Вто­рой ШАНС

Кри­сти­на, 27 лет Судь­ба бы­ла ко мне очень же­сто­ка. Да и лю­ди то­же. Но это не по­вод, что­бы сво­дить сче­ты с жиз­нью...

Istorii Iz Zhizni - - FRONT PAGE -

Яо­пять це­лый день бро­ди­ла по го­ро­ду в поисках ра­бо­ты. И сно­ва — с ну­ле­вым ре­зуль­та­том. За­то про­дрог­ла, как со­ба­ка. При­дя до­мой, юрк­ну­ла в свою ком­на­ту, вклю­чи­ла элек­тро­чай­ник... Вы­ду­ла под­ряд че­ты­ре чаш­ки некреп­ко­го чая (в ко­роб­ке уже не оста­лось ни од­но­го па­ке­ти­ка, так что при­шлось за­ва­ри­вать «вто­ряк»). Немно­го со­гре­лась, а вот го­лод­ный же­лу­док об­ма­нуть лит­ром ки­пят­ка не уда­лось. В хо­ло­диль­ни­ке у ме­ня сто­я­ла ка­стрюль­ка с остат­ка­ми по­за­вче­раш­них пост­ных щей, но есть ле­дя­ной суп, ко­гда за ок­ном ми­нус два­дцать, а в ком­на­те, в луч­шем слу­чае, пят­на­дцать гра­ду­сов услов­но­го теп­ла — брр! Ми­к­ро­вол­нов­ки у ме­ня нет, и разо­греть суп мож­но бы­ло толь­ко на га­зо­вой печ­ке. Несколь­ко ми­нут во мне бо­ро­лись го­лод и острое неже­ла­ние пе­ре­се­кать­ся с оби­та­те­ля­ми на­ше­го «кло­пов­ни­ка». В кон­це кон­цов, го­лод победил. Взя­ла ка­стрюль­ку и по­то­па­ла на кух­ню. Ну, ко­неч­но, по за­ко­ну под­ло­сти все зме­ю­ки бы­ли в сбо­ре! — Яви­лась — не за­пы­ли­лась, — с нена­ви­стью про­ши­пе­ла ста­ру­ха Ано­хи­на. Эти­ми сло­ва­ми она встре­ти­ла мое по­яв­ле­ние в ком­му­нал­ке де­вять лет на­зад, ко­гда ме­ня вы­пер­ли из ин­тер­на­та. Боль­шин­ству на­ших вы­пуск­ни­ков да­ва­ли ком­на­ты в ра­бо­чей об­ща­ге, я то­же хо­те­ла с ни­ми — ско­пом лег­че обо­ро­нять­ся от «пре­ле­стей» взрос­лой жиз­ни. Но за­ве­ду­ю­щая ин­тер­на­том то­гда ска­за­ла: «Куль­ко­ва,

не вы­пенд­ри­вай­ся, ведь у те­бя же соб­ствен­ная жилплощадь име­ет­ся!» Эта ком­на­та рань­ше при­над­ле­жа­ла ба­бе Рае. По­сле ма­ми­ной ги­бе­ли она и не по­ду­ма­ла взять ме­ня к се­бе, а за­пих­ну­ла в при­ют. Про­ве­да­ла ме­ня там все­го два­жды — во вто­ром клас­се и в ше­стом. Пер­вый раз при­вез­ла пол­ки­ло ка­ра­ме­лек, во вто­рой — при­е­ха­ла с пу­сты­ми ру­ка­ми. И оба ра­за по­ли­ва­ла мою ро­ди­тель­ни­цу гря­зью: мол, тварь небла­го­дар­ная, я

а она, вме­сто то­го что­бы от­дать до­чер­ний долг и обес­пе­чить мне до­стой­ную ста­рость, ве­ны се­бе, ду­ра, ре­зать взду­ма­ла. Еще и бай­стрюч­ку свою на шею по­жи­лой жен­щине кам­нем по­ве­си­ла! На­до ли го­во­рить, что мы с ба­буш­кой не ис­пы­ты­ва­ли друг к дру­гу неж­ных чувств, и я ни­чуть не уди­ви­лась бы, узнай, что она ком­на­ту за­ве­ща­ла сек­те, в ко­то­рую за­ча­сти­ла в по­след­ние го­ды. Но ба­ба Рая, вид­но, на­де­я­лась жить веч­но, за­ве­ща­ния не на­пи­са­ла, и ее сем­на­дцать квад­рат­ных мет­ров до­ста­лись един­ствен­ной на­след­ни­це, то есть мне. Пом­ню, как впер­вые пе­ре­сту­пи­ла по­рог этой квар­ти­ры. Ста­ру­ха Ано­хи­на, всю жизнь кон­флик­то­вав­шая с ба­бой Ра­ей, встре­ти­ла ме­ня ожи­да­е­мо враж­деб­но. Осталь­ные жиль­цы — на­сто­ро­жен­но: ма­ло ли че­го мож­но ждать от этой дет­до­мов­ки. Еще нач­нет еду из холодильников ты­рить или во­об­ще нар­ко­ман­ский при­тон здесь устро­ит! Я очень хо­те­ла, что­бы со­се­ди от­но­си­лись ко мне хо­ро­шо, и изо всех сил ста­ра­лась их за­доб­рить: со все­ми здо­ро­ва­лась и же­ла­ла спо­кой­ной но­чи, все­гда вы­клю­ча­ла за со­бой свет, в ме­стах об­ще­го поль­зо­ва­ния уби­ра­ла не толь­ко, ко­гда по­ло­же­но по гра­фи­ку, но и про­сто так. А са­ма меч­та­ла, что ко­гда-ни­будь (же­ла­тель­но по­ско­рее) встре­чу пре­крас­но­го прин­ца, вый­ду за него за­муж, пе­ре­еду из этой дол­ба­ной ком­му­нал­ки в изо­ли­ро­ван­ную квар­ти­ру, на­ро­жаю де­тей — столь­ко, сколь­ко лю­би­мый муж за­хо­чет... И жизнь ста­нет за­ме­ча­тель­ной! Ра­бо­ту я на­шла без осо­бо­го тру­да — устро­и­лась про­дав­щи­цей на ры­нок. При­чем не в ка­ку­ю­ни­будь овощ­ную па­лат­ку, а в кра­си­вый па­ви­льон, тор­гу­ю­щий муж­ской одеж­дой. Здесь и по­зна­ко­ми­лась с Ан­то­ном. По­ка я по­мо­га­ла пар­ню по­до­брать курт­ку, он шу­тил и сы­пал ком­пли­мен­та­ми. По­том стал за­бе­гать еже­днев­но — уже не за об­но­ва­ми, а что­бы со мной по­об­щать­ся. Да­рил цве­ты, шо­ко­лад­ки, кус­ки те­ля­чьей и сви­ной вы­рез­ки. А еще ино­гда во­дил в ка­фе. И не в во­ню­чую че­бу­реч­ную, а в нор­маль­ные за­ве­де­ния — с му­зы­кой, чи­сты­ми сто­ли­ка­ми и при­вет­ли­вы­ми офи­ци­ант­ка­ми. Он ра­бо­тал на на­шем рын­ке руб­щи­ком мя­са, был кра­си­вым, силь­ным, вы­со­ким, бе­ло­зу­бым. Чем не принц? Од­на­ко ре­аль­ность от­ли­ча­лась от то­го, что я се­бе на­меч­та­ла. Во-пер­вых, Ан­тон, хоть и пред­ло­жил жить вме­сте, но за­муж по­ка не звал. Во-вто­рых, он рань­ше сни­мал ком­на­ту у

Ба­ба Рая не оста­ви­ла за­ве­ща­ния, по­это­му ее ком­на­та до­ста­лась мне, как на­след­ни­це Ан­тон был силь­ным, вы­со­ким, кра­си­вым. По­дар­ки де­лал мне ино­гда, чем не принц

ка­кой-то ба­буль­ки, по­это­му не я к нему пе­ре­еха­ла, а он ко мне — в це­лях эко­но­мии. «Ни­че­го, — ду­ма­ла я, — вот под­на­ко­пим де­нег, про­да­дим мои мет­ры и ку­пим вза­мен от­дель­ную квар­ти­ру. Для на­ча­ла «од­нуш­ку», а как де­ти пой­дут...» Меч­ты, меч­ты... Мой «принц» ока­зал­ся пью­щим и жут­ко рев­ни­вым. Те­перь мне ча­стень­ко при­хо­ди­лось мас­ки­ро­вать си­ня­ки то­наль­ным кре­мом или скры­вать их под длин­ны­ми ру­ка­ва­ми. Бы­ва­ло, что де­ло за­кан­чи­ва­лось и травм­пунк­том. Там я каж­дый раз вра­ла, что упа­ла с лест­ни­цы и успо­ка­и­ва­ла се­бя мерз­кой мантрой: «Бьет — зна­чит, лю­бит». Од­на­жды Ан­тон вос­пы­лал та­кой «лю­бо­вью», что на­бро­сил­ся на ме­ня с мо­лот­ком. Пер­вый удар при­шел­ся по пле­чу, вто­рым ме­тил в голову. Я от­ско­чи­ла к сто­лу, и... Да­же не пом­ню, как у ме­ня в ру­ках ока­зал­ся нож. Как вса­ди­ла его со­жи­те­лю в грудь — то­же не пом­ню. В па­мя­ти о том ве­че­ре оста­лись ка­кие-то об­рыв­ки — кро­ва­во-крас­ное пят­но на бе­лой фут­бол­ке непо­движ­но ле­жа­ще­го на по­лу Ан­тона, чей­то ис­те­рич­ный крик: «Ты его уби­ла!!!», щел­чок на­руч­ни­ков на мо­их за­пя­стьях... Бы­ла бы воз­мож­ность на­нять хо­ро­ше­го ад­во­ка­та, воз­мож­но, от­де­ла­лась бы «пя­тер­кой». А так да­ли во­семь лет. Шесть от­си­де­ла, за­тем от­ки­ну­лась по УДО. Вер­ну­лась в «род­ную» ком­му­нал­ку — а ку­да еще? Ес­ли рань­ше со­се­ди ме­ня про­сто недо­люб­ли­ва­ли, то те­перь нена­ви­де­ли. Од­на­ко от­кры­то про­яв­лять свою нена­висть опа­са­лись — а вдруг сно­ва за нож схва­чусь? «Ведь этой зеч­ке че­ло­ве­ка при­ре­зать — что два паль­ца обос­сать!» ...Уже тре­тий ме­сяц я без­успеш­но пы­та­лась най­ти хоть ка­ку­ю­ни­будь ра­бо­ту. Но, вид­но, го­ды, про­ве­ден­ные в ко­ло­нии, на­ло­жи­ли свой от­пе­ча­ток. Пер­вый во­прос, ко­то­рый за­да­ва­ли на каж­дом со­бе­се­до­ва­нии: «Си­де­ла?» И да­же ес­ли от­ве­ча­ла на него от­ри­ца­тель­но, мне все рав­но не ве­ри­ли. А в ито­ге — ку­киш с мас­лом те­бе, а не ра­бо­та! От го­ло­да не да­ва­ли по­дох­нуть две мои дет­до­мов­ские по­дру­ги — ино­гда под­ки­ды­ва­ли день­жат. Но они са­ми еле сво­ди­ли кон­цы с кон­ца­ми. К то­му же у обе­их де­ти — их бы на­кор­мить. По­ни­ма­ла, что у ма­лых ку­сок от­ни­маю, но день­ги все рав­но бра­ла: ко­гда жи­вот от го­ло­да сво­дит, не до бла­го­род­ства! А по­том «гу­ма­ни­тар­ка» вне­зап­но за­кон­чи­лась — у Люд­ки се­рьез­но за­бо­лел стар­ший сын, а Ан­жел­ку бро­сил муж. Жить со­всем рас­хо­те­лось: ра­бо­ты нет, де­нег нет, род­ствен­ни­ков — ни­ко­го, со­се­ди спят и ви­дят, что­бы от ме­ня из­ба­вит­ся... Так, мо­жет, сде­лать им та­кой по­да­рок? Пе­ре­ре­зать ве­ны, как ма­ма, я не мог­ла — по­сле убий­ства Ан­тона «от­клю­ча­юсь» при ви­де кро­ви... По­шла на мост, ста­ла смот­реть на чер­ную во­ду. Пла­вать я не умею, так что дол­го му­чить­ся не при­дет­ся. Вот со­бе­русь с ду­хом, и... Я уже по­чти пе­ре­лез­ла че­рез пе­ри­ла и вдруг по­ду­ма­ла: «Ка­ко­го чер­та?! Мо­ло­дая, здо­ро­вая — с че­го мне то­пить­ся? Судь­ба не да­ет вто­ро­го шан­са? Пле­вать! Я са­ма его возь­му! Про­дам свою ком­на­ту в сто­ли­це, куп­лю до­мик в се­ле, там с ого­ро­да все­гда мож­но бу­дет про­кор­мить­ся. И лю­ди в глу­бин­ке, воз­мож­но, добрее... Ни­че­го, бу­дет еще и на мо­ей ули­це праздник!

Со­се­ди с нена­ви­стью ши­пе­ли мне в спи­ну: «Хоть бы ты сдох­ла, зеч­ка про­кля­тая!»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.