Тем­ная сто­ро­на ЛУ­НЫ

Яро­сла­ва, 30 лет По­сле встре­чи с Ар­те­мом я ста­ла по-дру­го­му смот­реть на мир, пе­ре­ста­ла его бо­ять­ся. Лю­би­мый спас от оди­но­че­ства, а по­том про­пал...

Istorii Iz Zhizni - - FRONT PAGE -

Впри­хо­жей бы­ло тем­но. Я по­смот­ре­ла на све­тя­щи­е­ся стрел­ки на­руч­ных ча­сов — пол­де­вя­то­го. Стран­но, что Ар­те­ма еще нет. Я пре­ду­пре­ди­ла, что вер­нусь не поз­же де­вя­ти. До­ста­ла мо­биль­ник. Ме­ха­ни­че­ский го­лос со­об­щил, что этот но­мер боль­ше не об­слу­жи­ва­ет­ся. Но­ги ста­ли ват­ны­ми, и я при­се­ла на ди­ван, огля­де­ла ком­на­ту — все на ме­сте. Же­лу­док скру­тил спазм. Что про­изо­шло? Где Ар­тем? Вче­ра ве­че­ром я зво­ни­ла со­об­щить, что все де­ла по­ста­ра­юсь за­кон­чить в пер­вой по­ло­вине дня, а по­том до­мой. Ска­за­ла, что со­ску­чи­лась, ми­лый за­сме­ял­ся, и связь пре­рва­лась… Мыс­ли ме­та­лись, ру­ки тряс­лись. На­бра­ла его дру­га Иго­ря. Он уди­вил­ся, по­со­ве­то­вал не вол­но­вать­ся преж­де­вре­мен­но. По­ня­тия не име­ет, где Ар­тем. По­ин­те­ре­со­вал­ся, все ли у нас бы­ло нор­маль­но. Я ска­за­ла, что вер­ну­лась из ко­ман­ди­ров­ки, на­ка­нуне зво­ни­ла Ар­ту, да все бы­ло за­ме­ча­тель­но... Прос­ну­лась сре­ди но­чи. Гла­за рас­пух­ли от слез и ед­ва от­кры­ва­лись. В ру­ках креп­ко сжи­ма­ла мо­биль­ный. Утром по­зво­ни­ла Ми­ле. Она бы­ла един­ствен­ным че­ло­ве­ком, ко­му я мог­ла до­ве­рить­ся и все рас­ска­зать. Мы дру­жи­ли с са­ди­ка, си­де­ли за од­ной пар­той в шко­ле. Ко­гда учи­тель­ни­ца в пер­вом клас­се хо­те­ла нас рас­са­дить, Мил­ка и я, вце­пив­шись друг в дру­га мерт­вой хват­кой, устро­и­ли та­кой друж­ный рев, что вся­кие попытки рас­со­еди­нить пре­кра­ти­лись. Гуд­ки дли­лись веч­ность, но труб­ку по­дру­га не взя­ла. Ну да, се­го­дня же суб­бо­та, они с му­жем еще спят. По­сла­ла со­об­ще­ние: «Ар­тем про­пал. Нуж­но по­го­во­рить. Сроч­но по­зво­ни, как смо­жешь». Ле­жа на кро­ва­ти, так на­пря­жен­но ду­ма­ла, ку­да он мог деть­ся, что го­лов­ная боль ста­ла невы­но­си­мой. Те­ле­фон треньк­нул — со­об­ще­ние. Ар­тем? Ру­ки дро­жа­ли, во рту пе­ре­сох­ло. Ми­ла. Пи­са­ла, что не до­ма, но по­ста­ра­ет­ся при­е­хать. Пред­ста­ви­ла ее изум­лен­ное ли­цо, и сле­зы сно­ва хлы­ну­ли по­то­ком. Пе­ре­одев­шись в до­маш­нюю одеж­ду, по­пле­лась в ван­ную и за­сты­ла на по­ро­ге. В ста­кан­чи­ке в си­рот­ли­вом оди­но­че­стве сто­я­ла моя зуб­ная щет­ка, брит­вен­ных при­над­леж­но­стей лю­би­мо­го то­же не бы­ло. Бро­си­лась в спаль­ню, к шка­фу, ото­дви­ну­ла двер­цу на сто­роне Ар­те­ма. Уло­ви­ла еле ощу­ти­мый зна­ко­мый аро­мат его лю­би­мой туа­лет­ной во­ды. Все на ме­сте. Стоп! А где сви­тер из шер­сти аль­па­ка, ко­то­рый он так лю­бил? Ру­баш­ки цве­та фан­го то­же нет, еще од­ной в по­лос­ку, дру­гих... Опу­стив­шись на ко­ле­ни, за­гля­ну­ла под кро­вать и не об­на­ру­жи­ла до­рож­ную сум­ку. Ушел… Мы про­жи­ли вме­сте че­ты­ре го­да. Я лю­би­ла Ар­те­ма. Все­гда

Стран­но, что Ар­те­ма нет, я пре­ду­пре­ди­ла, что вер­нусь се­го­дня, зря гна­ла ма­ши­ну

лю­би­ла, и он знал, как мно­го для ме­ня зна­чит. Все ве­че­ра мы про­во­ди­ли до­ма, нам бы­ло так хо­ро­шо, что не хо­те­лось ни­ку­да вы­хо­дить. Ино­гда встре­ча­лись с Ми­лой и ее му­жем Ро­мой у нас или у них, ино­гда вы­би­ра­лись с ни­ми на весь ве­чер в ка­кое-то ка­фе или ноч­ной клуб. На гла­за сно­ва на­бе­жа­ли сле­зы, го­ло­ва про­сто рас­ка­лы­ва­лась, а грудь буд­то стя­ну­ло об­ру­чем, ко­то­рый ме­шал ды­шать... Как толь­ко я от­кры­ла дверь, Мил­ка тут же, на по­ро­ге, об­ня­ла ме­ня и по­гла­ди­ла по го­ло­ве, как ма­лень­кую. — Что слу­чи­лось? Вы по­ссо­ри­лись? — Я всхлип­ну­ла. — Бед­ная моя, рас­ска­зы­вай. По­плачь, ни­че­го. Все бу­дет хо­ро­шо. Ты зво­ни­ла ему? — Бес­по­лез­но. Но­мер не об­слу­жи­ва­ет­ся. Он ме­ня бро­сил. Нет неко­то­рых его ве­щей. По­дру­га удив­лен­но уста­ви­лась на ме­ня. — Ко­гда ты об­на­ру­жи­ла? Не мо­жет быть, — она на­бра­ла со сво­е­го мо­биль­но­го, и мы услы­ша­ли зна­ко­мый ме­ха­ни­че­ский от­вет. — Яра! — Ми­ла об­ня­ла ме­ня. — Ты не за­ме­ча­ла при­зна­ков, что Ар­тем со­би­ра­ет­ся уй­ти? Я по­ка­ча­ла го­ло­вой. — Все­гда ду­ма­ла, что у нас все в по­ряд­ке. — А как в по­сте­ли? Зна­ешь, жен­щи­на сра­зу за­ме­ча­ет, ес­ли что­то не так… — Все бы­ло пре­крас­но, — про­бор­мо­та­ла я. — Бук­валь­но пе­ред мо­им отъ­ез­дом в ко­ман­ди­ров­ку мы за­ни­ма­лись сек­сом, и… — Он сво­лочь! — пе­ре­би­ла ме­ня при­я­тель­ни­ца. — Под­лец! Как ты ду­ма­ешь, ку­да ушел? Без жен­щи­ны тут не обо­шлось! Неожи­дан­но на ме­ня на­ва­ли­лась уста­лость, за­хо­те­лось по­быть од­ной. — Я не знаю, Мил. — Те­бе на­до по­ско­рее за­быть его, — без­апел­ля­ци­он­но за­яви­ла она. По­сле ее ухо­да я по­ры­лась в сво­ем те­ле­фоне, пы­та­ясь разыс­кать но­ме­ра кол­лег Ар­те­ма, но ни­ко­го не на­шла. Да их там и не мог­ло быть. Ни с кем из них я не зна­ко­ма. Он ра­бо­тал в ка­ком-то книж­ном из­да­тель­стве ди­зай­не­ром или цве­то­кор­рек­то­ром. Ча­сто тру­дил­ся из до­му, на уда­лен­ном до­сту­пе, как он го­во­рил. Про­ле­жа­ла в кро­ва­ти це­лый день, от­вер­нув­шись к ок­ну. Пред­став­ля­ла, что Ар­тем по-преж­не­му у ме­ня за спи­ной. Про­сто ле­жит ря­дом и мол­чит. В по­не­дель­ник при­е­ха­ла в офис в ужас­ном со­сто­я­нии. Не хо­те­ла ни­ко­го ви­деть, но и оста­вать­ся в оди­но­че­стве бы­ло му­чи­тель­но. Ока­зав­шись в ка­би­не­те, сра­зу по­зво­ни­ла Ар­те­му на ра­бо­ту. — Он у нас боль­ше не ра­бо­та­ет, — от­ве­ти­ла сек­ре­тарь. — Уво­лил­ся неде­лю на­зад. Ве­че­ром се­ла на ди­ван, под­жа­ла под се­бя но­ги и за­ку­та­лась в плед. Тут же аоз­ник­ла мысль, что до зна­ком­ства с Ар­те­мом я па­ру лет ни с кем не встре­ча­лась и ве­че­ра­ми ча­сто си­де­ла в та­кой же по­зе и в оди­но­че­стве смот­ре­ла те­ле­ви­зор. Ко­гда мы с Ар­том встре­ти­лись, все во­круг по­ме­ня­лось, я пе­ре­ста­ла бо­ять­ся ми­ра, мрач­ная дей­стви­тель­ность ста­ла добрее. Я боль­ше не бы­ла оди­но­кой. А те­перь, с его ухо­дом, жизнь вы­гля­де­ла да­же мрач­нее, чем преж­де. Я так при­вык­ла к то­му, что лю­би­мый ря­дом. Он пе­ре­ехал ко мне че­рез па­ру ме­ся­цев по­сле зна­ком­ства. А встре­ти­лись мы на ав­то­бус­ной экс­кур­сии. За­ме­ти­ли друг дру­га еще на сто­ян­ке. Па­рень был с дву­мя при­я­те­ля­ми, ста­рал­ся под­дер­жи­вать их жиз­не­ра­дост­ную бе­се­ду, но бы­ло вид­но, что мыс­ли его где-то да­ле­ко. На­вер­ное, я слиш­ком дол­го смот­ре­ла на него. Ар­тем бро­сил на ме­ня удив­лен­ный взгляд, и я по­спеш­но от­вер­ну­лась. Вско­ре за­ме­ти­ла, что парнь из­ред­ка по­смат­ри­ва­ет в мою сто­ро­ну. В ав­то­бу­се мы си­де­ли че­рез про­ход. Ко­гда мой со­сед на за­прав­ке от­лу­чил­ся в туа­лет, Ар­тем при­сел ря­дом и пред­ло­жил вый­ти вы­пить ко­фе. За несколь­ко ми­нут ко­фей­но­го зна­ком­ства мы вы­яс­ни­ли, что ни с кем не встре­ча­ем­ся, оба по­еха­ли на экс­кур­сию, что­бы убить вы­ход­ной, и с то­го мо­мен­та уже прак­ти­че­ски не рас­ста­ва­лись... Ми­ла уеха­ла на несколь­ко дней на се­ми­нар в Су­мы. Я ску­ча­ла по ней. Рань­ше мы прак­ти­че­ски каж­дый день зво­ни­ли друг дру­гу и рас­ска­зы­ва­ли обо всем, что про­изо­шло за день, да­же са­мые незна­чи­тель­ные со­бы­тия. При­чем рас­ска­зы­ва­ла в ос­нов­ном по­дру­га. Она все­гда лю­би­ла быть в цен­тре вни­ма­ния. Рос­ла из­ба­ло­ван­ным ре­бен­ком, по­то­му что по­яви­лась, ко­гда ро­ди­те­лям бы­ло уже око­ло со­ро­ка, с пе­ле­нок при­вык­ла к обо­жа­нию. Отец с ма­те­рью по­чи­та­ли доч­ку, как ма­лень­кое бо­же­ство, и сло­ва «нет» для Ми­лоч­ки в их лек­си­коне не су­ще­ство­ва­ло... По­зво­ни­ла Ми­ле. Но та от­клю­чи­лась и бы­ла недо­ступ­на. Ве­че­ром она пе­ре­зво­ни­ла са­ма и за­бро­са­ла ме­ня во­про­са­ми. — Как ты? Не объ­явил­ся? Уже ска­за­ла ма­ме, что Арт те­бя бро­сил? — Нет. Мне и так пло­хо, не мо­гу вы­слу­ши­вать ни упре­ки, ни со­чув­ствия. Он нра­вил­ся ма­ме, она бу­дет ви­нить ме­ня. Я ведь не су­ме­ла его удер­жать. — Глу­по­сти! Ма­ма пой­мет. И ду­маю, те­бе по­ра сми­рить­ся с ухо­дом пар­ня. И на­чи­нать жить без него. Луч­ший спо­соб ото­мстить муж­чине — за­быть его. Я провела без Ар­те­ма уже во­семь но­чей. Без при­выч­но­го теп­ла его те­ла они тя­ну­лись бес­ко­неч­но. Утром, пе­ред ухо­дом на ра­бо­ту, лю­би­мый ва­рил ко­фе, с кух­ни до­но­сил­ся его аро­мат. Ле­жа с за­кры­ты­ми гла­за­ми, я на­сла­жда­лась за­па­хом... Сей­час, про­сы­па­ясь сре­ди но­чи, не слы­ша­ла ров­но­го ды­ха­ния ря­дом и на­чи­на­ла пла­кать. По­че­му Арт так по­сту­пил со мной? По­че­му ушел, ни­че­го не объ­яс­нив? Утром по­зво­ни­ла Ми­ла. — Слу­шай, я тут по­ду­ма­ла, он

Друзья, боль­ни­цы, мор­ги – об­зво­ни­ла все, что зна­ла, Арт буд­то в во­ду ка­нул Тре­во­га не да­ва­ла спать, я пла­ка­ла по но­чам, не по­ни­мая, что с ним слу­чи­лось

Ми­ла под­дер­жи­ва­ла ме­ня, зво­ни­ла. Как хо­ро­шо, что у ме­ня есть близ­кая по­дру­га Ар­тем ска­зал, что оста­вил за­пис­ку, где все объ­яс­нил, но я ее по­че­му-то не на­шла

точ­но бро­сил те­бя ра­ди дру­гой. Са­ма по­су­ди, ты — ба­рыш­ня с квар­ти­рой, непло­хо за­ра­ба­ты­ва­ешь… Тут толь­ко безум­ная лю­бовь за­ме­ша­на. Впро­чем, ка­кая те­перь раз­ни­ца, не мо­рочь се­бе голову. Хо­тя... За­чем ухо­дить, ес­ли он был с то­бой счаст­лив? Я уве­ре­на, что па­рень с жен­щи­ной, и ему с ней хо­ро­шо, раз до сих пор не объ­явил­ся. При­ез­жай к нам, раз­ве­ем­ся. — Ну, спа­си­бо за под­держ­ку! — не удер­жа­лась я. Ста­ла вспо­ми­нать, как Арт вел се­бя в по­след­нее вре­мя. Он не имел при­выч­ки пря­тать свой мо­биль­ный, а я ни­ко­гда не про­ве­ря­ла его. Раз­го­вор с по­дру­гой на­дол­го вы­бил ме­ня из ко­леи. На ра­бо­те до­пу­сти­ла ошиб­ку, со­став­ляя до­го­вор с кли­ен­том. В суб­бо­ту я по­зво­ни­ла в дверь Ми­лы. От­крыл Ро­ма. Он со­чув­ствен­но смот­рел на ме­ня, как смот­рят на тя­же­ло­боль­ных лю­дей, и мне ста­ло непри­ят­но от мыс­ли, что они об­суж­да­ли мое по­ло­же­ние бро­шен­ной, на­вер­ное, жа­ле­ли… Из кух­ни вы­ско­чи­ла Ми­ла. — При­вет. Пло­хо вы­гля­дишь, — она при­щу­ри­ла гла­за. — Ни­ка­ких но­во­стей? Не сто­ит так пе­ре­жи­вать. Ты ско­ро за­бу­дешь обо всем. Я вски­ну­ла бро­ви. При­я­тель­ни­цу, ве­ро­ят­но, хва­тил бы удар, ес­ли бы Ро­ма бро­сил ее. — Не уве­ре­на, — от­ве­ти­ла. — Не­уже­ли по­сле все­го, что пе­ре­жи­ла, ты го­то­ва при­нять его об­рат­но? — сер­ди­то спро­си­ла Ми­ла. Я лишь по­жа­ла пле­ча­ми. В пят­ни­цу съез­ди­ла в су­пер­мар­кет, ку­пи­ла са­мое необ­хо­ди­мое. Ко­гда вы­ни­ма­ла сум­ки из ба­гаж­ни­ка, ко мне по­до­шла со­сед­ка с тре­тье­го эта­жа. — При­вет. Ве­че­рин­ка на­ме­ча­ет­ся? Смот­рю, ты се­го­дня с про­дук­та­ми, Ар­тем вче­ра за­ку­пал­ся. Еще уди­ви­лась, что так да­ле­ко от до­ма. Я су­до­рож­но сглот­ну­ла. — А где ты его ви­де­ла? — У по­дру­ги на Поз­ня­ках бы­ла, мы с ней в су­пер­мар­кет хо­ди­ли. Зна­чит, он не из­ме­нил на­шей при­выч­ке за­ку­пать­ся в пят­ни­цу ве­че­ром... По­ни­ма­ла, что встре­ча на про­ти­во­по­лож­ном кон­це го­ро­да мо­жет быть слу­чай­но­стью, но в сле­ду­ю­щую пят­ни­цу, от­про­сив­шись по­рань­ше, при­пар­ко­ва­лась воз­ле вхо­да в ма­га­зин и при­ня­лась ждать... Я уже со­би­ра­лась уез­жать, ко­гда уви­де­ла Ар­те­ма, с па­ке­том в ру­ках то­роп­ли­во свер­нув­ше­го за угол. Вы­ско­чи­ла из ма­ши­ны и по­шла за ним. До­гна­ла уже в до­ме. На пло­щад­ке тре­тье­го эта­жа он от­крыл дверь и со­би­рал­ся вой­ти. За­ме­тив ме­ня, вздрог­нул. — Здрав­ствуй, Ар­тем. При­гла­сишь в го­сти? — бес­це­ре­мон­но про­шла в квар­ти­ру, он рас­те­рян­но по­сто­ро­нил­ся на по­ро­ге. — Ми­лый, я сбе­жа­ла с ра­бо­ты по­рань­ше, би­тый час жду те­бя. Ми­ла сто­я­ла на по­ро­ге спаль­ни в рас­пах­ну­той клет­ча­той ру­баш­ке Ар­те­ма на го­лое те­ло. Несколь­ко се­кунд дли­лась немая сце­на. Пер­вый шок про­шел. — При­вет, Ми­ла. С ка­ких пор ты спишь с мо­им муж­чи­ной? — Во­об­ще-то он боль­ше не твой. С тех пор как бро­сил те­бя, — она при­дви­ну­лась к пар­ню и об­ня­ла его за та­лию. — Все­гда зна­ла, что ты его недо­стой­на. Я со­би­ра­юсь раз­ве­стись с Ро­мой, и мы с Те­мой по­же­ним­ся. Я мол­ча смот­ре­ла на них. — Я все объ­яс­нил те­бе в за­пис­ке. Про­сти, Яра, что так вы­шло. — В ка­кой за­пис­ке? — уди­ви­лась. — За­чем ты врешь? Я вол­но­ва­лась, об­зво­ни­ла боль­ни­цы, мор­ги… Не мог­ла спать, по­сто­ян­но ду­ма­ла об этом... Он непо­ни­ма­ю­ще уста­вил­ся на ме­ня, по­том на Ми­лу. — Ты? — спро­сил без­звуч­но, од­ни­ми гу­ба­ми. — По­че­му? Она фырк­ну­ла, опу­сти­ла гла­за. — По­то­му что хо­те­ла по­боль­нее уда­рить, — неожи­дан­но до­га­да­лась я. — Вы вме­сте со­би­ра­ли ве­щи… А ведь зво­ни­ла каж­дый день, яко­бы вол­но­ва­лась… — Да! И по­чти всю неде­лю мы бы­ли здесь, не вы­ле­за­ли из по­сте­ли, ни на ка­кую кон­фе­рен­цию я не ез­ди­ла! — пре­зри­тель­но про­це­ди­ла Ми­ла, и гла­за ее сверк­ну­ли зло­стью. Раз­вер­нув­шись, я вы­шла из квар­ти­ры. В го­ло­ве пу­сто, в ушах зве­не­ло. Луч­шая по­дру­га всю жизнь, по­хо­же, нена­ви­де­ла ме­ня... За что? По­че­му? За­висть? Оби­да? Рев­ность? Не знаю. Мы столь­ко лет вме­сте! По­свя­ща­ли друг дру­га во все тай­ны: пер­вый по­це­луй, пер­вое «хо­чу», пер­вое «нель­зя». Си­де­ли за од­ной пар­той, хи­хи­ка­ли, спи­сы­ва­ли, про­гу­ли­ва­ли уро­ки... Ду­ша дру­го­го че­ло­ве­ка — как тем­ная сто­ро­на Лу­ны. Су­мею ли пережить пре­да­тель­ство двух са­мых близ­ких лю­дей?

С дет­ских лет мы с Ми­лой бы­ли луч­ши­ми по­дру­га­ми

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.