы по те­бе со­ску­чи­лись и ре­ши­ли сде­лать сюр­приз! Здо­ро­во, прав­да? – за­сме­я­лась дев­чуш­ка лет де­ся­ти и при­жа­лась к нему. – Ведь но­во­год­няя ночь са­мая вол­шеб­ная! У ме­ня по­тем­не­ло в гла­зах, по­кач­ну­лась и чуть не упа­ла: «Мой лю­би­мый же­нат!» За­бе­жа­ла в зал и сно­ва на­толк­ну­лась на кол­ле­гу: – Ди­на, Ан­тон же­нат, – со­чув­ствен­но ска­за­ла она. – Я уже это знаю… Оде­лась, вы­шла че­рез чер­ный ход ре­сто­ра­на и вы­зва­ла так­си. Ехать до­мой не хо­те­ла, Ан­тон нач­нет ис­кать и ту­да при­прет­ся. Не хо­чу его ви­деть, слы­шать! Все сло­ва люб­ви – ложь! За­е­ха­ла в ма­га­зин, ку­пи­ла про­дук­тов,

Из­ве­стие, что лю­би­мый же­нат, ме­ня про­сто уби­ло на­по­вал

при­хва­ти­ла, че­го гре­ха та­ить, спирт­но­го. И по­еха­ла в ба­буш­кин до­мик. Пе­ре­оде­лась в свои ста­рые шмот­ки, рас­то­пи­ла печ­ку в лет­ней кухне, так как дом обо­греть слож­но за ко­рот­кое время, а тут все­го од­на ком­нат­ка и ко­ри­дор­чик. Уку­та­лась в ба­буш­кин плед, пи­ла ко­ньяк и ры­да­ла. А по­том ре­ши­ла: во что бы то ни ста­ло оста­нусь с лю­би­мым, ото­бью его, при­во­ро­жу, пусть да­же с риском для соб­ствен­ной жиз­ни. В ком­на­те со дня смер­ти ба­бу­ли я ни­че­го не ме­ня­ла. На сто­ли­ке око­ло ок­на сто­ял неболь­шой ко­ва­ный сун­ду­чок. Он был за­крыт, ря­дом ле­жал клю­чик. От­кры­ла. Внут­ри на­шла кон­верт, ни­же – ста­рую-пре­ста­рую кни­гу, ка­кие-то тра­вы в по­лот­ня­ных ме­шоч­ках, кар­ты, несколь­ко све­чей, ма­ми­ны фо­то­гра­фии. На кон­вер­те над­пись: «Про­чти это в мо­мент бо­ли». Пись­мо было ад­ре­со­ва­но мне: «До­ро­гая вну­чень­ка! Ты уже зна­ешь, что об­ла­да­ешь ма­ги­че­ски­ми спо­соб­но­стя­ми. Ты и только ты несешь груз от­вет­ствен­но­сти за свою бу­ду­щую се­мью, за весь род. Мо­жешь быть мо­гу­ще­ствен­ным ма­гом. Сей­час ты ду­ма­ешь, что раз ведь­ма, зна­чит, долж­на за­би­рать то, что нра­вит­ся, де­лать любовный при­во­рот. Бе­сы про­ве-

ря­ют те­бя на проч­ность, они на­шеп­ты­ва­ют: «Ты мо­жешь сде­лать все, что за­хо­чешь…», но недо­го­ва­ри­ва­ют, ведь за свои дей­ствия ты бу­дешь в от­ве­те и за­пла­тишь вы­со­кую це­ну. Так, как вы­па­ло мне и тво­ей ма­ме. Оста­но­вись! Неуже­ли ты хо­чешь, что­бы твоя ду­ша то­же ста­ла чер­ной ба­боч­кой? Это без­дна. Из нее нет пу­ти на­зад. Я не хо­те­ла быть ведь­мой, но бе­сы ока­за­лись силь­нее…» Я си­де­ла и не зна­ла, что и ду­мать, как по­сту­пить. А по­том вспом­ни­ла: – Ты все­гда смо­жешь по­об­щать­ся со мной, гля­дя сквозь пла­мя све­чи в ча­шу с во­дой. Вы­шла на ули­цу, на­бра­ла сне­га, рас­то­пи­ла его, за­жгла све­чу. И дей­стви­тель­но уви­де­ла лик мо­ей лю­би­мой ба­бу­леч­ки. Она ни­че­го не го­во­ри­ла, только на­хму­ри­ла бро­ви и по­ка­ча­ла го­ло­вой. – Я по­ня­ла те­бя, ба­буш­ка… Я долж­на оста­но­вить­ся! Вы­пи­ла еще коньяка. Уста­лость и сон смо­ри­ли ме­ня. Я от­клю­чи­лась. Утром по­до­шла к сун­дуч­ку, за­кры­ла его, про­из­не­ся при этом вслух: – Ни­ко­гда не хо­те­ла быть ведь­мой. И не бу­ду! – и вы­нес­ла его на чер­дак, с глаз до­лой. Я су­ме­ла во­вре­мя оста­но­вить­ся и не уво­дить муж­чи­ну из се­мьи си­лой Я очень рада, что смог­ла во­вре­мя оста­но­вить­ся, си­лой ма­ги­че­ских об­ря­дов не уве­ла Ан­то­на из се­мьи. Ведь так в свое время по­сту­пи­ла моя ба­буш­ка, и чем все это за­кон­чи­лось? Смерть ее му­жа, мо­ей ма­мы и мо­е­го от­ца! А еще по­сто­ян­ные уко­ры со­ве­сти, ко­то­рые му­чи­ли ее всю жизнь. По­сле празд­ни­ков я уво­ли­лась с ра­бо­ты, пе­ре­еха­ла в де­рев­ню и устро­и­лась бух­гал­те­ром в сель­со­вет. Ан­то­на боль­ше ни­ко­гда не ви­де­ла. Ба­буш­ка го­во­ри­ла о том, что у ме­ня долж­но от­крыть­ся уме­ние ле­чить лю­дей. По­ка это­го не про­изо­шло. Я ча­сто ду­маю: этот дар – на­гра­да от выс­ших сил, ис­пы­та­ние или на­ка­за­ние? Не знаю… Каж­дая ду­ша, при­шед­шая в этот мир, яв­ля­ет­ся с опре­де­лен­ной це­лью, но есть из­бран­ные, ко­то­рым да­но ис­це­лять страж­ду­щих. Очень ча­сто, из­бав­ляя че­ло­ве­ка от бо­лез­ни, сгла­за или пор­чи, це­ли­тель рис­ку­ет сво­ей жиз­нью, от­да­ет ча­стич­ку соб­ствен­ной ду­ши. С выс­ши­ми си­ла­ми спо­рить небез­опас­но…

На кор­по­ра­тив я на­де­ла ко­стюм тем­ной кол­ду­ньи

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.