Тай­на неф­ри­то­во­го скор­пи­о­на

Тай­на неф­ри­то­во­го скор­пи­о­на

Istorii Iz Zhizni - - В Укра­ине -

Аведь до Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции в на­шем до­ме не бы­ло ком­му­наль­ных квар­тир! Он при­над­ле­жал тво­е­му пра­де­ду, бо­га­то­му куп­цу Ло­па­хи­ну! — ска­за­ла ба­буш­ка, пе­чаль­но гля­дя в ок­но. — Ну да! — изу­мил­ся я, при­тво­рив­шись, что мне ин­те­рес­на ис­то­рия, ко­то­рую слы­шал с ран­не­го дет­ства по несколь­ку раз в год. — Во вре­мя Пер­вой мис­пер ро­вой его тор­гов­ля про­цве­та­ла, но по­сле ре­во­лю­ции он об­ра­тил все со­сто­я­ние в зо­ло­то и спря­тал! А где на­хо­дит­ся клад, жене не ска­зал, под­лец, на­пил­ся и умер от сер­деч­но­го при­сту­па! С тех пор его несчаст­ные по­том­ки жи­вут в ни­ще­те! — за­кон­чи­ла се­мей­ную ле­ген­ду ба­бу­ля. — На­де­юсь, мне по­ве­зет: най­ду фа­миль­ный клад и же­нюсь на Свет­ке, — ска­зал я, до­же­вы­вая, яич­ни­цу. — Ах, ты оп­ти­мист! — она лас­ко­во по­тре­па­ла ме­ня по вихрам. В этот мо­мент на ком­му­наль­ной кухне раз­да­лись кри­ки. — По­хо­же, Вась­ка опять са­мо­вар. Пой­ду спа­сать, по­ка его не лин­че­ва­ли! Раз в ме­сяц к на­шим со­се­дям Се­ро­вым при­хо­ди­ли го­сти. Ан­то­ни­на Пет­ров­на до­ста­ва­ла се­мей­ную ре­лик­вию — пя­ти­лит­ро­вый ста­рин­ный на­чи­щен­ный до блес­ка мед­ный са­мо­вар — и тор­же­ствен­но во­дру­жа­ла его цен­тре сто­ла. Но сто­и­ло со­сед­ке хоть на ми­ну­ту от­влечь­ся, как Вась­ка Сук­син бес­шум­ной те­нью про­ни­кал на кух­ню, хва­тал ки­пя­щий са­мо­вар и пус­кал­ся на­у­тек. Бу­дучи жен­щи­ной ве­со­мых до­сто­инств, Ан­то­ни­на Пет­ров­на сра­зу под­ни­ма­ла крик, и жаж­ду­щие ост­рых ощу­ще­ний со­се­ди пус­ка­лись в по­го­ню за гра­би­те­лем. Лю­дям, не знав­шим еже­днев­но­го де­ле­жа мест об­ще­ствен­но­го поль­зо­ва­ния с со­се­дя­ми, хо­чу ска­зать, что кух­ня в ком­му­наль­ной квар­ти­ре — это не про­сто ме­сто при­го­тов­ле­ния еды, а нечто сред­нее меж­ду ли­ни­ей фрон­та и ак­тив­ной зо­ной во­ен­ных дей­ствий. Ко­гда я ту­да во­рвал­ся, то ока­зал­ся в эпи­цен­тре во­ору­жен­но­го кон­флик­та. Вась­ку окру­жи­ли разъ­ярен­ные со­се­ди. Ан­то­ни­на Пет­ров­на раз­ма­хи­ва­ла уве­си­стой скал­кой, ее су­пруг дер­жал ско­во­род­ку, а глу­хой дед Кон­дра­тич, как гра­на­той, за­мах­нул­ся на пе­ре­пу­ган­но­го Сук­си­на бу­тыл­кой с под­сол­неч­ным мас­лом! — Не под­хо­ди­те! У ме­ня в ру­ках го­ря­чее ору­жие! — во­пил тот, вы­став­ляя пе­ред со­бой са­мо­вар. Схва­тив его, я по­во­лок на ули­цу. Мой од­но­класс­ник Ва­ся был не-

пло­хим пар­нем и мо­им дру­гом дет­ства, но ему в жиз­ни не вез­ло. По­сле шко­лы по­пал­ся на неле­пой кра­же мо­биль­но­го, от­си­дел, стал пить. Ино­гда же­ла­ние вер­нуть­ся к нор­маль­ной жиз­ни бра­ло верх, то­гда Вась­ка сда­вал бу­тыл­ки и устра­и­вал­ся груз­чи­ком. Прав­да, этот пе­ри­од длил­ся недол­го, и он вновь па­дал в по­роч­ные объ­я­тия зе­ле­но­го змия. — Вась, дав­но по­ра взять­ся за ум! — на­чал я оче­ред­ную бе­се­ду с при­я­те­лем. — Ага, но вна­ча­ле най­ду клад тво­е­го пра­де­да! Моя пра­баб­ка бы­ла его лю­бов­ни­цей! Вот смот­ри, вче­ра на­шел пись­мо! На об­рат­ной сто­роне кар­та! Ви­дишь, в цен­тре крест. Ду­маю, со­кро­ви­ща в фа­миль­ном скле­пе Ло­па­хи­ных! — ска­зал Сук­син, су­нув мне по­жел­тев­шую бу­маж­ку. — По­моз­гуй на до­су­ге, по­том за­бе­ру. Су­нув пись­мо в кар­ман, я о нем со­вер­шен­но за­был. На сле­ду­ю­щий ве­чер, устав­ший и го­лод­ный, явил­ся с ра­бо­ты, меч­тая толь­ко об од­ном: съесть та­рел­ку жа­ре­ной кар­тош­ки с яич­ни­цей и лечь спать. Са­дясь за стол, слу­чай­но вы­ро­нил из кар­ма­на пись­мо. — Что это? — спро­си­ла ба­буш­ка, под­ни­мая по­жел­тев­шую от вре­ме­ни бу­маж­ку. — Вась­ка ска­зал, лю­бов­ное по­сла­ние мо­е­го пра­де­да к его пра­баб­ке! — вздох­нул уста­ло. В тот мо­мент эти ста­рин­ные за­гад­ки и тай­ны ме­ня не ин­те­ре­со­ва­ли. Све­та объ­яви­ла, что бе­ре­мен­на, и мы по­да­ли за­яв­ле­ние. Я му­чи­тель­но ре­шал во­прос, на ка­кие день­ги бу­ду сни­мать квар­ти­ру, так как при­ве­сти мо­ло­дую же­ну в ком­му­нал­ку не мог, а жить с ее ро­ди­те­ля­ми не хо­тел. — Очень мо­жет быть! Смот­ри, в кон­це на­ри­со­ван скор­пи­он! Твой пра­дед обо­жал во­сточ­ную эк­зо­ти­ку! Здесь на­пи­са­но: «Вставь хвост скор­пи­о­на в от­вер­стие...» От его кол­лек­ции толь­ко эта брош­ка и оста­лась, — она до­ста­ла неф­ри­то­вую брошь в ви­де скор­пи­о­на. — Кста­ти, Вась­ка про­пал! — со­об­щи­ла она. — Со вче­раш­не­го дня до­мой не при­хо­дил. Тя­же­ло вздох­нув, я на­тя­нул плащ и от­пра­вил­ся на по­ис­ки. Склеп куп­ца Ло­па­хи­на на­хо­дил­ся в ста­рин­ной ча­сти го­род­ско­го клад­би­ща и счи­тал­ся ис­то­ри­че­ской цен­но­стью. Луч кар­ман­но­го фо­на­ри­ка осве­тил на во­ро­тах скле­па ри­су­нок скор­пи­о­на. В этот мо­мент из скле­па раз­да­лись кри­ки. — Спа­си­те! — орал Сук­син. — Лю­ди! По­мо­ги­те! Дверь за­дро­жа­ла от уда­ров. Я бро­сил­ся на вы­руч­ку и от­тя­нул тя­же­лый ме­тал­ли­че­ский крест, под­пи­рав­ший вход с этой сто­ро­ны. Ме­ня сбил с ног вы­ско­чив­ший из скле­па пе­ре­пу­ган­ный при­я­тель. Па­дая, я уви­дел в тем­но­те два го­ря­щих гла­за. — Стас, про­сти, я хо­тел толь­ко по­смот­реть! А глу­хой сто­рож, за­ра­за, под­пер дверь, что­бы со­бач­ка со щен­ка­ми с го­ло­ду по­дох­ли, — со­об­щил Вась­ка ви­но­ва­то и на­кло­нил­ся, что­бы по­гла­дить неболь­шую со­ба­чон­ку, вер­тев­шу­ю­ся у на­ших ног. — В об­щем, нет там ни­че­го, — разо­ча­ро­ван­но до­ба­вил он. По­сле на­ших ноч­ных по­хож­де­ний Ва­си­лий ме­сяц ни кап­ли в рот не брал. При­та­щил с клад­би­ща со­ба­ку со щен­ка­ми и при­стра­и­вал их, рас­кле­и­вая объ­яв­ле­ния по рай­о­ну. Ан­то­ни­на Пет­ров­на те­перь му­чи­ла всех жа­ло­ба­ми: мол, бро­сил пить, так квар­ти­ру в псар­ню пре­вра­тил, но мне бы­ло не до это­го. Тя­же­ло за­бо­ле­ла ба­буш­ка. Она вы­рас­ти­ла ме­ня, по­сле то­го как мои ро­ди­те­ли по­гиб­ли в ав­то­ка­та­стро­фе, и я про­сто не мог поз­во­лить род­но­му че­ло­ве­ку уме­реть. На­одал­жи­вал­ся, по­ме­стил ее в луч­шую боль­ни­цу, но де­нег на ле­че­ние не хва­та­ло. А в вос­кре­се­нье в на­шей ком­му­нал­ке про­па­ла во­да. Посколь­ку в жэ­ке был вы­ход­ной, в под­вал при­шлось лезть мне и Вась­ке — он ко­гда-то учил­ся на сан­тех­ни­ка. По­ка со­сед во­зил­ся с тру­ба­ми, я дер­жал фо­нарь, и вдруг… уви­дел на стене изоб­ра­же­ние скор­пи­о­на и неболь­шое от­вер­стие ря­дом. В кар­мане у ме­ня ле­жа­ла ба­буш­ки­на неф­ри­то­вая брошь, со­би­рал­ся сдать ее в лом­бард. Я вспом­нил ин­струк­цию пра­де­да: «Вставь хвост скор­пи­о­на в от­вер­стие...» Что-то щелк­ну­ло, и об­ра­зо­ва­лась щель. Я на­да­вил на кир­пич, от­вер­стие ста­ло ши­ре, и вдруг из вет­хо­го тря­пич­но­го ме­шоч­ка по­сы­па­лись зо­ло­тые мо­не­ты. — Не мо­жет быть! — за­и­ка­ясь, про­шеп­тал Вась­ка. — Мы на­шли его! — ти­хо от­ве­тил я, все еще не в си­лах по­ве­рить в про­ис­хо­дя­щее. Про­шел год. Я вы­ле­чил ба­буш­ку, же­нил­ся на Свет­ке и ку­пил но­вую квар­ти­ру. Ба­бу­ля жи­вет с на­ми и нян­чит пра­вну­ка, а друг мо­е­го дет­ства бро­сил пить, вы­учил­ся на ки­но­ло­га и те­перь ра­бо­та­ет в со­ба­чьей шко­ле. Так ста­рин­ная брошь мо­ей ба­буш­ки при­нес­ла нам уда­чу.

В пись­ме на­пи­са­но, что есть от­вер­стие, ку­да на­до вста­вить брош­ку-скор­пи­о­на По­няв, что при­я­тель по­шел ис­кать клад в на­шем се­мей­ном скле­пе, рва­нул ту­да

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.